Интервью с председателем приемной комиссии Cornell Business School

Дата публикации

Говорите правду, не пытайтесь угадать, что мы хотели бы от вас услышать...

 

Натали Гринблат, председатель приемной комиссии и стипендиальной комиссии Джонсоновской школы управления при Корнелльском университете, дает советы потенциальным студентам.

 

7 февраля 2002 года нашим гостем была Натали Гринблат, председатель приемной комиссии и отдела финансовой помощи бизнес-школы Cornell. До работы в Джонсоновской школе Гринблат занимала различные посты в приемных и стипендиальных комиссиях в бизнес-школе Michigan, где 1987 году она получила степень MBA. Кроме этого ей довелось работать в управлении розничной торговли и покупок в компании Federated Department Stores. С Натали Гринблат разговаривал корреспондент BusinessWeek Мика Шнайдер.

 

Вопрос: У какого человека больше всего шансов поступить в Cornell?

 

Ответ: У лидера. Нам интересны люди, которые не просто будут показывать отличные результаты в сфере академической успеваемости, но те, кто способен вести за собой других. Главное, что нас интересует - это наличие у человека способности оценивать ситуацию и пользоваться открывающимися возможностями для упрочения положения своей фирмы, или, если хотите, создавать такие возможности самому. Это, на наш взгляд, особенно отличает настоящих лидеров; обладание таким качеством предполагает способность мыслить независимо и работать в команде. Эти качества особенно у нас ценятся. Людей, которые способны достичь поставленной цели, довольно много, но мы ищем тех, кто способен на большее - тех, чьи решения могут стать поворотными.

 

И, конечно, важно, чтобы наш потенциальный студент хорошо понимал, что он из себя на самом деле представляет, хорошо знал, что такое Cornell и понимал, как обучение в ней поможет ему достичь своих целей.

 

В: Как же в Корнелле определяют, обладает заявитель такими качествами или нет? Как это понять по документам?

 

О: Для начала мы смотрим на академические успехи заявителя: какие курсы он прослушал, какие оценки получил, в каком учебном заведении, какие были у него нагрузки в течение обучения, динамику всех этих показателей (естественно, она должна быть прогрессивной). Мы также смотрим на то, какую жизнь поступающий вел вне своего учебного заведения, потому что это зачастую сказывается на оценках. Кроме собственно изучения заявления, мы проводим личные собеседования, требуем писать эссе - все это позволяет приемной комиссии составить четкую картину, кто перед ними стоит. Мы просим заявителей рассказать, каких конкретных результатов им удавалось достичь, что они делали.

 

В: Зайдем теперь с другой стороны. Какие люди вам не подходят?

 

О: Есть вещи, наличие которых в заявлении заставляет нас его отклонить. Одна из них, может быть, наиболее фатальная - когда заявитель не отвечает в сочинении на заданные ему вопросы; такое случается нередко. Или когда человеку нечего о себе рассказать. Он пишет и говорит о чем-то, но это что-то не затрагивает его лично. На самом деле нужно делать так: рассказать вашему собеседнику-члену приемной комиссии о каком-то вашем достижении, а потом сказать "вот, например, такого-то результата я достиг, приложив такие-то усилия". Кроме этого, заявитель должен быть общительным, должен уметь донести свою мысль до собеседника. Я признаю, наши ограничения на количество слов в сочинении могут показаться попросту прокрустовыми, но согласитесь - если вы не сможете донести вашу мысль до вашего клиента, за вас это сделают конкуренты.

 

В: Я знаю, что в Корнелле существуют, помимо обычных двулетних, однолетние программы MBA. Какие люди - наилучшие кандидаты на эту программу?

 

О: Минимальные требования к заявителю на однолетнюю программу - степень магистра (или более высокая) по физике или другим естественным наукам, также мы ждем магистров технических наук. Если вы - только лишь, скажем, бакалавр химии, то ваше заявление не будет рассмотрено. Люди, участвующие в этой программе, не планируют резких изменений в своей карьере - обычно это те, кто хотят в своей сфере деятельности перейти из технической части в бизнес-часть; типичный пример участника нашей однолетней программы - ученый-биотехнолог, который захотел заняться бизнес-ст

ороной биотехнологий.

 

Каждую весну мы набираем на эту программу 50 человек, заявлений же к нам поступает обычно 150-250. Требования к людям в сущности те же, что и на двулетнюю программу. Открою секрет - после того, как студенты по сокращенной программе осваивают за весну базовые курсы, они просто подключаются осенью к группам, обучающимся по полной программе. Курсы, которые они слушают - совершенно те же самые, что для студентов полной программы, просто студены короткой программы осваивают их за более короткий период времени.

 

В: Как Корнелл использует результаты теста GMAT при принятии решения, взять человека или нет?

 

О: Это зависит от опыта поступающего, от его истории. Мы понимаем, что студенты-иностранцы, особенно те, для кого английский - неродной язык, могут сталкиваться с трудностями при попытке выразить свои мысли на английском. Если к нам поступает человек с неродным английским, мы смотрим на его результаты в тесте TOEFL, а также оцениваем его способности в английском на собеседовании.

 

Результаты теста GMAT помогают мне оценить, насколько хорош будет данный студент с точки зрения академической успеваемости. Оценив это, я начинаю смотреть на другие вещи. Даже если человек решил 99% в количественной части теста GMAT, но у него нет лидерских качеств, нет сосредоточенности и страсти работать - тех качеств, которых мы ждем от наших студентов - то мы такого человека не возьмем.

 

В: Каков минимальный уровень результатов по тесту GMAT, приемлемый для вас?

 

О: Знаете, у нас нет такого "отсевного значения". Признаюсь вам, порой я сама себе удивляюсь - мы берем людей с очень разными результатами по тесту GMAT. Дело в том, что есть и другие вещи, по которым я могу судить, что такой-то человек сумеет успешно выполнить нашу программу - например, хорошие успехи в университете, или наоборот, неудачи на экзаменах, о которых студент не стесняется рассказать приемной комиссии, или предусмотрительность, благодаря которой студент взял да и записался на какие-то дополнительные маркетинговые курсы и преуспел в них, чтобы лучше подготовиться к учебе на степень MBA. Кстати, я в самом деле советую походить на курсы, например, бухучета, если вы еще не сделали этого. Конечно, если вы не сумеете достичь на этих курсах успехов, ситуация будет совершенно иной. Полезно также получить представление о микроэкономике и статистике, если вы не имеете образования в этих областях. Проваливаются обычно студенты, бравшие основными курсами свободные искусства.

 

В: Как вы советуете писать эссе для Корнелла?

 

О: Студенты часто жалуются мне, что очень сложно рассказать о себе в 400 словах. Ничем не могу помочь - мы хотим, чтобы наши студенты умели выражаться лаконично. Забудьте все, чему вас учили на уроках литературы, не нужны долгие экспозиции и прочее - говорите только о главном. Пышный слог и бизнес несовместимы. Ну и конечно, не забывайте - это сочинение, не нужно подчеркивать ключевые фразы и писать пунктами ("первое.., второе.., третье..." - это не нужно).

 

Отвечайте на поставленные вопросы. Не превышайте лимит на число слов. Говорите только о деле. Говорите правду, не пытайтесь угадать, что мы хотели бы от вас услышать. Говорите о том, чего вы на самом деле, всем сердцем хотите достичь. И ради бога, я готова это повторять тысячу раз - попросите минимум двух человек проверить ваше сочинение на предмет орфографических и грамматических ошибок. Знали бы вы, сколько раз я читала, например, такое: "Как я вижус вою кариеру мениджира". Если попросить другого человека прочитать ваш текст, таких ошибок не будет - а их допускают отнюдь не только иностранцы.

 

Другая тяжелая ошибка - это то, что называю "копировальное фиаско". Вы понимаете, ни одна школа не будет рада узнать, что их конкурент, оказывается, "единственная школа, в которой я хотел бы учиться". Я сталкиваюсь с этой ошибкой в среднем в сорока заявлениях каждый год. Вы понимаете, когда мы это видим, мы теряем всякое доверие к заявителю. К этому добавьте и то, что иногда мы прямо спрашиваем заявителей, в какие другие школы они подавали заявления. Когда мы задаем этот вопрос, мы хотим услышать обоснованный ответ, по крайней мере понять, что решение заявителя подать заявление в другую школу выглядит логичным. Обращаясь к потенциальным студентам, скажу: ни в коем случае не отказывайтесь от подачи заявлений в другие школы с целью подчеркнуть ваше желание учиться у нас. В этом нет никакой необходимости.

 

В: Что отличает поступающих этого года?

 

О: Кажется, что объективные показатели - средний балл и тест GMAT - у заявителей этого года выше, чем обычно. Выросло и число заявлений, так что все это результат, во-первых, большего числа заявлений, во-вторых, того, что больше студентов посылают больше заявлений в большее число школ. Мне кажется, что заявлений, на самом деле, больше, чем самих заявителей.

 

Чтобы достичь успехов в нашей программе, вам надо быть яркой личностью. Сколько ярких личностей подали заявления к нам, мы пока не знаем. Нужно, чтобы вы были способны достичь академических успехов в том году, когда вы подаете заявление на нашу программу. И в этом году, раз уровень наших заявителей стал выше, им придется и попотеть побольше.

 

В: Расскажите, чего бы вы не хотели читать про поступающих в рекомендациях, которые вам присылают.

 

О: Я очень советую заявителям посылать своим рекомендателям копии своих сочинений, оценочный бланк (стандартный, его используют все школы), свои резюме и сопроводительное письмо, в котором изложить то, что рекомендатель должен подчеркнуть и на что обратить внимание, иначе он может написать свою рекомендацию неправильно. Мы хотели бы, чтобы рекомендации студентам писали их руководители или непосредственные начальники. Мы требуем наличия двух рекомендательных писем, по одному от каждого начальника - с основной работы и с добровольной, это всегда хорошо.

 

Я понимаю, что не у всех есть возможность попросить своего начальника написать рекомендацию - но в этих случаях заявитель должен объяснить, почему это так. Не заставляйте приемную комиссию гадать, напишите сопроводительное письмо или дополнительное сочинение и укажите там, почему вы не можете получить рекомендацию от своего начальника.

 

В: Заявители обычно думают, что если у них будет рекомендация от выпускника вашей школы или если он позвонит в школу и "замолвит за них словечко", то это даст им определенные преимущества. Как вы относитесь к таким рекомендациям и звонкам?

 

О: Мы просим наших выпускников все же не звонить, а писать - так удобнее, у нас остается письменный документ. Конечно, мы приобщаем такие рекомендации к делам заявителей. И правда - для заявителя, относительно приема которого комиссия колеблется, рекомендация нашего выпускника, человека, которого мы уважаем, может сыграть решающую роль, по крайней мере мы вызовем такого заявителя на собеседование. Рекомендация выпускника привлечет наше внимание к такому заявителю. С другой стороны, очень многие поступают к нам безо всякой помощи со стороны наших выпускников.

 

В: Каких вопросов заявитель должен ожидать на собеседовании в Корнелле?

 

О: Мы проводим собеседования примерно с третью заявителей, и половину от собеседованных принимаем в школу. На так называемых "пригласительных собеседованиях", конечно, заявители испытывают гораздо больший стресс.

 

На собеседовании мы хотим выяснить ряд вещей. Для начала мы посмотрим, какую информацию сообщил нам заявитель в заявлении, и если мы решим, что нам нужно кое-что спросить по этому поводу, мы спросим. Мы также спросим заявителя о его карьере, о его целях, о том, как эти цели коррелируют с нашей программой. Мы спросим его, почему он принял те или иные решения в течение своей карьеры. Мы также выясним, как заявитель в принципе склонен решать проблемы, анализировать их, но я не могу рассказать вам, как именно мы это делаем - иначе я выдам наши ноу-хау. Мы также постар

аемся понять, каковы лидерские качества заявителя и его способности работать в команде, так как это ключевые качества для возможности участия в нашей программе.

 

Мы также можем задать вопросы о текущих событиях в мире бизнеса - вот например на этой неделе я всех спрашивала про Enron - так что заявителям будет полезно следить за тем, что пишут в BusinessWeek и в день интервью почитать BusinessWeek Online. Мы также исследуем коммуникационные способности заявителя. Ну, вы знаете, что тут нужно - крепкое рукопожатие, смотреть прямо в глаза собеседнику, побольше энергии.

 

Помогает также хорошее знание особенностей нашей бизнес-школы. Например, заявитель может сказать нам, что он хочет у нас учиться потому, что его интересуют возможности получить реальный опыт работы в нашем Parker Center - там наши студенты могут исследовать частные компании. Или, например, он хочет участвовать в программе "Park Leadership Fellows Program" - это ежегодная стипендия для 30 человек-граждан США, его может также интересовать фонд "Big Red Venture Fund" или связи Корнелла в мире инвестиционных банков, управления торговыми марками, частных предприятий, производства, электронного бизнеса, управления финансами. Многие наши студенты пользуются другими преимуществами Корнелла, например, слушают курсы на инженерном факультете, участвуют в программах по индустриальным и трудовым отношениям, международных программах, факультете гостиничного дела (студенты MBA особенно любят курс по винам) и т.д. Возможно, заявитель с опытом работы или учебы в науке или инженерии будет заинтересован в нашей однолетней программе. На все эти вопросы необходимо ответить - без них заявление о приеме будет неполным.

 

Мы стараемся проводить все наши собеседования в зале "Sage Hall" - нам кажется, это важно для того, чтобы заявители поняли важность опыта, который они могут получить в Джонсоновской школе. Однако, мы понимаем, что не все могут приехать к нам на собеседование. Так что у нас есть сеть наших выпускников, которые могут проводить собеседования в любой точке мира. Результаты всех собеседований рассматриваются одинаково, вне зависимости от места проведения.

 

В: Из принятых вашей комиссией в бизнес-школу заявителей лишь 51% в результате пошли учиться к вам. Что стало с остальными? Что ваша школа делает для увеличения этой цифры?

 

О: Мы надеемся, что все, что мы делаем, привлечет в Корнелл больше студентов, в частности, я имею в виду огромный объем личных встреч, которым мы обеспечиваем наших заявителей. Как только потенциальный студент понимает, что к чему у нас в школе - а личные встречи ему в этом помогают - ему гораздо легче становится принять решение, куда пойти. Все это очень личная вещь - часы разговоров со студентами, уик-энды, проведенные в Итаке, телефонные звонки, другое. Но, в конце концов, перед человеком встает выбор. Кто-то идет в другую школу из первой десятки. Кто-то решает,

 что ему лучше поработать еще год, а кто-то другой отказывается идти к нам по другим причинам. Тем, кто был принят, но не поступил, придется подавать заявления заново, если они захотят у нас учиться - мы не разрешаем откладывать поступление.

 

В: Как Корнелл использует лист ожидания?

 

О: Это зависит от года. В позапрошлом году я приняла в школу 30 человек из листа ожидания, а в прошлом - всего четверых. Лист ожидания очень удобная вещь в одном отношении - он позволяет мне получше узнать поступающих. Обычно наш лист ожидания достаточно велик. Если, как я думаю, увеличение числа заявлений не отражает увеличения числа заявителей, то нам и нашим конкурентам придется летом побороться за потенциальных студентов не на шутку.

 

В письме, которое мы посылаем всем, кто стоит на листе ожидания, мы пишем, что им будет полезно кое-что сделать. Во-первых, если в их заявлении были недостатки, они должны поработать над их устранением. Во-вторых, им следует держать нас в курсе того, что с ними происходит - например, если они получили повышение по службе или нашли новую работу, будет неплохо, если они напишут нам.

 

В: Получить "добро" от приемной комиссии - это только один шаг, а чтобы попасть в Корнелльскую бизнес-школу нужно кое-что еще. В частности, плата за обучение в 2002-03 учебном году оценивается в $30975. Могут ли принятые заявители рассчитывать, что им как-то поможет Корнелльская служба финансовой помощи, и если да, то в какой мере?

 

О: Мы всегда на посту. Директор службы и его финансовый советник делают большое дело. В основном мы даем студентам советы, как и что им сделать, чтобы подготовиться к обучению с финансовой точки зрения, в частности, как им использовать свои сбережения. Обычно люди не хотят залезать по уши в долги. Однако, срок окупаемости затрат на обучение у нас довольно короткий, потому что наши выпускники обычно находят высокооплачиваемую работу.

 

Главный наш совет - закройте свои покупательские долги, долги по системам Visa и L.L. Bean. Если у вас есть такие долги, получить ссуду будет очень непросто.

Более подробную информацию можно получить, написав нам по адресу js_aid@cornell.edu 

Комментарии Фейсбук Вконтакте