Большая перемена: Честные финансы

Дата публикации 27.11.2009

До поступления в бизнес-школу я не слышал, чтобы кто-нибудь утверждал: INSEAD особенно сильна в финансах. Удивительно.

Сложно описать, насколько выделяется департамент финансов в INSEAD. За этот год у меня было шесть финансовых профессоров - два финна (Матти Суоминенн и Пекка Хиейтала), два француза (Пьер Хиллион и Дэнис Гром), бельгиец (Жан Дермьен) и канадец (Кевин Кайзер). Мне сложно сказать, кто из них мне понравился больше всех, но первые три однозначно попадут в топ-5 профессоров в моем личном рейтинге, и один из них возглавит этот список.

«А что ты хочешь, они же самые умные», - прокомментировал мое наблюдение один из бывших выпускников INSEAD. Может, действительно все дело в этом. Может, мне просто нравятся финансы и мое мнение предвзято. В конце концов, мне могло просто повезти - и я мог получить лучших финансистов школы.

Однако полагаю, что дело не только в везении. Финансовая программа в INSEAD продумана до мелочей. В отличие от других направлений курсы не пересекаются, а естественно дополняют и продолжают друг друга. И при желании можно дойти до по-настоящему сложных материй, например оценки рисков хедж-фондов с весьма извращенными стратегиями.

Очень важно, что сам финансовый факультет не относится наплевательски к обучению студентов обычного MBA. Я не знаю, насколько мое следующее утверждение верно, но его разделяют многие студенты и многие профессора: преподавательский состав на Executive MBA гораздо сильнее. Говорят, все дело в том, что за EMBA профессорам больше платят при меньшей нагрузке, а общение с реальными менеджерами компаний приносит больше полезных контактов.

Может, финансисты ответственнее остальных коллег, а может, они просто богаче и мелкие заработки их уже не интересуют. На одном из самых видных мест в INSEAD расположена доска с именами всех спонсоров школы - компаний и частных лиц. Среди примерно сотни спонсоров есть три профессора (каждый подарил школе по 1 млн евро), один из них уже упомянутый Пекка Хиейтала. Большинство профессоров консультируют банки и компании, у кого-то есть даже собственные хедж-фонды.

Удивительно, а для меня особенно важно, что финансисты одни из немногих, если не единственные, кто готов признать свои слабости и честно заявить: наш подход к описанию реальности несовершенен. Мне даже представить себе сложно, что наш профессор по стратегии Фарес Булос допустил бы, что стратегия Голубого океана, придуманная в INSEAD, имеет недостатки. А тут пожалуйста: чем дольше мы изучаем финансы, тем больше нам объясняют, почему модели и теории, которые мы учили, не всегда верны и часто неприменимы. «Вы все равно будете ими пользоваться, когда пойдете работать, и все вокруг будут ими пользоваться, - констатирует Пьер Хиллион. - Просто не забывайте, на какой куче неверных предположений они базируются».

Комментарии Фейсбук Вконтакте