Культурный раздел

Дата публикации

США не смогут занять главенствующую позицию в мире. Даже в мире МВА, хотя выпускников с маркировкой "сделано в США" действительно можно встретить во всех уголках мира. Британские и европейские МВА сохранят свои характерные черты, а бизнес-школы по эту сторону океана продолжат свою борьбу за сохранение традиций. По всей видимости, американцам лучше просто оставить свои попытки провести в жизнь всемирную стандартизацию бизнес-образования по своему образцу.

Кто это сказал? Человек, имеющий бесспорное право на собственное мнение в таких вопросах. Профессор Говард Томас, являющийся не только деканом Warwick Business School, одной из ведущих бизнес-школ Британии, но и бывшим председателем AACSB International (the Association to Advance Collegiate Schools of Business), ведущей американской организации по проведению аккредитации программ МВА. Не так давно нам стало известно, что AACSB планирует получить статус всемирной, тем самым вытеснив с рынка своих британских и европейских конкурентов. Подтекст заявления профессора Томаса в данном случае: "И не пытайтесь".

Немаловажный факт: для того чтобы сделать такое громкое публичное заявление, профессор Томас использовал журнал BizEd, принадлежащий AACSB. Оно просто не может остаться незамеченным или получить презрительные комментарии. Его мнение нельзя игнорировать, как если бы он представлял только Англию или только Европу. Хотя он и родился в Уэльсе, он является гражданином США. До момента его назначения на должность декана школы Warwick в 2000 году он провел девять лет на посту декана College of Commerce and Business Administration at the University of Illinois at Urbana-Champaign. Он занимал ключевые позиции в ведущих бизнес-школах Австралии, Бельгии, Австрии, Англии и США. Он является членом совета директоров AACSB и базирующегося в Брюсселе Европейского фонда развития менеджмента, европейских соперников AACSB.

Поэтому когда из его уст звучат слова "Глобализация не является американизацией", к ним прислушиваются и американцы, и европейцы. Он пишет: "Представители системы образования по всему миру много раз пытались ввести принципы международного образования, построенные по примеру существующих в США моделей, но все эти попытки были абсурдны".

Его статья может быть использована как мощное средство поддержки европейских бизнес-школ, прилагающих массу усилий для того, чтобы Болонская конвенция действительно начала работать. Подписанная в 1999 году министрами образования из 29 стран, Болонская конвенция была разработана для определения параметров и стандартов высшего образования. В ней говорится о "едином пространстве европейского высшего образования", к которому планируется прийти в течение десяти лет.

Однако глобализация не может продвигаться, если европейские и американские школы создадут два противоположных лагеря и не будут признавать друг друга. Студенты из Европы хотят иметь возможность работать в США. Для этого нужно, чтобы их дипломы признавались не только в Европе. Американские студенты также должны иметь возможность без проблем искать работу в Европе. Но профессор Томас просит нас не забывать о том,  что "эволюция и развитие бизнеса и образовательных учреждений в США и в Европе шла по пути, который был обусловлен уникальными культурными, экономическими и политическими условиями этих различных по своей природе регионов".

В США история программ МВА уже насчитывает сто лет, в то время как в европейских странах бизнес-школы появились лишь в 80-х годах прошлого века. Британия шла во главе Европы. Первые выпускники бизнес-школ в начале 80-х вышли из London Business School. Однако Европа не переняла Американскую модель в ее неизменном виде. США, как и во многих других вопросах, единственным возможным способом считали привлечение частной инициативы. Поэтому в подавляющем большинстве случаев ставка делалась исключительно на поддержку частных лиц.

В Европе государство сыграло в процессе становления бизнес-образования далеко не последнюю роль. В результате, как пишет Томас, "европейские бизнес-школы стали в меньшей степени стандартизированными и более гибкими". У них заняло много времени добиться того, чтобы быть признанными в своих странах как часть образовательной системы. Особенно яркий пример - Франция, где стремительно растущие бизнес-школы вписались в устоявшуюся систему образования этой страны.

В Британии обучение на дневной программе МВА занимает один год, кроме London Business School, где нужно учиться два года. В США двухгодичный курс дневного обучения - это стандарт. Это ни в коем случае не означает, что американские программы в два раза лучше. Это даже не означает вообще никакого превосходства. Вечерние программы МВА, часто называемые Executive MBA, рассчитаны на слушателей, уже занимающих высокие позиции в своих компаниях и проходящих обучение в свое свободное время. Первые такие программы появились в Европе и все еще больше распространены там по сравнению с США.

Многие различия - вопрос принадлежности к какой-либо стране, говорит профессор Томас. "В Америке студенты зачастую копят деньги на обучение в бизнес-школе, чтобы затем полностью посвятить себя достижению своей цели. В большинстве европейских компаний двухгодичный курс будет неприемлемым вариантом, поскольку большинство потенциальных слушателей программ МВА не готовы к тому, чтобы посвятить два года своей жизни получению образования. Это - продукты различных культур".

Две культуры постепенно приходят к большему взаимопониманию. Не так давно участники американских программ МВА проводили так называемые "турне" по европейским странам, они посещали 12 стран, и это обычно занимало у них 20 дней. Теперь они проводят в одной стране по месяцу или даже по семестру. Возможно, что теперь американские бизнесмены и бизнес-леди не будут чувствовать враждебность к европейской культуре.

 


Комментарии Фейсбук Вконтакте