Интервью с Мариной Жигаловой, заместителем генерального директора информационно-издательского холдинга "Проф-Медиа", выпускницей Harvard Busine

Дата публикации

Не надо думать, что есть что-то невозможное…

 

Марина Жигалова, заместитель генерального директора компании «Проф-Медиа»

 

Родилась в 1971 году

Выпускница Московского Государственного Института Международных Отношений. После окончания МГИМО работала в Европейском Банке Реконструкции и Развития (ЕБРР).

После возвращения в Москву три года работала в крупнейшей российской холдинговой компании - «Интеррос».

В 28 лет поступила на программу МВА в Гарвард.

 

Почему Вы решили получать бизнес-образование?

 

К моменту принятия решения о поступлении на программу МВА у меня уже был богатый опыт практической работы на ведущих должностях в крупнейших российских компаниях. Однако мне не хватало базовых знаний, общих представлений о функционировании бизнеса в целом. В дополнение к моему опыту был необходим фундамент из полного комплекса знаний.

 

Кроме того, хороший западный MBA дает прекрасные новые контакты. Пожалуй, это самое важное, что дал мне Гарвард.

 

Почему Вы выбрали Гарвард?

 

Мне была интересна специализация "общий менеджмент", а Гарвард - лучший в этой области. Все остальные школы используют гарвардские кейсы, и только один Гарвард - их создает. 

 

Принимая решение получить МВА, я прекрасно понимала, что два года - значительный срок для развития карьеры, особенно если она складывается так успешно, как это было в моем случае (в тот момент я занимала должность заместителя генерального директора крупной судоходной компании). Поэтому я решила, что уехать на два года можно только в лучшую бизнес-школу, иначе нужно просто продолжать работать в Москве. К тому же я считаю, что резкий скачок в карьере дает только лучшая бизнес-школа, которой, без сомнения, является Гарвард.

 

Как Вы поступали?

 

Особенно сложным для меня был тест GMAT, так как он построен на американской логике. На три недели я уехала в Америку, где интенсивно занималась подготовкой к TOEFL и GMAT.

 

Те, кто когда-либо поступал в ведущие бизнес-школы,  утверждают, что самое сложное - это быстро написать эссе.

 

Написание эссе кажется трудным только в начале, оно просто требует опыта. Первое эссе я писала месяц, последнее - 15 минут. Главное, нужно написать что-то, что заденет приемную комиссию, написать о чем-то, что действительно отличает тебя от всех остальных. Это может быть как работа, так и любые другие аспекты твоей жизни - комиссия больше смотрит на личностные характеристики.

 

А что, в таком случае, отличает Вас от всех остальных? Что задело приемную комиссию Гарварда?

 

На самом деле я просто писала о том, что делала в жизни. Например, я была первой женщиной в судоходных компаниях в России, избранной в Совет Директоров. Когда мне было двадцать шесть, я была заместителем генерального директора компании, где работало тринадцать тысяч человек.

 

 Большинство людей, поступающих в Гарвард, были консультантами и аналитиками из банков, так что, наверное, в каком-то смысле мне было легче написать о чем-то особенном.

 

Как Вы проходили интервью?

 

По телефону, это самый неприятный способ. Не чувствуя реакцию собеседника, сложно что-то доказать. К сожалению, тогда Гарвард не проводил интервью в России с выпускниками, хотя теперь они собираются это делать. Возможно, я сама буду интервьюировать в Москве.

 

Каков образ студента Гарварда? Может ли кому-то не подойти обучение в HBS?

 

 Есть радикальная разница между тем образом типичного студента Гарварда, который у меня был до обучения и тем, что оказалось на самом деле. Раньше мне казалось, что это агрессивные, неприветливые, сосредоточенные на учебе люди. Разумеется, в реальности все не так. Вместе со мной в Гарварде учились абсолютно разные люди - и олимпийские чемпионы по плаванию и горным лыжам, и военные, участвующие в последних кампаниях, и инвестиционные банкиры. Все учатся по-разному, это зависит от первого образования, опыта работы и других факторов. Я, например, знала нескольких блестящих молодых людей, которые могли позволить себе почти не учиться, как бы это дико не звучало, и при этом закончить курс Гарвардской бизнес-школы даже лучше многих своих однокурсников. Но это, скорее, исключение, которое только подтверждает правило.

 

 Сто процентов обучения в Гарварде - это кейсы, там вообще нет лекций. Несмотря на то, что далеко не все согласны с правильностью этой методики, она подразумевает, что студент либо уже обладает всеми необходимыми базовыми знаниями, либо он пойдет в библиотеку и прочитает все самостоятельно.

 

 Возможно, Гарвард может не подойти по своей специализации. Это именно общий менеджмент, а не что-то узкоспециализированное.

 

Какова атмосфера в Гарварде? Насколько сильно студенты конкурируют друг с другом?

 

Три года назад студенты Гарварда проголосовали за запрет публикации оценок. Ни один работодатель не имеет право спросить выпускника, как он учился, все мы просто закончили Гарвард. В этом отличие HBS от других школ.

 

 Но на самом деле сама система оценок построена таким образом, что конкуренции практически не существует. Есть три типа оценок - "1", "2" и "3", причем около 80 процентов класса получают "2". Для того чтобы быть худшим, надо по всем предметам попасть в наименьшую часть класса, что почти невозможно. Поэтому из Гарварда никого не выгоняют по причине неуспеваемости, а студенты не конкурируют друг с другом из-за оценок.

 

Как Вы провели летнюю практику?

 

Нестандартным образом. Обычно студенты Гарварда ездят на практику в Лондон и Силиконовую Долину, мы же организовали поездку в Голливуд, где встретились со всеми основными студиями и продюсерами, и смогли понять, как работает этот бизнес.

 

Как Вы искали работу после окончания программы? Почему Вы вернулись в Россию?

 

Я изначально планировала вернуться в Россию. Дело в том, что если ты хочешь работать на Западе, то надо понимать, что после бизнес-школы придется начинать все с начала. Здесь же у меня была возможность работать на позициях более высокого уровня. В издательский холдинг "Проф-медиа" как раз искали человека с инвестиционным опытом для создания новой стратегии.    

 

Используете ли Вы в работе приобретенные знания и навыки?

 

Конечно, да. Безусловно, бизнес-образование расширило мой кругозор, научило видеть причину и следствие, всю ситуацию в целом.

 

Как Вы считаете, имеет ли смысл получение МВА не в ведущей бизнес-школе?

 

Я вообще считаю получение бизнес-образования очень полезным. Просто проблема в том, что кризис с трудоустройством в Европе и США создал жесткую конкуренцию и в России. Большинству моих российских одноклассников и тем соотечественникам, которые закончили Гарвард раньше и работали в инвестиционных банках, пришлось вернуться в Россию вместе с выпускниками других ведущих бизнес-школ мира. Их просто сейчас здесь гораздо больше, чем во все предыдущие годы, что и обуславливает сильную конкуренцию.

Вообще МВА - это просто фундамент, а не залог успеха работы, какое бы место в рейтингах не занимала бизнес-школа.

 

В последнем рейтинге "The Economist" Гарвард неожиданно занял двенадцатое место. Его основной критерий - удовлетворенность студентов и выпускников программой. Как Вы это объясняете? 

 

По статистике докризисного периода каждый выпускник Гарварда получал около десяти крайне привлекательных предложений о работе. Сейчас многие, напротив, теряют работу и подобных предложений, особенно для иностранных студентов, может не быть совсем. Разочарование, которое получает при этом выпускник Гарварда, значительно превосходит разочарование его коллег из менее известных школ. В этом случае сложно говорить об удовлетворенности этих людей всем, что связано с HBS.

 

Что можно сказать людям, планирующим получение МВА на Западе?

 

Многие не подают документы в лучшие бизнес-школы из-за уверенности в том, что никогда не станут их студентами. Я советую никогда не думать о том, что есть что-то невозможное.

Комментарии Фейсбук Вконтакте