Играющие тренеры

Дата публикации

Кадры, как известно, решают все. Особенно, если это кадры преподавательские. Неважно, учитесь вы в школе, в вузе или на курсах переподготовки, — стопроцентный успех гарантирован лишь в том случае, если в аудитории перед вами мэтр, которому Богом ниспослан дар учить. С этого номера мы начинаем серию публикаций, посвященных преподавателям различных учебных заведений в России и за рубежом.
Руководители российских бизнес-школ обычно преподают наравне с рядовыми профессорами. Первый проректор МИРБИСа Татьяна Комиссарова называет себя и своих коллег "играющими тренерами". Ректор Высшей коммерческой школы при МВЭС РФ Владимир Буренин убежден, что если бы он полностью отказался от административной работы, то наверняка стал бы очень популярным преподавателем — опыт, связи и навыки управления сыграли бы свою роль.
Впрочем, топ-менеджеры бизнес-образования и без того пользуются спросом у студенческой аудитории. В Высшей школе международного бизнеса ежегодно проводится анкетирование слушателей, в ходе которого они оценивают тех, кто их учит. И ректор ВШМБ Леонид Евенко каждый год занимает в рейтинге преподавателей одно из первых мест.
Первые лица бизнес-школ обычно жалуются на то, что им не хватает времени общаться со слушателями. Время уходит не столько на административную работу, сколько на разработку стратегии развития своих компаний. Именно эти люди заложили основы российского бизнес-образования, они и сейчас в поте лица продолжают совершенствовать пока еще недостаточно отлаженную систему. Бизнес-образование для них стало собственным бизнесом. Начав с нуля, они "раскручивают" его в течение десяти лет.

Физик

Вначале был Буренин... Этим словами, наверное, можно начать книгу по истории российского бизнес-образования. Ректор Высшей коммерческой школы при МВЭС Владимир Буренин, первый президент Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО), пожалуй, единственный из нынешних руководителей бизнес-образования, стоявший у его истоков. Выпускник МАТИ, он в 25 лет защитил кандидатскую, посвященную крылатым ракетам, и перешел на работу во Внешторг — там требовались специалисты, знающие электронику. Занялся исследованиями, стал завкафедрой управления в Академии внешней торговли, а вскоре еще и проректором по науке. Докторскую защитил в МГИМО...
В этой, казалось бы, типичной биографии советского управленца есть один эпизод, коренным образом повлиявший на дальнейшую судьбу Буренина. В 1978 году — "застой" был в самом разгаре — в числе десяти советских специалистов Владимир Арсеньевич учился по программе MBA в Международном институте управления (IMI) в Женеве. В это время десять европейцев учились в Академии внешней торговли. Это была уникальная для тех времен программа обмена с капстраной.
Буренин был в числе тех, кто готовил постановление ЦК и Совмина 1986 года о предоставлении предприятиям права выхода на внешние рынки. Для того чтобы на эти рынки выходить, нужны специалисты нового типа, а существующая система образования не могла наладить их массовый выпуск. Два следующих постановления — о коренной реформе подготовки кадров для внешнеэкономической деятельности и об открытии двух коммерческих школ — лоббировали в течение двух лет. Две высшие коммерческие школы (слово "бизнес" тогда произносить боялись), одну из которых возглавил Буренин, начали занятия 3 октября 1988 года. Школа Буренина стала переучивать производственников, школа при Академии народного хозяйства, которую два года спустя возглавит Леонид Евенко, — руководителей регионов.
"Когда через три месяца после открытия к нам пришел первый ревизор, — вспоминает Буренин, — и мы рассказали, что берем деньги со слушателей, у него аж глаза заблестели. Он решил, что нас сразу можно сажать". В первые годы конкурс в Высшую коммерческую школу при МВЭС России доходил до 11 человек на место. Буренин ориентировал школу на краткосрочные и среднесрочные программы. Центр корпоративного обучения ВКШ по сей день имеет высокую репутацию, хотя рынок таких программ "просел" уже в первой половине 90-х. Программа MBA была открыта лишь в 1995 году совместно с французским институтом IEMI, а совсем недавно, вслед за питерским Институтом международного менеджмента, она получила общественную аккредитацию РАБО.
"Я одновременно и преподаватель, и чиновник, — рассуждает Буренин. — Для меня прочитать лекцию где-нибудь на стороне — большая проблема, потому что не хватает времени". Тем не менее он ведет занятия в своей школе, в Академии внешней торговли, в Институте евроменеджмента АНХ. Его специализация — организационное развитие, управление внешнеэкономическими связями, стратегический менеджмент. Как положено преподавателю программы MBA, Буренин активно консультирует. Сейчас он работает с "Лукойлом" — помогает создавать дочернюю компанию, которая будет заниматься перевозкой нефтепродуктов: "У нас на программе MВА учится человек, который ее возглавит. Он приносит свои предложения, а я их корректирую. Например, отвечаю на вопросы, какое место компания займет в холдинге, как решить проблему разделения финансов". Еще один клиент Буренина — "ВымпелКом" (торговая марка "Би-лайн"): здесь он помогает решить проблемы совершенствования структуры управления и развития системы стратегического менеджмента.
Буренина считают руководителем старой закалки, "осколком" первой волны предпринимательства. Если ехать из центра по Ленинградскому шоссе, с моста через Химкинское водохранилище хорошо видна синяя крыша его школы. Побывав в ВКШ, я не могла отделаться от ощущения, что нахожусь в советской гостинице средней руки: кажется, даже запах здесь сохранился с конца 80-х годов. В первой российской бизнес-школе нет внешнего лоска МИРБИСа или Академии народного хозяйства. При этом она делает качественные программы. В числе корпоративных клиентов ВКШ — Сбербанк, Wimm-Bill-Dann, Новолипецкий комбинат, "Интурист" и многие другие солидные компании.

Экономист

Леонид Евенко возглавил Высшую коммерческую школу при АНХ (позже Высшую школу международного бизнеса) в 1990 году. Работали там двенадцать человек. "Десять человек я выгнал, сто восемь набрал", — вспоминает он. Путь Леонида Ивановича в бизнес-образование лежал через науку. Выпускник "Плешки" (Института народного хозяйства имени Плеханова) по специальности "Экономическая кибернетика", он в 23 года стал читать поточные курсы в своем вузе — на лекциях сидели его партнеры по преферансу. Специалист по математическим методам, Евенко ездил с лекциями по регионам и уже тогда занимался консультированием. По заказу Верхневолжского совнархоза делал проект размещения предприятий по производству железобетона в районе Жигулевских гор. Работа потянула на кандидатскую диссертацию. "Диссертации не пишутся нарочно, — рассуждает Евенко. — Просто на определенном этапе нужно оформлять результаты своих исследований".
В 1968 году Евенко пригласили в Институт США и Канады, где он стал изучать теорию и практику менеджмента в условиях рынка — уникальный опыт по тем временам. Написал десяток книг, защитил докторскую, стал заведующим отделом управления. Открылись потрясающие возможности выезда за рубеж — с тех пор он почти каждый год летал в США. И хотя он был и остается российским специалистом номер один именно по американскому менеджменту, его интересы гораздо шире. Еще в советские времена он объездил Европу и Азию. Евенко вспоминает, как благодаря случайной встрече он попал в Японию. Гуляя по Лондону, он встретил своего коллегу — директора Центрального экономико-математического института, который шел в задумчивости. Евенко сказал: "Здравствуй, Леша. О чем ты думаешь в этот морозный солнечный день?". Тот отвечал: "Я думаю о Японии. Есть возможность получить грант на девять месяцев, но на девять меня не отпустят. Давай его поделим". В Москве друзья пришли в президиум Академии наук и, как договаривались, поделили грант.
В конце 80-х Евенко вместе с коллегами создал кооператив "Инфоком" (информация, консультирование), разрабатывавший, в частности, проект создания свободных экономических зон. Потом стал директором российско-американского учебно-консалтингового предприятия "АМСКОРТ Интернешнл", которое отпочковалось от кооператива. Но в 1990 году оставил свое детище, занявшись школой бизнеса: "Я несколько десятилетий изучал, как учат бизнесу во всем мире, и теперь я получил возможность делать это сам. Создана школа, которая воплощает идеи мои и моих коллег, сюда пришли люди, которые нам поверили и которых мы должны научить. Вообще, я живу второй жизнью".
Именно MBA ВШМБ, запущенную в 1992 году, часто называют эталоном российского варианта этой программы, а самого Евенко, в 1995 году сменившего Буренина на посту президента РАБО, — отцом российской MBA. Он досконально изучил опыт внедрения MBA в США и Европе (недавно он выпустил об этом книгу). Именно ему принадлежит идея огосударствления российской MBA. С начала 90-х он упорно предлагал создать российский стандарт MBA сменяющим друг друга министрам образования. Владимир Филиппов оказался податливее своих предшественников, и, похоже, мечта Леонида Ивановича наконец-то осуществится. Ни у кого нет сомнений, что ВШМБ войдет в первую десятку бизнес-школ, которые в этом году получат право выдавать диплом государственного образца.
На столе в кабинете Евенко стоит табличка с надписью "Think", обращенная к посетителю. Волей-неволей задумаешься, прежде чем начать беседу. Но через пару минут расслабляешься — Леонид Иванович удивительно комфортен в общении. Постоянные шутки, занятные истории, наверное, очень помогают ему в преподавательской работе. Специалист по hard-management (так называемый "жесткий компонент"), он читает общий и стратегический менеджмент, управление персоналом, а своим фирменным курсом считает "Организационное проектирование". Преподает не только в ВШМБ, но и в школе бизнеса МИРБИС, Высшей школе экономики, а последнее время еще и в учебных консорциумах, обучающих слушателей программы подготовки управленческих кадров (так называемая "президентская" программа). Евенко является научным руководителем экспертного совета этой программы, представляет Россию в совете EFMD (European Foundation for Management Development) и в Ассоциации бизнес-образования Центральной и Восточной Европы.
Леонид Иванович порой тяготится обилием общественной работы. Недавно он сказал мне, что в 2000 году свернет общественную деятельность и вернется в науку: "Я не могу жить без исследований. Последнее время я много занимался организационным проектированием, стратегическим управлением и хочу написать об этом книгу".

Психолог

В 1997 году на конкурсе Торгово-промышленной палаты РФ первый проректор школы бизнеса МИРБИС при РЭА имени Плеханова Татьяна Комиссарова была названа "Женщиной года" (в числе мужчин года оказался, к примеру, губернатор Новгородской области). Не спросив ее согласия, на эту премию г-жу Комиссарову выдвинули думская фракция "Женщины России", которую она когда-то консультировала, и президент республики Коми, с которым она даже не была знакома. На церемонии он пояснил причины свой рекомендации так: "У меня к вам корыстный интерес. Я хочу, чтобы вы помогли организовать бизнес-образование в Коми"...
Татьяна Алексеевна пришла в бизнес-образование из психологии, хотя психологом себя не считает. В Ташкенте поступила на психфак местного университета и через три года перевелась в МГУ (это была совместная программа подготовки кадров из братских республик). По распределению попала в Институт психологии Академии наук, где в лаборатории психологических проблем профподготовки изучала психологию труда в особых условиях: как подбирать людей для работы в ситуациях победы или поражения. Объясняла, как сократить пограничные расчеты с трех человек до двух (сейчас в наряд ходит по два пограничника). Слушала лекции по теории вероятности и математической теории игр в "Бауманке" (МВТУ им. Баумана), вечерами сидела в Ленинской библиотеке, изучая шахматные игры военачальников. "Не могу передать, как это мне помогает сейчас, — считает Комиссарова. — К тем знаниям прибавилась работа в бизнесе, и это дает потрясающий синергетический эффект".
В 1985 году Комиссарова попала под сокращение штатов. После восьми месяцев непрерывных поисков устроилась в Институт повышения квалификации химпрома: "Когда мне рассказывают, что человек сейчас не может найти работу, — извините, я в это не верю". На базе института работал неформальный клуб первых в СССР тренеров-"деловиков", и Комиссарова занялась тренингами эффективных коммуникаций. Опыт работы с нефтяными генералами в химпроме не прошел даром: "Я была на многих промышленных предприятиях, знаю их изнутри. Когда к нам в МИРБИС приходят клиенты-корпоративщики заказывать тренинг, мне легко с ними общаться — я изнутри знаю их профессиональные проблемы".
С конца 80-х Комиссарова стала работать в передвижной школе менеджеров — ее создали в Кишиневе почти одновременно с Высшей коммерческой школой Буренина. Десять преподавателей за пару лет объездили двадцать пять регионов страны, в каждом из которых устраивали десятидневные курсы для руководителей. "После одного выезда увозили по полторы тысячи рублей на каждого — огромные деньги по тем временам", — вспоминает Комиссарова. Когда стали набирать силу стационарные школы, передвижная школа закрылась, а Татьяна Алексеевна ушла в МИРБИС. Ее первыми проектами на должности главного специалиста стали программа переподготовки военнослужащих "ДЕМОС" и российско-американская программа переподготовки менеджеров-консультантов.
Дальше — движение вверх. В 1993 году Комиссарова становится директором MBA. В одном из интервью она призналась, что MBA МИРБИСа, запущенная в 1990 году, с треском провалилась, поскольку представляла собой "кальку" итальянской программы. Нужно было делать что-то свое. МИРБИС открывает карьерный центр, помогающий выпускникам школы в трудоустройстве. Леонид Евенко, заметив успехи Комиссаровой, пригласил ее в ВШМБ — она стала работать там по совместительству, также делая job-placement для студентов MBA. Тогда-то о Комиссаровой заговорили в профессиональном сообществе — в бизнес-образовании неожиданно появился еще один лидер. Четыре года назад директор финансово-банковской школы при Финакадемии Алексей Жданов рассказывал мне, что тоже "мечтал сманить Комиссарову". В МИРБИС Татьяна Алексеевна вернулась с повышением: сначала стала проректором по учебной работе, затем первым проректором.
В профессиональном сообществе считается, что у Комиссаровой особое чутье на рынок образовательных услуг. Все программы, которые она "выводила", — MBA на базе второго высшего образования, MBA со специализацией (маркетинг и финансы) — оказывались весьма плодотворны. В этом году Комиссарова запустила уникальную для России программму по управлению человеческими ресурсами для топ-менеджеров, перед которой открыт колоссальный рынок. В "президентской" программе на правах профессионального психолога она курирует отбор кандидатов.
Первый проректор МИРБИСа ведет тренинги по эффективным навыкам менеджера в ВШМБ. В Институте бизнеса и делового администрирования и в собственной школе читает "Управление человеческими ресурсами". Организационное поведение и поведение потребителя — два фирменных курса, которые она читает только в МИРБИСе (два года назад "Поведение потребителя" Комиссаровой получил третью премию на конкурсе Национального фонда подготовки кадров). Комиссарова много консультирует, проводит тренинги в компаниях ("Совинцентр", Баярд", "Аско" и проч.). Ее конек и самая большая страсть сегодня — организационное консультирование по стратегическому маркетингу.

Педагог

Сергей Филонович провалился на физфаке МГУ — помешал "пятый пункт", а потому поступил в Ленинский пединститут. Педагогическое образование сыграло ключевую роль в его судьбе — может быть, отчасти благодаря физфаку пединститута в последние два-три года Филонович стал самым модным преподавателем в московских бизнес-школах. Начинал он как учитель физики. Работал на кафедре экспериментальной физики, увлекался историей науки — защитил докторскую по истории физического эксперимента.
Поворот в судьбе Сергея Ростиславовича произошел в 1989 году, когда руководство пединститута рекомендовало его Госкомитету народного образования для организации школьных обменов Американской полевой службы (American Field Service). Руководитель AFS Стивен Райнсмит стал близким другом Филоновича — фотография Райнсмита и сейчас стоит на полке в его квартире. Проректор МГУ Владимир Добреньков уговорил Райнсмита возглавить кафедру социологии организаций на социологическом факультете. "Я Стиву тогда помогал, — вспоминает Филонович, — переводил, составлял график встреч, давал советы. Ему нужен был заместитель на кафедру, и мы его искали года полтора. В конце концов Стив предложил эту должность мне".
В 1992 году Райнсмит рекомендовал Филоновича группе американских бизнесменов, решивших "раскрутить" производство и продажу попкорна в России и искавших российского менеджера, который бы этим занялся. "Я люблю то, что американцы называют непереводимым словом challenge, — говорит Филонович. — Поэтому и согласился". Начинали с импорта сырья и оборудования, потом перешли на все отечественное. Кукурузу выращивали в Краснодарском крае, машины делали на НПО "Квант", соль "Экстра" мололи в Институте образивных порошков. "Я приобрел замечательный организаторский опыт, хотя, в общем, имел его и раньше, — рассуждает Филонович. — Ведь я несколько раз был руководителем в стройотрядах".
Раскрутив попкорн, Филонович оставил бизнес и вместе с Райнсмитом — профессиональным консультантом по менеджменту — занялся консультированием. Одновременно он преподавал на соцфаке, и его кафедра пользовалась огромной популярностью: в 1994 году из 110 выпускников у него защитились 36 человек. Филонович также курировал Университет бизнеса и управления, созданный югославской компанией "Братья Карич" и соцфаком МГУ.
В 1995 году Филоновича пригласили в Высшую школу экономики, и именно здесь начался расцвет его карьеры профессора менеджмента. Когда ректор Ярослав Кузьминов спросил, какие у него карьерные амбиции, Филонович ответил: "Они равны нулю. Я хочу быть просто профессором и не заниматься административной работой". Филонович считается авторитетным специалистом по гуманитарным аспектам менеджмента — так называемому soft-management: "Меня интересует та часть менеджмента, которая не теоретизируется, где нельзя выработать жестких алгоритмов".
В Институте экономики и бизнеса АНХ Филонович читает общий менеджмент, в Институте бизнеса и делового администрирования — курс эффективных коммуникаций и спецкурс "Управление изменениями", в Высшей школе международного бизнеса — "Управление изменениями". Здесь же ведет серию тренингов (эффективные коммуникации, лидерство, team-building). Кроме того, в Высшей школе экономики он читает "Эффективные коммуникации", "Сравнительный менеджмент" (функция менеджера в разных национальных бизнес-культурах), "Управленческое консультирование", "Практические навыки менеджера" (самоанализ, управление внутренними конфликтами, управление стрессами). В этом году Филонович начнет вести курс "Консалтинг и динамика развития организаций" в МИРБИСе на программе "Стратегическое управление человеческими ресурсами". Как и другие преподаватели, Филонович учит слушателей "президентской" программы, концепцию которой он собственноручно писал два года назад.
Самый "свежий" проект Филоновича — открытие в Высшей школе экономики школы бизнеса, которая примет первых слушателей уже в октябре: "Я согласился стать деканом, потому что можно сделать интересный и качественный проект. У меня будет исполнительный директор, который возьмет на себя оргвопросы, и я смогу преподавать, как и раньше".
Гендиректор Национального фонда подготовки кадров Сергей Семенцов сказал однажды Сергею Ростиславовичу: "Ты стал Филоновичем, потому что у тебя не было административной нагрузки". Татьяна Комиссарова добавляет: "Филонович хочет работать творчески и заниматься саморазвитием. Он никогда не будет зарабатывать деньги в одном месте".
По такому принципу, кстати, работает большинство руководителей бизнес-школ, считающих себя весьма обеспеченными людьми. Что, наверное, характеризует их бизнес с лучшей стороны: продавая некачественный продукт, трудно создать себе репутацию и уж тем более иметь стабильный доход. А топ-менеджеры российского бизнес-образования не жалуются на жизнь и с оптимизмом смотрят в будущее.


Комментарии Фейсбук Вконтакте