INSEAD. В бизнес-школе пытаются бороться с сексизмом

Дата публикации

"А сейчас перед вами выступит Хелен Александер - первая женщина-выпускник INSEAD, которой выпала честь открывать собрание, посвященное началу очередного курса МВА!" - торжественно произнес председатель, и зал, полный мужчин, взорвался овацией. Г-же Александер пришлось стать главой The Economist Group, прежде чем она получила возможность с трибуны рассказать новым студентам бизнес-школы о своей жизни в INSEAD и последующей карьере.

 
Представительниц слабого пола в сентябрьском потоке всего 22%. Как объяснил мне один здешний преподаватель" это еще совсем неплохо - бывает, что женская доля (в математическом смысле) не дотягивает и до 20%. Но это вовсе не означает, что раз в пять лет учебный сезон открывает окончившая INSEAD женщина. В течение нескольких десятилетий этой чести удостаивались исключительно мужчины.

 
Не надо думать, что сексизм в бизнесе цветет буйным цветом исключительно в России. Сексизма хватает и в западном бизнес-сообществе. Здесь тоже многие до сих пор считают, что женщине больше пристало сидеть дома и воспитывать детей, чем управлять мужчинами.

 
В ходе первых учебных дискуссий на подготовительных курсах стало ясно, что в глубине души отнюдь не каждый 28-летний менеджер и консультант убежден в том, что между мужчинами и женщинами в бизнесе можно поставить знак равенства.

 
"Давайте посмотрим правде в глаза: далеко не все мужчины в бизнесе готовы работать с боссом-женщиной" - в такой слегка завуалированной форме выразил довольно распространенную точку зрения на роль женщины в истории бизнеса инвестиционный банкир из Испании. И тут как-то сразу завязалась беседа о том, насколько естественно для женщины воспитывать детей и как сложно по этой причине представительницам слабого пола делать карьеру. Подразумевалось нечто вроде: "А, может, и не стоит женщинам лезть в бизнес?"
Надо сказать, что часть студенток заметно комплексуют по поводу своей половой принадлежности. "Черт, типичная женская ошибка", - сетовала на себя одна из них во время занятий по математике.

 
Некоторые представительницы слабого пола - видимо, в целях психологической самозащиты - всячески стремятся подчеркнуть свою значимость, продемонстрировать свою жесткость и "крутизну". Мой русский приятель как-то беседовал об автомобилях со студенткой из Южной Америки, которая какое-то время работала в Штатах. Диалог протекал следующим образом:

 
"-Эх, зачем я продала машину, которая у меня была в Америке...

 
- А что у тебя была за машина?

 
- Тебе лучше об этом не знать...

 
- Ну а все же?

 
- У меня был "Кадиллак"...

 
Если сексизм по отношению к участницам программы МВА все же выражается в очень неявной форме, то "партнерши" (partners - местное определение для женщин, сопровождающих своих мужчин на пути к МВА) ощущают свою неполноценность в полной мере.

 
Мужчина не может быть партнером по определению - он занимается важными делами. А женщина переезжает с ним с места на место и создает ему комфортные условия для делания важных дел: по крайней мере, такое впечатление складывается при чтении различных формальных и неформальных писем, адресованных "партнерам". Если судить по этим письмам, то жены (подруги) студентов должны в основном любоваться окрестными лесами, дышать свежим воздухом, ухаживать за ребенком (если таковой имеется) и заниматься ненапряженным самообразованием (изучать разговорный французский).

 
Времена меняются: и на Западе, и в России все больше женщин управляют крупными компаниями и, естественно, делают это нисколько не хуже, чем мужчины. Однако пройдет еще не одно десятилетие, прежде чем даже в самых цивилизованных бизнес-сообществах и самых продвинутых бизнес-школах сексизм перестанет бросаться в глаза.

 
Но хорошо уже то, что г-же Александер из The Economist Group, открывавшей учебный сезон в INSEAD, второй раз аплодировали уже не за то, что она "первая женщина...", а за то, что она успешный менеджер и отличный оратор с хорошим чувством юмора.

 

Михаил Дубик

Комментарии Фейсбук Вконтакте