Куда пойти учиться: плюсы и минусы бизнес-образования в РФ

Дата публикации

Газета "Комсомольская правда" на своем сайте провела опрос, как россияне относятся к бизнес-образованию. В опросе приняло участие 2,5 тыс. человек, которые отвечали на вопросы о том, что им известно об MBA, хотели бы они получить бизнес-образование и расширить свои карьерные возможности и проч. Как выяснилось, большинство респондентов знает, что такое МВА, (около 56%) и хотело бы получить бизнес-образование (около 66%), однако значительно меньше (около 26%) готовы платить за МВА, а еще меньше (около 16%) знает подробности о программах МВА.

О том, каким является сегодняшнее российское бизнес-образование и каковы перспективы его дальнейшего развития, что такое МВА и каково его место в системе бизнес-образования в России и в мире, а также о том, на что следует ориентироваться при выборе бизнес-школы, шла речь в среду, 25 октября, в ходе круглого стола "Бизнес-образование в России", который провел издательский дом "Комсомольская правда".

Сегодня, отметила декан Высшей школы финансового менеджмента Академии народного хозяйства при Правительстве РФ Елена Лобанова, бизнес-школы в России появляются с невероятной скоростью, и она в целом позитивно оценила это явление. Однако при этом она подчеркнула, что лидеров делового образования в нашей стране не так уж много: лишь около 10 учебных заведений. При этом, по словам Е.Лобановой, "главное, что есть спрос на бизнес-образование". Тем не менее в России появилась и "графомания в бизнес-образовании", с которой необходимо бороться. Как раз для этого и нужны лидеры в данной сфере, которые могли бы определять общие тенденции образования и формировать его качество.

Е.Лобанова отметила, что деловое образование не ограничивается исключительно МВА. МВА, пояснила она, – это "мастер делового администрирования", эта программа дает представление о том, "как делать работу", учит принимать управленческие решения различного уровня, ни больше и ни меньше. Однако, отметила она, в России МВА воспринимается как "путь в светлое будущее". Более того, в нашей стране МВА считают чем-то однородным, хотя в мире сегодня существуют тенденции дифференциации программ МВА в связи с ориентированностью их на ряд профессиональных ниш. Кроме того, помимо МВА, существует множество и других программ бизнес-обучения, в том числе Master of science, которая рассчитана, в отличие от МВА, на подготовку не управленцев, а аналитиков.

Российской проблемой Е.Лобанова назвала и то, что деловая среда еще не готова к восприятию специалистов с качественным бизнес-образованием, в том числе и получивших МВА. "Качественные знания делают выпускников МВА несчастными людьми: их не понимают в компаниях", – пояснила она, следовательно, считает Е.Лобанова, необходимо формировать команды управленцев из слушателей программ.

В целом же, отметила она, "с МВА мы заявляем о своем праве войти в европейское образовательное пространство".

Вице-президент РСПП Игорь Костиков, кроме того, отметил, что выпускников МВА, как правило, характеризуют завышенные карьерные и зарплатные ожидания, а также желание часто менять место работы. Он сообщил, что в России пока многие приходят учиться в бизнес-школы исключительно за аттестатом, у них нет цели получения качественных знаний, слушатели не готовы работать самостоятельно. Одной из серьезных проблем делового образования в РФ он назвал недостаточное качество, да и количество программ, направленных на подготовку управленческих кадров среднего звена. Проблема это объясняется, по словам И.Костикова, в том числе и тем, что в стране попросту нет спроса на таких специалистов. Кроме того, хотя сегодня восполнен существовавший несколько лет назад дефицит в управленческих кадрах сферы экономики и финансов, но теперь появился другой пробел – практически исчез инженерный корпус, говорить же об инженерах с МВА не приходится вовсе. Также к проблемам он отнес и то, что сегодня в России не существует общественной оценки качества работы ведущих менеджеров, на которую можно было бы ориентироваться. В обществе нет и понимания стоимости профессионального труда, зачастую зарплатные ожидания даже неквалифицированных сотрудников весьма завышены.

Декан факультета "Инженерный бизнес и менеджмент" МГТУ им. Н.Э.Баумана Ирина Омельченко не согласилась с И.Костиковым в том, что сегодняшние студенты стремятся получить бизнес-образование ради диплома. Напротив, она уверена, что нынешние слушатели "требуют знаний". Однако она отметила другую проблему – низкий уровень общего образования, которое должно быть базой для дополнительного, в том числе и делового. И.Омельченко сообщила, что МГТУ позиционирует свой МВА как "МВА высоких технологий", и подчеркнула, что российское экономическое образование следует усилить инженерным, с тем чтобы выпускники-управленцы понимали специфику будущей работы. Она уверена, что в профессиональной подготовке "должна присутствовать связка "экономист-инженер-менеджер". Сегодня, сообщила И.Омельченко, уже ведется подготовка таких специалистов, как инженер-менеджер и экономист-менеджер.

Директор Межотраслевого института развития инновационных технологий (МИРИТ) МГТУ "Станкин" Юлия Еленева согласилась с коллегой. "Менеджерское образование хорошо ложится на техническое", – сказала она. Характеризуя основные направления развития бизнес-школ, Ю.Еленева сообщила, что в настоящее время отмечается их отраслевая дифференциация, однако, считает она, и у специализации должны существовать разумные пределы, иначе курсы будут неинформативными и чрезмерно краткими. Также она оценила и развивающийся в настоящее время дистанционный МВА, причем отнеслась к нему негативно. Ю.Еленева считает, что основным преимуществом МВА является непосредственный контакт слушателей друг с другом и с преподавателем, без которого утрачивается одна из основ этой программы. Также негативно она оценила и стремление усиливать при преподавании МВА ориентацию на приобретение навыка: она считает, что в данной программе должна быть сохранена академическая составляющая.

Директор Института мировой экономки и бизнеса РУДН Юрий Мосейкин крайне негативно оценил правительственное решение о создании двух бизнес-школы (в Москве и в Санкт-Петербурге), которые будут получать приоритетную поддержку в обход существовавшей долгие годы системы российского бизнес-образования. "Это несправедливо", – считает он. Среди проблем российского делового образования он отметил нехватку качественных преподавательских кадров, которые умели бы пользоваться кейсовыми технологиями, вести тренинговые занятия, а не просто читать лекции.

В целом участники круглого стола отмечали важность развития российского МВА, однако подчеркивали, что существует и множество других программ бизнес-образования, и человеку следует прежде всего определиться с целью получения такого образования.

Комментарии Фейсбук Вконтакте