"Бизнес-школам надо идти за рубеж"

Дата публикации

Новый декан INSEAD Фрэнк Браун рассказывает о своих взглядах на бизнес-образование.

Американец Фрэнк Браун – первый представитель бизнеса за 45-летнюю историю INSEAD, который 1 июля займет кресло декана знаменитой французской бизнес-школы. Браун приходит на эту должность с позиции партнера компании PricewaterhouseCoopers – руководителя глобальными операциями в области предоставления консультационных услуг. Любопытно, что такую карьеру Браун сделал, не имея диплома МВА. В интервью "Ведомостям" будущий декан рассказывает, каким путем он поведет вверенную ему бизнес-школу.

– Вы будете первым бизнесменом-практиком, который возглавит INSEAD. Чем, на ваш взгляд, вызвано такое решение?

– INSEAD – это школа, которая всегда отличалась открытостью к разного рода новаторским решениям. Кроме того, она довольно быстро росла, и потому, как мне кажется, руководство решило, что настало время очередных перемен. Перемен, которые открыли бы перед школой новые возможности. Мне представляется, что пора поближе познакомить мировое сообщество с INSEAD. И наверное, совет директоров решил, что благодаря моим широким связям в бизнесе мне удастся рассказать миру блестящую историю успеха этой школы.

– Намерены ли вы что-то менять в работе школы?

– Я надеюсь провести много изменений, но они не будут носить характер радикальных перемен. Мы уже успели многое обсудить с преподавателями школы и с ее администрацией, и мы пришли к выводу, что никаких стратегических недочетов в нынешней деятельности школы нет. Но есть много областей, где очень пригодился бы свежий взгляд на вещи, который помог бы открыть новые возможности в работе INSEAD. Сейчас я как раз и занят разработкой своей стратегии. На это у меня еще есть полгода, поскольку я вступаю в должность только 1 июля. Так что у меня еще остается время подготовиться и обсудить свои соображения с преподавателями и сотрудниками.

Прежде всего нам предстоит решить, как расширить, так сказать, глобальное измерение – что для этого изменить в области предложения услуг, работы с клиентами. Очень важно, как мы будем знакомить людей с нашим брэндом. Скажем, в США об INSEAD знают очень мало. О нас мало знают в Китае. И это удивительно. Ведь во многих отношениях INSEAD уникальна. Скажем, в этой школе существует новая программа МВА, рассчитанная на 10 месяцев. Но, общаясь с руководителями американских компаний, я обнаружил, что многие из них даже не слышали о такой программе.

Между тем у INSEAD чрезвычайно разнообразный продукт. И одна из концепций, с которой я намерен знакомить предпринимателей, – это подготовка таких "глобальных" топ-менеджеров, которые были бы в состоянии работать в любой стране мира и везде чувствовали бы себя одинаково комфортно: в Москве, в Пекине, в Нью-Йорке и т. д.

Для этого слушатели INSEAD должны находиться в исключительно разнообразной культурной среде. Их следует научить свободно общаться с людьми из самых разных стран, представителями самых различных культур. Мы убеждены, что воспитание топ-менеджеров из категории, которую мы для себя называем транскультурный директор, чрезвычайно важно для развития глобального бизнеса и INSEAD – как раз та школа, которая уже в состоянии готовить таких руководителей.

– Еще какие-то школы в Европе работают с подобной концепцией?

– Не уверен. Скажем, у нас есть кампус в Сингапуре, мы поддерживаем контакты с Wharton. Поэтому наши слушатели программы МВА, которая рассчитана на 10 месяцев, имеют возможность, скажем, первые четыре месяца поучиться во Франции в Фонтенбло, затем еще на два месяца поехать в Wharton, затем еще пару месяцев поучиться в Сингапуре и завершить программу, вернувшись на два месяца в Фонтенбло.

Таким образом, в рамках одной программы они получают богатый опыт работы и общения в разных культурных средах – и это не считая людей, с которыми они вместе учатся! И это не считая преподавателей нашей школы, которые приехали из более чем 30 стран мира! Это уникальная ситуация, и я далеко не уверен, что в Европе найдется другая школа, предлагающая подобную схему обучения. Европейские программы все же более ориентированы на Европу.

– В Россию собираетесь?

– За время своей деятельности в PwC я много работал в Восточной Европе, много бывал в Москве и нахожусь под огромным впечатлением от того, что происходит и в России, и в Восточной Европе. Так что Россия, несомненно, находится на экране наших радаров.

– Как INSEAD будет работать в Азии, учитывая, что у вас уже есть кампус в Сингапуре?

– Сейчас мы как раз занимаемся разработкой нашей политики в отношении Индии и Китая. Ведь Сингапур и представляет собой своего рода ворота в Азию. По крайней мере, для INSEAD. Мы построили там большой кампус, и там у нас есть все возможности принимать больше слушателей. Так что на данный момент я не вижу необходимости для INSEAD строить новый кампус в какой-либо другой стране. Но считаю совершенно необходимым присутствие INSEAD в других странах, и прежде всего в Китае и Индии. И сейчас мы как раз и пытаемся определить (и это тоже является частью моей стратегии), как именно мы сможем обеспечить на этих рынках свое присутствие. Запустить программу ЕМВА? Или открыть исследовательский центр, в котором может вестись обучение руководителей компаний? Или и то и другое? Или что-то третье…

– Расскажите о своем опыте работы в бизнесе.

– Я начинал в PwC в качестве аудитора, а затем стал специализироваться в области слияний и поглощений. В 1989 г. я создал в PwC бизнес по сопровождению сделок и в тот же год стал партнером. А этот новый бизнес превратил в глобальный. Последние 18-20 лет я провел, разъезжая по всему свету, создавая наш аудиторский бизнес, и в последнее время занимался еще развитием нашего консультационного бизнеса, который стал в полном смысле наследником PwC Consulting. В 2002 г. я отвечал за продажу нашего консалтингового подразделения корпорации IBM. Тогда мы потеряли бизнес по консалтингу в области информационных технологий. Но нам удалось сохранить консалтинг в области управления рисками, улучшения показателей и т. д. В последние несколько лет я занимался формированием именно этого подразделения и развитием нашего консультационного бизнеса – работал над выработкой глобальных стратегий, их реализацией на глобальных рынках, взаимодействием с глобальными клиентами. И все это прекрасно отвечает стратегическим потребностям INSEAD.

– А у вас есть диплом МВА?

– Нет, у меня такого диплома нет. У меня есть диплом расширенной программы управления Wharton (Advanced Management). Дело в том, что сейчас мне 49 лет, а женился я в 22 года – в 1979 г. Когда я начинал работать в PwC, дети были еще маленькими, и как-то раз жена сказала, что хочет поступать на юридический факультет. Так что, вместо того чтобы пойти на программу МВА, я помогал ей и зарабатывал деньги.

– Сейчас много спорят о том, что в бизнес-образовании полезнее – упор на теоретические дисциплины или на практические занятия. А как думаете вы?

– Я полагаю, что должно присутствовать и то и другое. Но я разговаривал с преподавателями, и они считают, что теоретические исследования в области бизнеса очень "высокоумны" и не очень понятны для бизнес-сообщества в целом. Я с этой точкой зрения не согласен. Я убежден, что есть много неиспользованных способов, как даже самый сложный теоретический труд применить на практике, будь то в классе или в практике бизнеса.

Так что я хочу уделять внимание обоим аспектам. И думаю, в этом мне опять поможет мой опыт работы. Я провел достаточно времени в научных центрах во всем мире, чтобы получить представление о научных исследованиях и о возможностях их использования. Я убежден, что в бизнес-образовании можно не только сочетать оба эти направления, но и приближать их друг к другу. Этим-то я и собираюсь заняться.

– Некоторые утверждают, что программы МВА следует адаптировать к местным рынкам. Другие полагают, что это совсем не обязательно.

– Если сводить программу только к обучению на материале местного рынка, можно упустить возможность развивать у слушателей кругозор и способность смотреть на ситуацию с различных точек зрения. Я убежден, что разнообразие – это ключевое условие обучения, в какой бы стране оно ни проходило и чего бы это ни касалось: поиска оптимального решения, создания команды для работы над проектом и т. д. Если бы я имел возможность обратиться к представителям бизнес-образования в России, я бы сказал, что вам непременно надо выходить за пределы своей страны и давать своим руководителям бизнеса возможность приобретать опыт в других странах, на других рынках.

– В России совсем непопулярны программы Full-time MBA. Люди опасаются покидать свой бизнес на год или на два.

– Мне представляется, что всякий, кто решит поступить и учиться на программе МВА, задумывается над тем, как это отразится на его карьере. И потому я бы хотел больше общаться с компаниями, в которых эти люди работают, чтобы разъяснять лидерам компаний, как может выиграть их бизнес, если ее топ-менеджеры получат МВА, получат определенный опыт, создадут новые и широкие связи. И я думаю, если нам это удастся, то часть такого беспокойства рассеется, потому что сами компании станут поощрять в своих сотрудниках стремление учиться на программе МВА и дадут им необходимые заверения, что отлучка на один-два года не повредит их карьере.

Но мне представляется, что чрезвычайно полезны и программы EMBA. У нас она пока небольшая – порядка 55-60 слушателей, и я собираюсь ее расширять. Потому что одно дело, когда мы говорим, что человек уезжает на полтора-два года, и совсем другое, когда все обучение занимает 14-16 недель, да к тому же с использованием модульного принципа, – модулями по нескольку недель каждый.

– А как вы относитесь к идее специализации программ МВА?

– Мне кажется, что наиболее успешными будут те школы, которые делают ставку на общий менеджмент. Мы, по крайней мере, намерены поступать именно так. Конечно, кому-то могут представляться более интересными программы МВА в области финансов или в области бухгалтерской отчетности. Может быть, мы предложим что-то и в этом "жанре". Но в первую очередь меня заботит не это. Мне хотелось бы позиционировать INSEAD в качестве школы, куда направятся те, кто хочет прежде всего получить образование в области общего менеджмента, кто хочет возглавить работу любого учреждения, будь то корпорация или ее подразделение или неправительственная организация.

– И каким образом вы собираетесь это осуществлять?

– Самыми разными путями. Прежде всего задействуя внутренние ресурсы INSEAD: членов совета директоров, преподавателей, студентов и особенно выпускников. Сначала мы обсудим концепцию с ними. Они же помогут распространить ее за стенами школы. Затем – общаясь напрямую с корпорациями. Общение – неоценимый способ решения проблем. Я считаю, что надо "светиться", надо общаться, и я готов делиться своими взглядами и убеждениями. Этим я намерен заниматься и впредь.

– Из какой страны сейчас в INSEAD больше всего слушателей?

– В INSEAD есть правило: в составе класса по программе МВА может быть не более 10% слушателей из одной страны. Сейчас больше всего слушателей из Индии. Из России, кажется, 16 человек – это и в Фонтенбло, и в Сингапуре – и 30-40 человек из США.

– А почему американцы едут учиться в INSEAD? Ведь американское бизнес-образование считается лучшим в мире?

– Да, в США прекрасное бизнес-образование, но INSEAD предлагает и то, чего нет в американских бизнес-школах. И прежде всего это изучение иностранных языков и возможность знакомиться с другими культурами. В американских бизнес-школах порядка 50% слушателей по любой программе – американцы. Там можно получить отличное представление об американском бизнесе. Но я убежден, что остальной мир тоже стремительно развивается, и лидерам американских компаний необходимо об этом помнить и получать опыт за пределами Америки.

– Когда вы станете деканом INSEAD, вам придется разрываться между Францией и США?

– Нет, мы с женой переедем в Фонтенбло. Но мне по-прежнему придется много ездить, общаться с руководителями бизнеса. Наши выпускники живут в 20 странах.

– Тяжелый график. А как вы отдыхаете?

– Я люблю гольф, рыбалку. Люблю читать – я много читаю во время долгих перелетов и всячески избегаю работать в самолете. Люблю джаз, особенно Майлза Дэйвиса. Каждый день хожу в спортзал заниматься на тренажерах, много хожу пешком. Я умею отдыхать. Я провел много времени в разъездах и убежден, что справиться с усталостью и стрессом, в том числе и во время поездок, помогают только физические нагрузки.

 



Комментарии Фейсбук Вконтакте