Успех под ключ. Чем полезны топ-менеджеры с предпринимательским прошлым?

Дата публикации

Нанимая на работу сотрудника с опытом ведения собственного бизнеса, работодатель получает амбициозного управленца, который может справиться с любым кризисом. Однако у таких кадров есть существенный изъян: они покинут компанию, как только им станет скучно.
''В последние два года проявилась любопытная тенденция – собственники бизнеса становятся наемными менеджерами в чужих компаниях, – отмечает Игорь Шехтерман, партнер хедхантинговой компании RosExpert. – Вряд ли это явление можно назвать распространенным. Однако со временем таких случаев будет больше''. Люди с коммерческой жилкой понимают, что выгоднее продать свою небольшую фирму крупному игроку, чем конкурировать с ним, особенно если предложена хорошая цена, рассуждает Шехтерман. Впрочем, есть и другой мотив – амбиции. ''Тот, кто создал и успешно раскрутил малый проект, в какой-то момент желает попробовать свои силы в масштабах серьезной корпорации и получить более значимый статус – как профессиональный, так и общественный'', – поясняет Юрий Барзов, старший партнер хедхантинговой компании Ward Howell International.
Человек может прекратить самостоятельный бизнес, если чувствует, что не имеет возможности развиваться дальше, уверен Никита Музыря, владелец и президент группы компаний ''Автолайн'' (маршрутные такси). Пять лет назад он серьезно подумывал о том, чтобы уйти из предпринимательской среды. ''У меня пропал драйв, – рассказывает Музыря. – А потом были запущены новые проекты, и все мысли об уходе улетучились сами собой''.
В 1993 г. Сергей Михайлов создал PR-агентство ''Михайлов и партнеры''. А 11 лет спустя, в 2004 г., оставил собственный бизнес и ушел работать членом правления компании ''Российские железные дороги'' (РЖД). По словам Михайлова, сфера деятельности осталась прежней – он курирует в РЖД вопросы внешних коммуникаций. Однако ''поставленные задачи отличаются масштабностью. В рамках одной профессии я прохожу разные этапы развития'', говорит он. ''Когда я менял свой частный бизнес на позицию наемного топ-менеджера, мне была важна и личность первого лица компании [Владимира Якунина, президента РЖД], – говорит Михайлов. – У него есть чему поучиться''.
В 2004 г. в наемным стал и самарский предприниматель Владимир Аветисян. ''Я ушел в РАО ЕЭС, потому что другой проект такого масштаба и сложности, как реформирование энергетической отрасли, трудно себе представить'', – говорит нынешний член правления РАО. На момент перехода Аветисян был совладельцем холдинга ''Волгопромгаз'', в который входили Самарский завод синтетического спирта, Газбанк, Средневолжская межрегиональная газовая компания, медиаактивы и др.

Куда податься

Бывшие предприниматели, ставшие наемными менеджерами, наиболее эффективны при запуске новых проектов или на этапе реформирования, отмечает Шехтерман. ''Такой человек вряд ли согласится работать за фиксированную зарплату, нужна грамотная бонусная система'', – добавляет Музыря. Но таким людям есть за что платить: они ориентированы на результат, знают специфику работы с клиентами, не растеряются при форс-мажорных обстоятельствах, не боятся взять на себя ответственность и смогут рискнуть, считает он. Со стороны работодателя требуется четко ставить задачу, определить сроки и не досаждать контролем. Музыря уверяет, что двери его компании открыты для таких сотрудников. Например, новое подразделение ''Автолайна'' возглавляет бывший предприниматель Алексей Тощев. Этот человек давно ''в рынке'': в 2001 г. у него был собственный таксомоторный парк, который обслуживал корпоративных клиентов. ''Небольшим организациям невыгодно держать автопарк, однако потребность в транспорте регулярно возникает – например, моим постоянным клиентом был московский офис парфюмерно-косметической компании ''Эсте Лаудер'', – говорит Тощев. За короткое время его постоянными клиентами стали 25 подразделений международных компаний.
Два года назад Тощев выгодно продал свой бизнес. А в 2005 г. пришел в ''Автолайн''. ''Передо мной стояла задача создать аналогичное подразделение, которое бы занималось обслуживанием корпоративных клиентов'', – говорит Тощев. Он взялся за этот проект с небывалым энтузиазмом – ему хотелось применить свои знания в крупном проекте. Сегодня выстроены постоянные отношения с 50 организациями. ''У меня в офисе давление всегда повышенное – это из-за адреналина'', – шутит Тощев.

Пока горят глаза

''Но не стоит обольщаться, что кадры с предпринимательским прошлым останутся в компании навсегда, – предостерегает Владислав Грачев, директор департамента управленческого и финансового консалтинга консалтинговой компании "IDS Scheer/Логика бизнеса". – Эти люди, очень деятельные по натуре, не терпят статичности, размеренного рабочего ритма. В этом случае наемные топ-менеджеры могут легко переквалифицироваться назад в предпринимателей и начать что-нибудь с нуля''.
''Пока есть динамика, пока кино идет, мне интересно. Если "картинка" статична, даже если все красиво и хорошо, это уже не для меня, – признается Леонид Богуславский, ныне председатель совета директоров и главный управляющий инвестиционной компании ru-Net Holdings. – Мне интересно заниматься проектами, у которых высокая цель и динамика. Проекты должны меняться во времени''.
Богуславский с конца 1980-х гг. несколько раз менял сферу деятельности. Он три года проработал в команде Бориса Березовского – заместителем гендиректора СП ''ЛогоВАЗ''. Потом создал и возглавил корпорацию LVS, которая стала одним из крупнейших системных интеграторов в России. ''В 1996 г. компания LVS была как невеста на выданье: практически одновременно ею заинтересовались такие гранды, как Pricewaterhouse, IBM и EDS, – вспоминает Богуславский. – За пакет акций предлагались крупные по тем временам суммы. Помимо цены меня интересовал вопрос внутреннего устройства компаний, так как согласно договоренностям мне предстояло в одной из них работать. Продавая бизнес, я выбирал не статус, а среду обитания. В IBM я увидел жесткую иерархическую систему, внутри которой одни люди отдают приказы, а другие их четко выполняют. В Pricewaterhouse все на равных''. Богуславскому показалась ближе последняя компания. ''На выбор повлиял мой предпринимательский опыт – я привык все решать сам, привык, что ко мне прислушиваются, считаются с моим мнением'', – объясняет он причину, по которой он продал бизнес именно Pricewaterhouse. Богуславский в течение четырех лет был старшим партнером компании, главой отделения управленческого консалтинга в России.
В 2001 г. он покинул добавившую Coopers в названии корпорацию, чтобы возглавить компанию ru-Net Holdings, специализирующуюся на инвестировании в российские IT-проекты. ''В PwC я был на самом верху для россиянина, – рассказывает Богуславский. – Я попал в ситуацию, похожую на ту, что у меня была в научной жизни, когда я стал профессором в Университете Торонто. Я тогда понял, что, работая нормально, не совершая ошибок, я должен буду до пенсии просто защищать эту позицию. Что я нахожусь на некой вершине и мне, как россиянину, трудно двинуться дальше – я не могу стать заведующим кафедрой, проректором, ректором. Точно так же очень сложно себе представить, что в PwC я стал бы партнером, возглавляющим европейские операции''.

Комментарии Фейсбук Вконтакте