Аппликанты в дефиците

Дата публикации

Стоимость обучения растет, рынок занятости восстанавливается, некоторые бизнес-школы разукрупняются, а иные даже снижают уровень требований для кандидатов.
Деканы семи ведущих бизнес-школ собрались на встречу, которую они проводят раз в два года, чтобы обсудить обычные вопросы: рекрутинг слушателей МВА, новые курсы, тренинги в области лидерства. Очень скоро, однако, наступает время для обсуждения менее приятных вопросов. Из осведомленных источников стало известно, что участники тайного собрания, проводившегося на кампусе Ivy League, вынуждены были обсудить очень чувствительную тему, касающуюся ожидаемого будущей осенью снижения числа заявлений от кандидатов на поступление. Есть реальные опасения, что прошлогодняя тенденция продолжит свое развитие и в этом году, а некоторые из ведущих школ будут не в состоянии набрать достаточно слушателей. Стало также известно, что некоторые деканы отказываются предоставлять отчеты по аппликантам и статистике их отбора.
Действительно, число заявлений на программы из списка BusinessWeek Top 30 по сравнению с 1998 годом упало в среднем на 30%. Некоторые школы получают заявлений вполовину меньше, чем раньше. А поскольку рынок занятости восстанавливается, многие потенциальные кандидаты находят новые возможности, которые, как показывает история, могут удержать их от поступления в бизнес-школы.
Стало также известно, что в стремлении справиться с падением интереса к своим программам некоторые школы сократили объемы своих классов. Tepper School of Business при Carnegie Mellon University запланировала набрать 160 новых слушателей вместо 240, как это было ранее. Owen School of Management при Vanderbilt University установила размер нового класса в 180 мест вместо 220. Другие школы сделали то же самое.
"Сегодня за одних и тех же аппликантов конкурирует больше школ, - говорит Джеймс У. Брэдфорд (James W. Bradford), декан Vanderbilt. - Школы корректируют свои планы в зависимости от ситуации на рынке".
Но даже с учетом сокращения количества мест школам, славившимся своими высокими требованиями к кандидатам и принимавшим лишь 20-25% от общего числа аппликантов, приходится в этом году снижать планку до 35%. Vanderbilt, например, в 2004 году принял около 68% своих аппликантов. Это на 30% больше по сравнению с тем, что было четырьмя годами ранее.

Будут ли потери?

Беда не приходит одна. Проблемы перед программами МВА встают одна за другой. Все еще звучат обвинения в том, что бизнес-школы не смогли выступить в роли оплота этики бизнеса, а их выпускники породили серию корпоративных скандалов. Стоимость обучения растет. В Harvard Business School, например, она достигла $39100 в год. В 2004 году, кстати, эта школа получила на 16% меньше заявлений, чем годом раньше. Одновременно с этим уровень зарплаты выпускников МВА если и растет, то слишком медленно. Ее средний показатель находится на уровне $84000, что опять же заставляет многих желающих получить степень МВА подумать дважды, прежде чем подавать заявление. Плюс ко всему вышесказанному, теперь конкуренцию американским школам бизнеса составляют некоторые из европейских программ, а иностранные слушатели, напротив, испытывают сложности с американскими визами и, как следствие, зачастую склонны рассматривать иные варианты. Прибавьте сюда же изменения в кадровой политике многих компаний, сместивших акцент на выпускников программ додипломного образования и специалистов технического профиля для своих производственных нужд, и станет ясно, что современные бизнес-школы стоят перед сложнейшими задачами, от решения которых зависит их существование. Не удивительно, что один из деканов "собрания старейшин" задал вопрос, смогут ли все "30 лучших" пережить этот затянувшийся кризис. Его вопрос был воспринят как "очень серьезная проблема".
Самой главной проблемой, пожалуй, остается растущая стоимость обучения. В школах "высшего дивизиона" за последние шесть лет она выросла более чем на 55%. В среднем за каждый год обучения слушатели платят по $33774. Общие затраты гораздо выше. Учитывая то, что средний возраст аппликанта 27 лет, а за плечами у него пять лет опыта работы, становясь слушателем МВА, он отказывается от ежегодного заработка в $67000. Нельзя забывать и о ежедневных затратах на жилье, пищу и услуги. Такие школы, как нью-йоркская Columbia Business School и калифорнийская Stanford Graduate School of Business, рекомендуют неженатым слушателям планировать свой бюджет из расчета $64000 в год.

Гарантий нет

Все меньше кандидатов могут позволить себе такие расходы. Слушателям приходится "брать максимальные кредиты", - говорит декан Chicago Graduate School of Business Эдвард А. Снайдер (Edward A. Snyder). Каждый год на протяжении шести лет его школа поднимала стоимость обучения на 6-8%. "Если кредит не покрывает всех расходов, некоторые аппликанты просто не могут собрать необходимую сумму, чтобы приехать на кампус". Во многих школах, в том числе и в Chicago, программы материальной помощи и стипендии не успевают за растущей стоимостью обучения.
Получив в итоге такой большой долг, слушатели МВА хотят иметь гарантированно высокий доход после окончания программы. Но сегодня гарантировать ничего нельзя. За последние шесть лет уровень зарплаты выпускников вырос лишь ненамного. После периода активного роста с $77800 в 1998 году до $84250 в 2000 году он смог достичь в 2004 году отметки $84030.
По данным исследования BusinessWeek, слушатели Wharton класса 2004 сообщили, что размер их долгов по кредитам вплотную приблизился к уровню годового дохода. Средний долг составил $73000, а размер стартовой зарплаты – около $95000. Как добавил один из выпускников Stern School of Business при New York University: "Важно помнить, что предлагаемая работа должна соответствовать вашим запросам и стоить тех жертв, на которые вы идете".
В то же время некоторые европейские школы сумели перехватить инициативу у своих американских коллег. В своих отчетах они говорят о росте интереса со стороны жителей США. Европейские программы имеют несколько явных преимуществ. Во-первых, они предлагают разнообразный состав слушателей, а также широкие возможности по знакомству с культурой разных стран мира. Во-вторых, они короче. Длительность большинства из них – от 14 до 16 месяцев, что означает значительную экономию средств, даже несмотря на слабый доллар. Общие затраты в европейских школах обычно не превышают $58000. Это меньше, чем расходы слушателей многих американских школ за год.

Внутреннее продвижение

Есть еще одна тенденция. Она не так заметна, но последствия ее могут быть для программ МВА весьма серьезны. Речь идет о практике крупных компаний приема на работу новых сотрудников и тенденциях по развитию карьеры и продвижению в организациях. После четырех лет работы в компании подавать заявление в бизнес-школу больше не модно. Руководители могут продвигать своих "звездных" сотрудников и безо всякой степени. "Многие рекрутеры задают мне вопрос, действительно ли их лучшим сотрудникам следует возвращаться в школу, - говорит Р. Гленн Хаббард (R. Glenn Hubbard), декан Columbia Business School. - Я уверен, что да… Но всегда есть люди, которые могут добиться успеха и без этого".
Эксперты Goldman Sachs & Co. уверены, что такие люди становятся сегодня скорее нормой, чем исключением. Как и многие другие организации, этот инвестиционный банк проводит внутреннее исследование по вопросу о том, работают ли в GS эффективнее выпускники МВА или те, кто был принят на работу после додипломного образования и прошел подготовку внутри компании. Предлагаемые в Goldman Sachs и других компаниях тренинговые и развивающие программы – лишь одна из тенденций общей картины ухода от традиционного понимания МВА как обучения в формате full-time. Все большую популярность набирают "гибридные", модульные, дистанционные и множество других разновидностей программ формата executive. 
За последние несколько лет многие крупнейшие компании сместили акценты своей кадровой политики, больше не делая основного упора на выпускников МВА. Крупнейшие консалтинговые компании, такие как McKinsey & Co., сокращают долю МВА в общем рекрутинге, отдавая предпочтение выпускникам программ додипломного образования и профессионалам по требуемым специальностям. В 2000 году Goldman Sachs нанимал 25% выпускников программ додипломного образования и 75% обладателей степени MBA. Сегодня эти показатели поменялись местами. "Сейчас мы определяем, сколько аналитиков мы можем продвинуть, и затем заполняем освободившиеся места выпускниками МВА, - говорит руководитель рекрутинга Аарон Маркус (Aaron Marcus). - Эти изменения фундаментальны, а не цикличны. Компаниям сегодня часто удобнее брать на работу профессионалов без степени МВА".
Конечно, формат full-time MBA в ближайшем будущем не исчезнет. Однако потребность в переменах ощущается все настойчивей, и косметический ремонт уже не поможет. Школам нужно добиться глубины в содержании своих программ. Пусть даже за счет его широты. Чтобы справиться с ростом цен, нужно активнее использовать возможности фандрайзинга с помощью выпускников прошлых лет.
Школам также нужно найти способ разубедить рекрутеров в том, что даже ведущие программы МВА превращаются в обычные товары потребления. И поиск путей для борьбы с силами, ставящими под угрозу всю систему бизнес-образования, остается сегодня самым сложным заданием в программах.

Комментарии Фейсбук Вконтакте