Школа мадридского двора

Дата публикации

Научить предпринимательству невозможно. Но мадридская бизнес-школа Instituto de Empresa (IE) давно и успешно опровергает этот постулат. Фабрика новых бизнесов работает безотказно, и ежегодно каждый пятый выпускник IE открывает собственное дело. В Instituto de Empresa знают, как придумывать идеи, и по этой части среди европейских бизнес-школ у нее нет конкурентов.
Что может быть общего у собачьих экскрементов, глазированных сырков и электростанции, работающей на солнечных батареях? Из всего перечисленного можно сделать хороший бизнес. А заодно из еще очень большого количества самых разных вещей, потому что идеи лежат прямо под ногами, нужно лишь наклониться и взять их. Возможно, кто-то в этом и сомневается, но только не выпускники Instituto de Empresa (IE).
Стороннему наблюдателю сложно составить верное впечатление об атмосфере бизнес-школы. Instituto de Empresa – исключение из правил. Здесь дух предпринимательства настолько концентрирован, что его нельзя не почувствовать: кажется, его можно черпать ложкой.
"Наша школа, по сути, не что иное, как венчурная лаборатория, кухня для новых бизнесов", – говорит профессор стратегии Дэвид Бах. Именно за этим сюда едут студенты из пятидесяти стран, в том числе и из России.
В Испании сегодня работают сразу три сильных европейских бизнес-школы: IESE, ESADE и Instituto de Empresa. В отличие от конкурентов, "проживающих" в Барселоне, IE обосновалась в Мадриде, финансовой столице страны. Единого кампуса у школы нет, 17 ее зданий разбросаны по всему городу. Большинство из них находятся в самом дорогом районе Мадрида - Саламанка, где офис PricewaterhouseCoopers "переглядывается" с банком La Caixa, а в выходной день можно не встретить ни одной живой души.
Но главное отличие Instituto de Empresa от других испанских школ состоит в том, что она основана не университетом и не религиозной организацией, а крупными бизнесменами. В этом смысле IE – своеобразный венчурный проект. Когда диктатура Франко подходила к концу, предприниматели решили создать форум, где они могли бы обсуждать свои проблемы и делиться знаниями. Кстати, название бизнес-школы в переводе с испанского означает "институт предпринимателей".
У истоков школы стоял Диего де Алкасар, личность поистине неординарная, поскольку к моменту открытия учебного заведения в 1973 году ему исполнилось всего двадцать пять лет. Сегодня Диего де Алкасару 57 лет, и он по-прежнему президент Instituto de Empresa. А его выпускники ищут новые идеи и открывают новые бизнесы по всему миру.
В прошлом году группа студентов IE победила в международном конкурсе Innovation Challenge и получила звание "Самая новаторская команда МВА в мире", а также $20 тыс. в придачу. "Чему вы удивляетесь? – пожимает плечами студент Дмитрий Антониади. – Учитывая, сколько времени мы тратим на генерирование идей и их воплощение в бизнес-планах, наша победа закономерна. Здесь все живут этим".

Бриллиант в международной оправе

"Неограненный бриллиант бизнес-образования" – так в свое время The Wall Street Journal назвала Instituto de Empresa, имея в виду, что школа обладает сильным потенциалом, но пока не слишком активно себя продвигает. Но, судя по всему, частичку "не" из этого эпитета скоро можно будет убрать.
Процесс международной экспансии IE начала в 1983 году, когда в дополнение к программе MBA, где курс читали на испанском языке, открыла International MBA (IMBA) с преподаванием на английском. Затем школа начала искать выход на международные рынки и благодаря родному языку превратилась в один из самых авторитетных вузов в Латинской Америке. IE стала инициатором создания так называемого "Альянса Сумак" (Sumaq Alliance) – он объединил Instituto de Empresa с семью лучшими бизнес-школами Латинской Америки для продвижения учебных программ.
Помимо Латинской Америки Instituto de Empresa начала активные действия в Северной Америке и Азии. Школа открыла представительский офис в Нью-Йорке и совсем недавно - в Китае. "С точки зрения развития это для нас серьезная перспектива", – говорит директор по международному развитию IE Дирк Хепфль. В Восточной Европе, и в частности в России, школу пока знают гораздо меньше, чем ее конкурента IESE. Но IE собирается наверстать упущенное. В марте этого года школа провела информационную сессию в Москве. "Пришли более 60 человек, и все они очень перспективные", – отметил Дэвид Бах. Поэтому не исключено, что вместо одного-двух русских студентов в год здесь будут учиться хотя бы пять-семь.
Не так давно Instituto de Empresa заставила говорить о себе все бизнес-образовательное сообщество. Ректор школы Анхель Кабрера (сейчас он возглавляет американский Thunderbird University) предложил радикальную идею: он заявил, что студентам бизнес-школ нужна профессиональная этическая клятва, наподобие клятвы Гиппократа у медиков. Идея появилась очень своевременно, в самый разгар корпоративных скандалов в США, и в прессе развернулись бурные дискуссии. Одни усомнились в том, что студенты согласятся публично произносить клятву добропорядочного поведения, максимум, на что можно их уговорить, – это поставить подпись под ее текстом. Другие посчитали, что присяга никак не остановит потенциальных мошенников, к тому же во многих школах и так читают курс этики. Наконец, третьим показался слишком напыщенным сам текст, который на самом деле напоминает моральный кодекс строителей коммунизма: "Если я не нарушу этой клятвы, я буду наслаждаться жизнью, искусством и личным успехом. Я буду жить в уважении на этом свете, и будет память обо мне светлой после моей кончины".
Дискуссия в конце концов сошла на нет, и моральные принципы выпускников бизнес-школ остались на их совести. Но усилия Instituto de Empresa по продвижению на международном рынке увенчались успехом. Как отмечает Дирк Хепфль, "нам понадобилось по меньшей мере пять-семь лет, прежде чем мы получили какие-то осязаемые результаты". Из никому не известной местечковой испанской школы IE сегодня превратилась в одно из самых уважаемых учебных заведений Европы. Согласно последним рейтингам Financial Times, Instituto de Empresa входит в десятку лучших европейских школ, а также в top-20 лучших бизнес-школ мира. А по части программ обучения предпринимательству у IE в Европе нет равных.

Instituto de Empresa

Страна: Испания
Программа Full-Time International MBA:
-Продолжительность – 13 месяцев
-Количество студентов – 230
-Средний возраст – 28 лет
-Доля иностранных студентов – 81%
-Средний результат GMAT – 680 баллов
-Средний опыт работы – 5 лет
-Стоимость обучения – $46,6 тыс.
-Стоимость проживания – $24,6 тыс.
-Средняя зарплата выпускников – $102 тыс.
-Программа кредитования – Banque Societe Generale Vostok (BCGV)
-Общее количество выпускников – 30 тыс.
Дневник предпринимателя
В ноябре, перед началом занятий, студентов IE обычно отправляют на однодневный outdoor training в горах Сьерра-де-Гвадаррама на севере Испании. Но в прошлом году мероприятие решили провести в городе: руководство побоялось, что из-за холодной погоды студенты могут заболеть. "Мы очень ответственная школа", – сказал мне Дэвид Бах. Я почему-то вспомнила, что в INSEAD слушателей EMBA для развития лидерских качеств забрасывают в Арктику - и ничего, никто не возражает. Впрочем, несмотря на некоторые поблажки, условия в IE нельзя назвать тепличными.
Программа IMBA рассчитана на 13 месяцев. Можно ли за это время из обычного студента, пусть даже и талантливого, сделать предпринимателя? "Существует миф, что предпринимателями рождаются. В свое время проводились исследования с целью понять, какие именно характеристики свойственны предпринимателям. И оказалось, что нет ничего такого, что отличало бы их от обычных людей. Так что придумывать новые идеи и создавать бизнесы может каждый", – говорит профессор предпринимательства Димо Димов.
Instituto de Empresa – первая из европейских школ, где предпринимательство стало обязательным предметом. На него отводится три семестра: больше времени, чем на любую другую дисциплину. Например, в первом семестре каждый из студентов должен вести своеобразный дневник и записывать бизнес-идеи, приходящие в голову, даже самые невероятные. Дмитрий Антониади, например, с удивлением признался, что столько идей, сколько он услышал в школе за последние полгода, он не встречал за всю жизнь, хотя в свое время был предпринимателем и управлял рестораном. "230 студентов – это как минимум 2300 самых разных идей. Некоторые из них реальны, некоторые нет, главное, чтобы люди учились мыслить", – объясняет Димо Димов.
Как правило, идеи для бизнеса лежат на поверхности, надо лишь подойти к ситуации творчески. Студент Глеб Рыбушкин, который до поступления в IE работал представителем авиакомпании KrasAir в Москве, поделился одной из своих идей.
– Я подумал, что можно привезти в Испанию какие-нибудь русские продукты. Водка уже есть, икра тоже. И тут меня осенило: нет сырков глазированных! Обошел местные магазины, и действительно - ничего подобного нет. Я привез из Москвы немного, угостил, всем очень понравилось. Потом в Интернете прочитал, как эмигранты соскучились по нашим сыркам. Тут я понимаю: вот оно, можно делать деньги на ровном месте! Я вышел на российских производителей, выяснил, что продукт очень дешевый, и его можно экспортировать не только в Испанию, но и в Германию, Израиль и т.д.
Звучит весьма убедительно. Интересно, как на испанском зазвучало бы название сырков вроде "Ростагроэкспорт"?
– Ну и что дальше, бизнес пошел? – предвкушаю я продолжение истории.
– Экспорт – это не совсем мое, – заканчивает Глеб на самом интересном месте. – Наверное, чтобы торговать сырками, не нужно получать диплом MBA. Просто я хотел сказать, что придумывать идеи для бизнеса несложно.

Деньги для солидных идей

Со стороны может показаться: идеи, которые придумывают студенты, слишком просты, если не сказать банальны. Ну что оригинального в открытии кафе или пункта сдачи белья в стирку?
"Это еще одно заблуждение, что идеи обязательно должны быть суперновые, – говорит Димо Димов. – В большинстве своем они достаточно простые. И нет ничего постыдного в том, чтобы увидеть что-то в одной стране и скопировать в другой". Хосе Посада, выпускник 1997 года и весьма успешный предприниматель, выразился более образно: "Речь не идет о гениальных идеях. Нас учат придумывать идеи гениальным образом, а потом разумно зарабатывать деньги с их помощью".
Станислав Воробьев, выпускник 2001 года, вспоминает, как хотел посмешить группу и вдвоем с коллегой разработал полноценный бизнес-план по уборке Мадрида от собачьих экскрементов.
– Раньше это было проблемой для Мадрида. У муниципальных властей есть специальные мотоциклы-пылесосы, но их мало, и они не успевают все убирать. А хозяевам животных, естественно, не до чистоты, – рассказывает Станислав.
– Неужели на таком материале можно сделать рентабельный бизнес?
– Мы обошли центральные улицы и опросили владельцев магазинов, возле которых валялось нечто, сколько они готовы платить, если мы будем все это убирать. Владельцы называли небольшие суммы. Потом просчитали объем работы, стоимость парка мотоциклов и зарплату персонала, и получилось, что бизнес выгоден и должен окупиться в течение года.
Разумеется, к концу обучения после длительных тренировок у студентов появляются и более солидные идеи. Они обсуждают, например, постройку электростанции на солнечных батареях, варианты переработки бензина и т.п. Все идеи оценивают в группах, потом выбирают одну наиболее перспективную, для которой разрабатывают бизнес-план. Слушателям приходится на практике применять знания, полученные из других курсов: маркетинг, человеческие ресурсы, стратегия и т.п.
Очень важная часть курса предпринимательства – поиск финансирования. Студентам объясняют, например, что венчурные фонды далеко не единственный источник средств. "В США даже во время интернет-бума венчурные фонды профинансировали не более шести тысяч предприятий. Тогда как ежегодно там открывается около пяти миллионов новых бизнесов, – говорит Димо Димов. – Гораздо эффективнее обращаться за кредитом в банк или вообще обойтись без заемных средств. Ведь не каждая идея требует немедленного вложения огромного количества денег. Иногда можно так организовать бизнес, что клиенты начнут по чуть-чуть платить вперед".
Тесная связь IE с бизнес-сообществом позволяет школе задействовать слушателей и в реальных проектах. Специальные исследовательские центры (сейчас их у школы девять) проводят прикладные исследования по заказу компаний и привлекают к сотрудничеству студентов. Например, недавно они придумывали маркетинговую стратегию для выхода на зарубежные рынки испанской косметической фирмы. Кроме того, у школы есть давний партнер, корпорация General Electric, известная своими новаторскими традициями. Ей постоянно требуются свежие идеи, и после специального отбора студенты получают возможность разрабатывать реальные проекты для GE. Автор лучшего бизнес-плана получает премию 3 тыс. EURO и возможность стать сотрудником корпорации.
"Возьмите любого, кого вы сейчас увидите в школе, и он вам обязательно откроет хоть какой-нибудь бизнес", – махнул рукой в сторону аудиторий Глеб Рыбушкин.
И многие действительно открывают.

Заразительный бизнес

Конечно, Instituto de Empresa готовит не только предпринимателей, из ее стен, как и из любой другой бизнес-школы, выходят финансисты, консультанты, директора по развитию и т.п. Всего лишь 10% студентов поступают в IE с четким намерением организовать свой бизнес. Но к концу обучения их процент увеличивается, и даже те, кто никогда не хотел  заниматься собственным делом, начинают относиться к предпринимательству более лояльно.
"Предпринимательский подход – это по большому счету возможность находить и разрабатывать инновации. А реализовать его можно не только в собственном бизнесе, но и внутри корпорации", – рассуждает Димо Димов. Глеб Рыбушкин и Дмитрий Антониади о собственном бизнесе пока не задумываются и говорят лишь, что их будущая работа должна быть связана со стратегическим управлением: "Имеет смысл поработать несколько лет в компании, прежде чем начинать свое дело. Сложный бизнес сначала надо изучить изнутри".
Новаторские идеи IE могут быть полезны и в семейном бизнесе (кстати, в Испании такой способ ведения дел очень популярен). Например, семейной фирме Marrons Glaces Jose Posada уже около полувека. Она продвигает весьма изысканное лакомство - глазированные каштаны, причем на Россию приходится около 25% экспорта. Хосе, представитель трудовой династии Посада, за три года работы в Москве успел выучить русский язык и смеется, что первые слова, которые он усвоил, – "большая проблема". "Я закончил Instituto de Empresa, чтобы лучше понять чужой опыт и открывать новые направления в своем семейном бизнесе. Думаю, что ни IESE, ни ESADE не помогли бы мне так, как IE", – отмечает господин Посада.
Но все-таки 15–25% выпускников Instituto de Empresa основывают новые компании, и это очень высокий показатель для бизнес-школ. В прошлом году благодаря их усилиям родилось сразу 35 новых бизнесов. Один выпускник, например, сейчас пытается создать авиакомпанию-дискаунтер в Мексике, где эта ниша до сих пор свободна. Его коллега открыл агентство недвижимости в Мадриде. Вроде бы ничего особенного в этом нет, но в столицу Испании каждый год приезжают учиться около 10 тыс. студентов, и каждый снимает квартиру за весьма приличные деньги. Соответственно, огромный спрос на аренду жилья обеспечен. Владелец агентства ремонтирует квартиры, сдает их внаем и за год работы успел "выйти в ноль".
Не отстают от своих западных коллег и российские выпускники. Станислав Воробьев, который много лет проработал в крупнейших рекламных фирмах, вернулся в Москву и сейчас руководит своим маркетинговым агентством Promo Sapiens. "Иногда я открываю свои конспекты и нахожу в них немало полезного, даже по прошествии стольких лет", – говорит Станислав. А один российский выпускник остался в Испании и теперь устанавливает телевизионные панели в гостиницах и магазинах, зарабатывая на демонстрации рекламных роликов.
Нащупав план, который позволяет зарабатывать деньги, люди будут придумывать новые идеи все больше и больше. Как любят повторять в Instituto de Empresa, "это очень заразно в хорошем смысле слова".

 



Комментарии Фейсбук Вконтакте