Глобализация по-русски

Дата публикации

В некотором смысле все отечественное бизнес-образование международно. Одна из его задач - дать российским менеджерам представление о принятых в мире стандартах управления, исходя из тезиса, не вызывающего возражения: нормы ведения бизнеса за рубежом за последние несколько сотен лет успели принять цивилизованный характер, к чему и нам стремиться надо.
"Миссия нашей школы - развитие цивилизованного предпринимательства, эффективного менеджмента и международного бизнеса в России и с Россией. Почему мы пришли к такой концепции? Потому что оказалось: для того чтобы человек вел прилично бизнес международный, он должен знать собственно бизнес, и поэтому начинать надо с основ профессии менеджера - курсов по менеджменту финансам, маркетингу, эккаунтингу..." - считает Леонид Евенко, ректор Высшей школы международного бизнеса АНХ.
Первородный грех международности позволяет по-разному определять связь образования, которое дает то или иное учебное заведение, с собственно международным бизнесом. А это предоставляет возможность маневра в толковании задач обучения. От: "Мы не нацелены на внешнеэкономическую деятельность; мы используем программы, приемы и методики обучения, которые позволят нашим выпускникам отвечать унифицированным требованиям, работать - в Канаде ли, в России ли, в той ли, другой ли компании - все равно" (Игорь Русин, ректор экономического колледжа Международного университета о специализации "международный бизнес"). До: "Мы ориентируемся на подготовку менеджеров общего профиля, но с явно выраженным внешнеторговым уклоном" (Сергей Долгов, ректор Всероссийской академии внешней торговли).
Гибкость в постановке задач, конечно, облегчает жизнь обучающим. тренинги по продажам Расставишь по-своему акценты - и программа, не теряя права принадлежать к довольно экзотической специализации, какой сегодня является для России "международный бизнес", теснее увязывается с возможностями учебного заведения, а главное - с потребностями отечественного рынка труда. Рынок же этот еще недостаточно широк для узких специалистов-международников, посвященных в тайны функционирования мировых рынков и глобальной экономики или особенностей ведения бизнеса, скажем, в далекой Бразилии.

Российский мировой масштаб 

Основной аргумент в пользу существования такого направления в отечественном бизнес-образовании - популярная нынче идея глобализации бизнеса. "Бизнес-образование немеждународным по своему характеру быть не может, потому что бизнес подвержен процессу глобализации, - считает Владимир Буренин, ректор Высшей коммерческой школы. - Необязательно пересекать границу, чтобы стать интегральной частью международной товарной, валютной, финансовой, деловой активности. Для этого достаточно находиться: в Москве и закупать иностранные товары, потому что колебания курсов валют сразу же влияют на те цены, которые вы должны определять для своих товаров".
Последняя фраза – хотел того наш собеседник или не хотел - отражает провинциальный уровень "глобализации" отечественного бизнеса, для которого пока мало актуальна такая ее сторона, как необходимость организации деятельности корпорации в транснациональном масштабе.
Именно ТНК (транснациональные корпорации) являются основными потребителями выпускников отделений международного (international) бизнеса зарубежных бизнес-школ. Здесь подробно изучаются проблемы многокультурного мира, в котором действует современный менеджер: влияние на бизнес различных культурных, образовательных, религиозных, семейных, психологических, философских и других национальных особенностей и традиций. Рассматриваются типичные реакции недоверия, опасения, отторжения, - возникающие при соприкосновении различных культур ("наши обычаи - самые естественные и, конечно, наилучшие, все, что не похоже на нас, нелепо, подозрительно и опасно"). Таково, по словам Сергея Долгова, содержание специальных учебных программ по глобальному менеджменту в ведущих учебных заведениях развитых стран. Задачей этих программ является подготовка менеджеров, способных сколотить из людей разных национальностей единую команду и понять, что методы управления, хорошо работающие в головной компании, базирующейся, скажем, в США, не обязательно хороши для ее отделения на Филиппинах.
Иными словами, специалист по международному бизнесу в западном понимании – это управленец, умеющий найти баланс между стандартными нормами менеджмента и национальной спецификой (экзотикой). Россияне в наше время чаще являются объектами глобального управления в таком понимании, нежели его субъектами.
В российских условиях актуально другое определение: "Международный бизнес предполагает деятельность с иностранными контрагентами и деятельность, связанную с администрированием" (Владимир Шитов, декан факультета международного бизнеса и делового администрирования МГИМО). Действительно, для большой части отечественных бизнесменов мир стал средой обитания, с особенностями которой следует считаться, но на которую они пока не в силах повлиять. "Мировое экономическое пространство развивается по своим собственным законам, которые нам неподвластны. Они - результат деятельности всех стран мира и экономических субъектов. Студентов надо обучать пониманию этих законов", – говорит Валентин Поспелов, ректор Института международных экономических отношений Финансовой академии.
Что до экзотики, то этого добра у нас самих хоть отбавляй. Недаром все собеседники "Эксперта" подчеркивали, что они готовят выпускников в России и для России. А г-н Русин, рассказав об универсальности подготовки в Международном университете, сообщил следующее: "Некоторое время назад обеспеченные родители посылали детей учиться куда угодно, только не в Россию. Как ни смешно, с этого года резко обозначилась обратная тенденция. Из бесед с родителями мы поняли: дети там Чпропадают". Беда в том, что они отрываются от российской специфики менеджмента, связей, российской экономики, российской жизни. Поэтому, условно говоря, мы делим наше внимание так: семьдесят процентов на российский бизнес, тридцать процентов - на международный".

Знание казахского как шаг к глобализации

И все-таки от глобализации нам не уйти. Поиск оптимального направления и наиболее эффективных методов вхождения в ту или иную нишу мировой экономики – такую проблему решает сейчас отечественный бизнес.
Поэтому то, что называется у нас образованием в области международного бизнеса, так или иначе сосредоточивается вокруг этих поисков. Конечно, привитие навыков хорошего бизнес-тона уже подспорье Но ими не обойтись. Каждый добавляет от себя что может, выбирая из следующего арсенала: иностранный язык (не только как средство общения, но и как средство познания специфики той или иной страны); собственно специфика той или иной страны, того или иного региона, специфика рынка того или иного продукта, той или иной отрасли, того или иного вида деятельности.
Но ни одно учебное заведение не может похвастаться тем, что охватывает весь спектр задач. И не всегда из-за ограниченности своих возможностей. Иногда приходится наступать себе на горло, чтобы вписаться в повороты рынка. "Нас, внешнеторговцев, очень смущает всеобщая, всеподавляющая ориентация обучаемых только на английский язык. Из-за этого Академия из двадцати ранее преподававшихся иностранных языков уже потеряла шестнадцать. Сейчас все определяет заказчик. Мы иногда спрашиваем: почему все-таки английский, если вы больше сотрудничаете с германскими или турецкими фирмами. Отвечают: английский - язык международного бизнеса. Но что такое экспортно-импортная политика? Купить вы можете, не зная ни слова, показав пальцем и написав цену. Продавец, желая освободиться от своего товара, продаст. Но если вы выходите на рынок со своей продукцией и пытаетесь реализовать ее, вы многократно выигрываете как продавец, если знаете язык страны. Нам это известно из многолетней практики. Если мы завтра не найдем толковых предпринимателей со знанием арабского, китайского или финского, позиции российского предпринимательства будут слабее, чем могли бы быть", - говорит Сергей Долгов.
И набор регионов достаточно традиционен: Европа (западная) и США. Никакой тебе Турции, а тем более Японии. Международный университет пытается увеличить охват за счет Южноамериканского континента, но и то в пределах бывших испанских колоний. Португальская колония - будь она хоть размером с Бразилию - не в счет. Ну не обучены мы португальскому.
Региональный дисбаланс в обучении вполне объясним: легче разрабатывать учебный материал по странам, которые традиционно находятся в центре внимания науки, общественности и внешнеэкономической политики. Да и квалифицированных партнеров для российских преподавателей – те ведь тоже еще не волшебники, а только учатся – проще найти именно там. "Естественно, что лучшим знанием работы институтов Евросоюза, связанных с ведением коммерческих, торговых, финансовых операций, перевозками и так далее обладают специалисты институтов, входящих в систему Евросоюза, - рассказывает г-н Буренин. - Мы их приглашаем при подготовке менеджеров для работы с европейскими компаниями на наших рынках, поскольку частью программы как раз и является преподавание законов и технологий, принятых там".
С другой стороны, есть еще в российских бизнесменах недопонимание: дескать, курица - не птица, Болгария - не заграница. На самом деле времена изменились, сейчас для нас и Украина с Казахстаном - зарубежье. "Шкала коммерческих и бытовых предпочтений существует и сегодня, причем отнюдь не всегда субъективные оценки совпадают с объективной реальностью. Наша задача - содействовать возможно большему сближению того и другого. Как бы нам того ни хотелось, но в ближайшей перспективе не Западная и даже не Восточная Европа, тем более не Япония и США станут основными экспортными рынками для готовых изделий из России, а страны СНГ. Поэтому мы исходим из того, что страны СНГ должны занять в учебном процессе не третье и даже не второе, а, пожалуй, приоритетное место", - считает Сергей Долгов. Но пока заказчик будет стремиться в Европу, обучающим ничего не остается делать, как сосредоточивать свое внимание на ней.
С видами деятельности тоже не все гладко. Широкие массы российского бизнеса вряд ли осознают, что даже внешняя торговля уже не та, что раньше - при классическом капитализме. "В современном мире вместе с огромным ростом внешнеторгового оборота все меньшее место занимает внешняя торговля в ее Ччистом" виде (за исключением, пожалуй, биржевой торговли массовыми аграрно-сырьевыми товарами), на основе единичных внешнеторговых контрактов", - поясняет г-н Долгов. Внешняя торговля все чаще становится всего лишь частью - иногда основной, но все-таки частью - сложного комплекса долговременных экономических отношений между производственными, торговыми, финансовыми компаниями различных стран. Такие комплексы ныне складываются на основе длительных устойчивых отношений - возник даже специальный термин "контрактная экономика".
Конечно, не только спрос ограничивает обучение "международному бизнесу" определенными рамками. "Обучение предполагает использование деловых игр, ситуационных подходов, моделирование и разбор конкретных ситуаций. По нашей специализации нужны примеры из деятельности совместных, внешнеторговых и других ориентирующихся на внешнеэкономические связи предприятий. Но достать материал очень сложно, только при хороших личных контактах", - сожалеет Владимир Шитов. Однако вырываться из рамок, какого бы происхождения они ни были, придется. Для выхода в мировой бизнес лучше иметь при себе соответствующим образом подготовленный человеческий капитал. "А то как бы не проиграть нам экономические битвы еще до их настоящего начала: не только в далеком Вьетнаме, Анголе или Мозамбике, но и в гораздо более близких к нам центрально-азиатских республиках", – тревожится за господ предпринимателей г-н Долгов. И этой тревоге трудно не посочувствовать.

 

Комментарии Фейсбук Вконтакте