MBA по-голландски: взгляд студентов из России

Дата публикации

Вопрос: что происходит со студентами после окончания бизнес-школы?

Ответ: они превращаются в бабочек и разлетаются по свету. (Шутка.)

Говорят, в любой шутке есть доля правды. Эта статья построена на основе беседы Федора Суздалева, студента Роттердамской школы бизнеса (Rotterdam School of Management, RSM), с соотечественниками, уже окончившими школу и работающими в Европе и России.

В беседе участвовали Владимир Колчанов (ВК), выпуск 1993 года, Александра Ромина (АР), выпуск 2001 года, Владимир Плосков (ВП), выпуск 2001 года, Татьяна Черевко (ТЧ), выпуск 2002 года, Верди Исраелян (ВИ), выпуск 2002 года, Виталий Сажин (ВС), выпуск 2003 года

Первый русскоговорящий студент был замечен в Роттердамской школе бизнеса в 1993 году. Это был Владимир Колчанов, который проучился один семестр по программе обмена. С 1999 года школа начала активно рекрутировать русскоговорящих студентов. Как меняется жизнь человека после MBA? Конечно, у каждого своя история. Вот что приключилось с нашими студентами.

ВК: До MBA я работал доцентом на кафедре маркетинга Санкт-Петербургского международного института менеджмента (ИМИСП). А после стал региональным менеджером по развитию бизнеса на Северо-Западе России в фармацевтической компании Glaxo. С 1995 года был главой представительства финской мясоперерабатывающей компании LSO Foods, затем коммерческим директором ЗАО "Русский город" (оптовая торговля продуктами питания в Санкт-Петербурге). А с 1998 снова работаю в ИМИСП, сначала деканом факультета дополнительного образования, а затем проректором по учебной работе.

AP: В RSM я приехала из Казахстана, где работала финансовым консультантом в промышленной группе ТЕНИР. После окончания получила предложение из Англии, из Ford Motor Company, где и сейчас работаю финансовым менеджером.

ВП: На последних курсах Московского университета и некоторое время после его окончания (специальность - прикладная математика) торговал в Лужниках, добившись неплохих (но не выдающихся) результатов. Затем уехал на полгода в Лондон студентом-туристом, где и спустил все заработанные на "Луже" деньги. Вернувшись на родину, устроился работать экономистом в небольшую компанию, торгующую нефтепродуктами, где вскорости дорос до главбуха.

Сразу после этого уехал на год в Лондон финансовым аналитиком в ARCO (на тот момент седьмая по величине нефтяная компания США, которая впоследствии была "проглочена" BP). Уже во время работы там у меня созрела мысль получить MBA, что я и сделал, остановив свой выбор на RSM. Успешно завершив обучение в школе и поездив пару месяцев по друзьям, был принят на работу в Cargill International S.A. (Швейцария) финансовым контролером в совместном предприятии в Казахстане.

ТЧ: До RSM я работала главой московского представительства компании "Валио". После окончания получила приглашение от компании Ford Motor Company на специальную позицию MBA Marketing Leadership Program. Сейчас занимаюсь проектом, который связан с глобальными изменениями в дилерской сети Ford Motor Company в Европе.

ВИ: До RSM я работал в Arthur Andersen, сначала в отделе аудита, а затем Business Process Risk Consulting. После окончания RSM меня пригласили на работу в Lehman Brothers в Лондоне на позицию Associate в департамент Corporate Finance/M&A.

ВС: Я приехал в RSM из Молдавии. Свою карьеру я начинал кредитным аналитиком в банке. Потом занимался корпоративными финансами, покупкой, реструктурированием и последующей перепродажей местных предприятий и развитием бизнеса. После окончания RSM работаю в Голландии, в энергетической компании Essent.

Зачем люди идут в бизнес-школу, какие цели преследуют? Как выбирают школу из внушительного списка вариантов?

ВК: Я считаю, что сегодня MBA - необходимое и жизненно важное образование, во всяком случае для тех, кто хочет сделать успешную карьеру в международном бизнесе. RSM - это очень хорошая школа с сильными преподавателями и слушателями МВА.

АР: Для русскоговорящего человека, который хочет работать за рубежом, MBA - это очень хорошая стартовая площадка. Правда, в условиях текущей рецессии большое значение приобретает предыдущий опыт работы. Если вы ждете "откровений" или каких-то "особых" знаний, то вас ждет разочарование. RSM привлекла меня отличным соотношением "цена - качество".

ВП: Я думаю, что MBA - это must, даже если бизнес-карьера уже сложилась успешно. Ну а RSM - потому что у этой школы самый лучший показатель "цена - качество" среди европейских школ.

ТЧ: По моему мнению, MBA-образование - это достаточно важный шаг в карьере. Почему RSM? Это достойная международная бизнес-школа.

ВИ: Все зависит от цели каждого конкретного человека. МВА, скорее всего, необходима, если хочется поработать на Западе, например, в консалтинговой компании или инвестиционном банке. Также МВА может помочь сменить профиль деятельности.

RSM - хорошая и недорогая школа, дающая возможность развиваться не только с точки зрения будущей профессии. В RSM учатся представители более чем 50 стран, поэтому можно уже в школе почувствовать, что такое работать вместе с носителями других культур.

ВС: Спорить можно долго, но MBA еще никому не повредила. А RSM к тому же дает хорошее образование за сравнительно умеренную цену.

Учеба в бизнес-школе возвращает на какое-то время в прошлое. Это тот случай, когда за деньги можно не только купить знания, но и вернуться назад в замечательное студенчество, и приобрести новых друзей. С кем пришлось учиться, кто преподавал, что запомнилось больше всего?

ВК: На одном из занятий по Cross Cultural Management лектор (эмигрант из СССР) высказался в том плане, что понятие "американская культура" - это нонсенс, поскольку таковой нет (кроме массовой). Это крайне возбудило американских студентов (их было в аудитории более 10 человек). Они пошли жаловаться руководству, и на следующий день представитель школы пришел извиняться. В какой-то момент один из голландских слушателей (голландцы известны своей прямотой) прервал поток оправданий словами: "А в чем тут извиняться? Мы все в Европе знаем, что основные черты американской культуры - это попкорн и Микки-Маус". Что тут началось... Еще запомнились совместные студенческо-преподавательские пивные вечера.

АР: Мне больше всего запомнились три вещи: велосипедная культура, барбекю летними вечерами на террасе Ай-Хауза (Erasmus International House - это студенческое общежитие в Роттердаме) и коллективные задания в первом семестре в крайне разношерстных группах. Студенты объединяются в группы по классическим принципам школ МВА: часть - с экономическим прошлым, часть - инженеры, плюс пара "изюминок" типа лингвистов, военных или балерин. RSM - это очень интернациональная школа с довольно высокими стандартами отбора.

Профессура по финансовым курсам и курсам по выбору (electives) заслуживает всяческих похвал. Единственный недостаток в том, что в RSM нет профессоров с международным именем.

ВП: А мне почему-то по прошествии лет больше вспоминаются вечеринки: Koblenz 1999, MBA Olympics 2000.

Студенты - лицо школы; очень хороший подбор неординарных людей со всего мира. Я поддерживаю отношения с 10% класса.

ТЧ: Студенты RSM - это очень интересное, уникальное сообщество людей. Общение с ними - самое приятное воспоминание о студенческих временах.

ВИ: Я с удовольствием вспоминаю консалтинговый конкурс AT Kearney, курс по корпоративным финансам, который читал Mike Ward, и бесконечные вечеринки.

Профессура в RSM в основном приезжая. Это плюс, так как есть возможность оценить разные стили преподавания из разных стран и университетов, но одновременно и минус - недостаток традиционного общения с профессорами вне класса.

ВС: Время пролетело так быстро, что вся учеба отложилась в памяти как очень хороший и добрый фильм. В таком фильме не вспоминаются отдельные эпизоды - только все вместе. Студенты нашего года были настоящим открытием для меня. Очень сильные и интересные люди.

По прошествии нескольких лет после окончания бизнес-школы RSM уже можно сказать, стоила ли учеба того?

ВК: Сейчас, спустя 10 лет, я могу с уверенностью сказать, что многое из того, что я получил во время учебы, мне пригодилось и в бизнесе, и в академической деятельности.

АР: После окончания бизнес-школы RSM у меня появилась возможность продолжить карьеру в Европе, а международные финансы стали моей специализацией.

ВП: Безусловно. Диплом MBA - это пропуск в совсем другую жизнь. За время обучения кардинально поменялось мышление, намного расширился кругозор, появились новые друзья.

ТЧ: Конечно, стоило. MBA-образование в RSM позволило мне подняться на качественно новый уровень и работать над стратегическими вопросами в транснациональной компании.

ВИ: Без МВА я бы не смог получить работу в Lehman Brothers, так что изменения в профессиональном плане налицо. Кроме того, учась в RSM, я приобрел друзей из разных точек планеты.

ВС: Да. Качество жизни во время и после MBA заметно улучшилось.

Бизнес-образование стоит немалых денег и времени. Что посоветуете будущим студентам, которые сейчас думают, ехать за границу или нет?

ВК: Все зависит от целей. Чтобы работать за рубежом, стоит и учиться там.

АР: Если вы просто хотите для общего развития посмотреть, что такое бизнес в российском понимании, то можно поучиться на MBA в России. Если же вы действительно собираетесь заниматься бизнесом, то, по-моему, все же лучше идти к тем, кто знает этот предмет лучше и уже давно.

П: Ехать. Не хочется обижать отечественные институты, но ехать надо "туда". Аргументы "за" - более серьезный подход к обучению, отсутствие поблажек и блата, разнообразный международный состав одноклассников и преподавателей. Только один аргумент "против" - дороговизна.

ТЧ: Получение действительно хорошей работы - большая лотерея. Мне повезло, я выиграла, хотя это бывает далеко не всегда. Понять, "как это делают у них", можно только учась за границей.

ВС: У каждого свое видение мира. Если бы я опять стоял перед выбором, все равно бы поехал. Назад вернуться всегда успею.

 

 


Комментарии Фейсбук Вконтакте