GMAT составлялся в процессе совместной работы со школами. Интервью с Дэйвом Уилсоном, президентом GMAC

Дата публикации

Дэйв Уилсон (Dave Wilson), исполнительный директор и президент Graduate Management Admission Council (GMAC) рассказал о месте экзамена GMAT на рынке и ответил на вопросы слушателей и кандидатов МВА.

- Есть ли прямая зависимость между количеством баллов GMAT и успехом в обучении по программе?

- Соотношение между результатом GMAT и эффективностью обучения по основным курсам программы существует вне зависимости от расовой принадлежности, пола и возраста кандидатов. На протяжении пяти лет мы проводили очень серьезное исследование на эту тему в Европе, а также аналогичное исследование в США. Зависимость действительно очень яркая. Исследований по соотношению результатов GMAT и успеха на руководящем посту не проводилось, хотя, возможно, этим следует заняться.

- С учетом этого соотношения, как вы считаете, насколько большое значение приемные комиссии должны придавать результатам GMAT в процессе рассмотрения кандидатуры аппликанта? Сколько шансов имеет кандидат с низким результатом GMAT?

- Такие решения принимает исключительно сама школа. Кроме того, есть масса других факторов, которые играют не меньшую роль: опыт работы, итоговые оценки за курс додипломного образования, собеседование. Конечно, единственным нормативным показателем оценки остается GMAT. Если с момента получения вами последней квалификации, потребовавшей прохождения курса обучения, прошло уже достаточно много времени и вы не посещали специальные подготовительные курсы, то можно делать ставки на то, что вы не вспомните, что такое косинус или о чем идет речь в теореме Пифагора. И реальность такова, что ваш балл будет из-за этого ниже. Однако это также означает лишь то, что вам просто нужно освежить свои знания до начала обучения по программе, потому что велика вероятность, что в первом семестре вам придется с этим столкнуться.

- Почему вычислительная часть теста GMAT такая объемная, если в содержании программ МВА она представлена совсем не так широко?

- GMAT составлялся в процессе совместной работы со школами. Самое неприятное и самое неудачное, что может сделать школа, это принять кандидата, который не сможет успешно учиться по программе. Для них очевиден тот факт, что в течение первого семестра или года камнем преткновения чаще всего оказываются именно "вычислительные" курсы, то есть финансы, бухгалтерское делопроизводство, микроэкономика и в некоторой степени макроэкономика. Причем для успешного обучения по этим направлениям требуются навыки, которые наверняка у вас уже имеются, просто некоторое время они совсем не применялись. Это не значит, что 50% ваших сокурсников "вылетят" в течение первого года из-за неумения считать. Я лишь хочу сказать, что все важные навыки, требуемые для обучения, должны быть на месте.

- Кандидаты могут научиться технике эффективной сдачи GMAT. Не подрывает ли это фундаментальные основы самого экзамена?

- Я так не думаю. Подготовительные программы являются для кандидата тем же, что и тренер для спортсмена. Сколько бы я ни занимался с самым лучшим тренером, я вряд ли смогу пробежать милю быстрее, чем за четыре с половиной минуты. С другой стороны, без подготовки я смог бы осилить милю лишь за шесть минут. Так же и ваша подготовка позволит вам отточить свои навыки, попрактиковаться и поупражняться. Однажды я беседовал с молодыми людьми из одного инвестиционного банка и не мог понять, зачем им понадобились подготовительные курсы, потому что они были очень умны и способны. Я сам вел их занятия и однажды спросил их об этом. Их ответ был: "Дисциплина. На подготовительных курсах я вынужден заниматься именно подготовкой. В противном случае я бы остался работать в офисе". Поэтому  считаю, что такие курсы подготовят вас к тесту и отточат ваши знания, но не сделают из вас спортсмена мирового класса, если только вы уже не спортсмен мирового класса.

- Поскольку GMAT - это адаптивный компьютерный тест (в ходе тестирования идет автоматическая подстройка под уровень экзаменуемого), кандидаты получают разные вопросы. Насколько это этично?

- Когда мы конвертировали линейный "бумажный" тест в форму Computer Adaptive Test, мы провели всеобъемлющий и всесторонний сравнительный анализ. Мы провели более 5000 тестов. Половина из участников сначала проходили тестирование на бумаге, а затем на компьютере, а другая половина - наоборот. На основе полученных данных мы смогли составить сравнительные таблицы баллов. Если не вдаваться в психометрию, это действительно работает.

- Почему результаты GMAT становятся все более высокими?

- Это интересно, потому что на самом деле средний результат не становится выше. Он находится на уровне примерно 519 баллов. Все дело в формулировке отчетности. В течение прошлого года мы протестировали 250000 человек. За два года до этого - 208000 человек. То есть в прошлом году - на 42000 больше. Очень мало школ получают заявления от аппликантов с результатом "меньше 400", но все больше школ попадают в разряд "менее 500".

- GMAT часто критикуют за его культурную "пристрастность". Считается, что в особенно сложные условия он ставит кандидатов из стран Азиатского региона. Считает ли GMAC это проблемой и принимаются ли в этом направлении какие-либо действия?

- Да, мы хорошо знакомы с этим вопросом. Я родился в Канаде, и у меня имеется собственный опыт прохождения теста, причем в вербальной части мои результаты оказались очень низкими, поэтому в 1997 году я провел исследование с участием восьми европейских школ и материалом, скопленным за пять лет, чтобы определить, имеется ли такая культурная необъективность. Один из деканов смог мне сразу же выдать массу таких "необъективностей". Он предсказал, что в невыгодном положении окажутся европейцы и азиаты.
- Вы также добавили вопрос по эссе. Помогло ли это для устранения оставшейся "культурной пристрастности"?

- Конечно. В общем и целом все кандидаты справляются с ним достаточно хорошо. Вопрос для эссе оказался очень важным для школ, которые теперь могут оценить умение кандидата выразить свои мысли за ограниченный промежуток времени, в отличие от эссе, которое они готовят сколько угодно и затем сдают вместе с заявлением.

- Тест доступен только на английском языке. Ставит ли это в невыгодное положение тех кандидатов, чей родной язык не английский?
- Мы спросили школы о том, стоит ли нам подготовить варианты теста на других языках. Их ответом было: "Мы хотим преподавать на английском, поэтому, если кандидаты будут сдавать тест на их родном языке, мы не поймем, смогут ли они успешно учиться на нашей программе". Другими словами, все школы дали нам категорическое "нет".

- Как насчет тех программ МВА, которые ведутся на других языках?

- Они не пользуются нашим тестом. У них - свои собственные системы оценки.

- То есть в ваших планах нет введения единого стандарта для всех языков?

- Мы исследуем возможности. Мы создали пробную вербальную часть теста на испанском. Некоторое время мы будем его тестировать и рассмотрим другие варианты. Вопрос лишь в том, будет ли он востребован на рынке.

- Последний вопрос, что бы вы посоветовали человеку, который вскоре собирается сдавать GMAT?

- Это прозвучит весьма банально, но я бы посоветовал готовиться исходя из своих собственных потребностей. Я бы, конечно, начал с покупки официального справочника и занимался бы по каждому имеющемуся вопросу. Программное обеспечение бесплатно, вы можете скачать его на нашем сайте. Тренируйтесь. Если же вам не хватает практической подготовки или вам нужно подточить какие-то из ваших навыков, вы можете воспользоваться услугами подготовительных курсов. И еще один совет, который я слышал много раз от своих родителей: старайтесь хорошо высыпаться по ночам. 
Дэйв Уилсон получил степень МВА в University of California (Berkeley). Президент GMAC с 1995 года. Совет работает в 70 странах мира. Для 1700 бизнес-школ по всему миру результаты GMAT являются стандартным требованием для поступления.

Комментарии Фейсбук Вконтакте