Доктор-лектор

Дата публикации

На Западе реализовать карьерные амбиции и добиться зарплаты, измеряемой числом с пятью нулями, можно не только с дипломом MBA. Степень PhD гарантирует не меньший успех. В бизнесе ее обладатели по заработкам не уступают выпускникам MBA, а в США некоторые профессора c PhD получают от $250 тыс. в год.

 

Западная степень PhD (Doctor of Philosophy) не очень известна в России, но за рубежом ее обладатели считаются интеллектуальной элитой. Российский аналог PhD -- степень кандидата наук. На Западе для получения PhD нужно закончить докторскую программу в университете или бизнес-школе и защитить диссертацию. Получить степень PhD можно в различных науках или сферах бизнеса: к примеру, в математике, финансах, маркетинге и проч. Но нас сейчас интересюут "бизнесовые" и "экономические" PhD.

 

До конца доходят не все

 

Они есть почти в каждом университете мира. Котируются программы при ведущих американских университетах и бизнес-школах: Harvard, Stanford, Columbia, Rochester, Carnegie Mellon и др. За пределами США сильные программы PhD в London Business School, INSEAD, IMD и ряде других школ.

 

Докторская программа длится в среднем четыре-шесть лет. Первые год-два докторанты изучают 10-20 курсов, а потом сдают квалификационный экзамен. Затем начинается научная работа над конкретной темой под "надзором" профессора; подготовка к диссертации, включающая в себя написание научных статей; самообразование и преподавательская деятельность. И, наконец, нужно еще защитить диссертацию.

 

Но до защиты доходят далеко не все. В среднем с потока выпускаются только 20-40% от всех поступивших. Больше половины докторантов прерывают учебу примерно на середине. Почти в каждом университете студент, проучившийся два года в докторантуре, автоматически получает степень магистра -- так называемую Master of Science (MS) или Master of Art (MA). Поэтому многие, посчитав эту степень достаточной, уходят с PhD досрочно. Олег Замулин, обладатель PhD в Michigan, профессор Российской экономической школы (РЭШ): До конца выдерживают только те, кто действительно создан для науки. PhD -- это специфическая среда, которая не подходит для тех, кто ищет быстрых и легких путей, чтобы урвать большой куш.

 

Не все и поступают

 

Поступить на PhD можно сразу после университета -- достаточно иметь степень бакалавра (ей соответствует российский диплом о высшем образовании). Возраст докторантов -- от 23 лет. Обычно они моложе магистров в бизнес-школах, поскольку для поступления на MBA, в отличие от PhD, требуется опыт работы. Впрочем, многие поступают на PhD, уже имея и опыт работы, и даже магистерскую степень MBA.

 

Поступающий на PhD должен сдать те же экзамены, что и на MBA (TOEFL, GMAT или GRE), представить две-три рекомендации и нотариально заверенную копию диплома. Желательно также иметь несколько публикаций или опыт академической работы. Последние два условия, как правило, не обязательны, но шансов поступить у их обладателей больше. Подавать документы на поступление надо почти за год до начала учебы.

 

В зависимости от размера факультета набор в докторантуру составляет от 20 до 60 человек. Средний конкурс -- 10-30 человек на место. К примеру, в этом году в Harvard было принято 22 человека при 700 претендентах, а в Wharton на 80 мест было подано 795 заявлений.

 

Как правило, программы PhD ничего не стоят студентам. Причем университет оплачивает учебу независимо от того, сколь долго она продолжается. Сергей Нетессин, получивший PhD в области операционного менеджмента в университете Rochester, профессор бизнес-школы Wharton: Можно учиться четыре года, а потом еще столько же работать над диссертацией. Один мой сокурсник получал PhD около десяти лет. Кроме того, университеты часто выделяют стипендии. По словам Олега Замулина, на жизнь этих денег вполне хватает. Наконец, будущие PhD во время учебы могут подработать преподаванием

(этим можно заработать $5-10 тыс. в год) или на консультационных проектах для различных фирм.

 

Академики...

 

Если выпускники MBA идут только в бизнес, то у обладателя PhD есть три варианта на выбор: заняться преподавательской деятельностью, посвятить себя исследованиям либо тоже уйти в бизнес (как правило, в исследовательские или аналитические отделы различных компаний). Многие умудряются совмещать две из этих трех сфер деятельности. Примерно 70-80% выпускников PhD выбирают академическую карьеру, то есть становятся преподавателями в университетах и бизнес-школах. Так что среднестатистический управляющий в западной компании -- это скорее выпускник MBA, а не PhD. Сергей Гуриев, профессор экономики РЭШ: Топ-менеджерами после PhD обычно не становятся. Не потому, что не могут, а потому что не хотят. PhD -- это стиль жизни людей, рожденных для глубокого аналитического анализа и разработки теорий. По мнению

 

Олега Замулина, MBA учит заниматься бизнесом, то есть имеет практическую направленность, а PhD разрабатывает интеллектуальный потенциал и способность к мышлению.

 

Выпускники, выбравшие академическую карьеру, сразу после учебы начинают преподавать в университетах. В бизнес-школах платят больше, но приходится учить очень своенравных студентов MBA. Но зарплаты профессоров в области бизнеса и экономики сравнимы с доходами выпускников MBA. Например, средний "ассистент профессора" (стартовая должность после PhD) получает либо столько же, либо чуть больше выпускника MBA. Сергей Нетессин: Дальше доходы, например, американской профессуры варьируются от $150 тыс. до $400 тыс. в год. Так, младшим профессорам платят по $200 тыс., профессора и заслуженные профессора получают $250-400 тыс. в год. В США есть и так называемые профессора tenure. Этот статус может быть присужден спустя шесть-девять лет после начала преподавательской деятельности. Профессоров аттестуют, и тем, кто показал самые хорошие результаты, присуждают статус tenure, что гарантирует пожизненный контракт с университетом или бизнес-школой -- расторгнуть его может лишь сам преподаватель.

 

Очень часто обладатели PhD преподают не в том университете, который заканчивали.

 

Сергей Гуриев: Считается, что если университет нанял своего же выпускника, это значит, что от него отказались другие. Поэтому обычно PhD уходят к конкурентам из числа "топовых" университетов.

 

Ирина Денисова, PhD экономики Manchester University: В Европе профессора получают меньше, чем в Америке, но зато и система контрактов у них менее жесткая. Да и получить работу в Европе гораздо проще, чем в США. Впрочем, PhD гарантирует 100-процентное трудоустройство по обе стороны Атлантики. По словам Сергея Нетессина, спрос на PhD превышает предложение почти в два-три раза: так, в США на 20-30 вакансий претендует около десяти человек. Но устроиться в Америке после окончания европейского университета очень сложно. Поэтому те, кто планирует работать в США, поступают в американские университеты. Кстати, по американскому законодательству эмигранты со степенью PhD рассматриваются на получение гражданства в первую очередь.

 

...и практики

 

Как уже было сказано, академическая карьера -- не единственный вариант для обладателей PhD. Некоторые уходят в бизнес -- например, разрабатывают методики для решения проблем управления, придумывают всевозможные бизнес-схемы и кейсы, которые затем используются в программах MBA и в реальном бизнесе.

 

По словам Станислава С., прослушавшего учебный курс PhD в LBS, в бизнес уходит 25% русских докторантов. В таких специалистах западные компании ценят их головы, а не практические навыки. И ценят высоко. Так, в инвестиционных банках сотрудникам-PhD платят не меньше, чем свежеиспеченным MBA -- по $120-150 тыс. в год. В консалтинговых компаниях PhD обычно предлагают $60-100 тыс. в год, но через три-четыре года они могут рассчитывать на более высокие доходы.

 

В Россию после получения западных PhD возвращаются единицы.

 

Сергей Гуриев: Таких десятки из нескольких сотен. Во-первых, на Западе выше зарплата, а во-вторых, на родине им недостает общения с коллегами. Как правило, обладатели PhD не занимаются в России преподавательской деятельностью -- наши вузы не в состоянии оплачивать их услуги. Поэтому докторантов гораздо чаще можно встретить в практическом бизнесе. Так, российское представительство компании McKinsey в последний рекрутинг наняло около 40% новых сотрудников со степенью PhD. Впрочем, по количеству предложений пока выигрывают обладатели MBA.

 

Игорь Гончаров, финансовый аналитик компании Business Consulting Group: 80% персонала в консалтинге, инвестиционных банках и индустрии дают все же MBA. В нашей компании много людей с MBA и единицы с PhD. Считается, что у обладателей PhD широкий интеллектуальный потенциал, но бизнес-смекалки все-таки больше у обладателей MBA.

 

"Мы учились по журналам"

 

В этом году Светлана Кириллова получила степень PhD в бизнес-школе LBS. Сейчас она работает консультантом в лондонском офисе консалтинговой компании McKinsey. Вот что она рассказала о своей учебе и опыте трудоустройства.

 

Я закончила факультет психологии МГУ, два года училась в аспирантуре, где занималась исследованиями в области поведения потребителей. Потом несколько лет училась в Academy for Educataional Development в Вашингтоне и параллельно работала. А в 1997 году поступила на программу PhD в LBS -- там интересные проекты по маркетингу. Стипендия у меня была более $11 тыс. в год. Правда, для Лондона это немного.

 

Почему я выбрала PhD, а не MBA? Мне хотелось стать квалифицированным специалистом в какой-то одной области, а MBA дает слишком широкое образование. Первые полтора года мы проходили около десятка обязательных предметов, а также специализированные курсы по различным аспектам маркетинга. Писали статьи для подготовки к диссертации. Например, результаты исследования, проведенного совместно с профессором Кентом Грейсоном, были опубликованы в Financial Times.

 

Учились мы не по учебникам, а по журналам -- в них самый актуальный материал. Студент PhD должен не просто уметь делать выводы, как студенты MBA, но и знать аргументы, которые к этим выводам привели. Обучение в LBS почти индивидуальное -- с двумя студентами работает один преподаватель.

 

Потом ты пишешь исследование, и через год-полтора проходит предзащита. Диссертацию обычно защищают к концу четвертого--началу пятого курса. Моя была посвящена развитию торговых марок.

 

В основном студентов PhD ориентируют на преподавание в бизнес-школах. Но мне было интересно применить свои наработки на практике. Три года назад специалисты McKinsey опубликовали статью о том, что нужно делать фирмам для усиления своих брэндов. Я предложила продолжить это исследование. И оказалось, что наши цели совпали. Сейчас я работаю в McKinsey консультантом отдела маркетинга, занимаюсь исследованиями в области развития маркетинговой стратегии.

 

Юлия Громова

sf-online.ru

Комментарии Фейсбук Вконтакте