Магистры по собственному желанию

Дата публикации

В конце 80-х, когда наступила эра предпринимательства, появились и те, кто брались этому искусству научить. Бизнес-школы, возникавшие как на пустом месте, так и на базе вузов, зазывали физиков и историков учиться на брокеров и банкиров. Курсы переподготовки порой умещались в две-три недели. Кое-кто действительно переучивался, но в целом это была халтура. Позже рынок от школ-однодневок очистился - в конкурентной борьбе в основном выжили бизнес-школы, созданные при солидных вузах. Днем рождения российского бизнес-образования считается 22 сентября 1988 года, когда постановлением Совмина СССР были открыты две высшие коммерческие школы при Министерстве внешне экономических связей и при Академии народного хозяйства (школа при АНХ позже стала называться Высшей школой международного бизнеса - ВШМБ).
Едва открывшись, бизнес-школы стали внедрять главную составляющую западного бизнес-образования - программы магистров управления бизнесом (МВА - Master of Business Administration).
Эта программа считается фирменным блюдом бизнес-школ в развитых странах и рассчитана на людей, имеющих опыт работы в практическом бизнесе и мечтающих о карьерном росте МВА. На Западе - это катапульта, способная подбросить начинающего менеджера на заоблачные высоты управленческой иерархии (естественно, речь идет о степени, полученной в солидных учебных центрах, - так называемая junk-MBA, то есть псевдо-МВА второсортных бизнес школ, ничего не гарантирует своим выпускникам). МВА считается одной из самых дорогих учебных программ - в Гарвардской школе бизнеса или во французской INSEAD обучение стоит около 30 тысяч долларов в год.
МВА занимает особое место в структуре делового образования - программы обучения магистров управления бизнесом принципиально отличаются от программ подготовки, скажем, магистров экономики или права (то есть второй ступени образования "4+2" - "бакалавр плюс магистр", принятой в США). Во-первых, МВА готовит практиков: окончив бизнес-школу, человек занимает менеджерскую должность без всякой дополнительной подготовки. Во-вторых, на МВА можно поступать с любым базовым образованием - математическим, историческим, журналистским. В-третьих, поступающий должен иметь опыт работы или хотя бы знакомство с практическим бизнесом.
Все эти факторы делают степень МВА важным (хотя и вовсе не обязательным) условием успешной карьеры. Западная педагогическая мысль гордится разработкой этой методики. Генеральный директор ЮНЕСКО Федерико Майор даже назвал МВА "самым большим достижением в области образования в XX веке".

Два диплома оптом

В России же начала 90-х названия курсов, позаимствованные на Западе, и первые переводные учебники сочетались с лекциями вчерашних преподавателей политэкономии социализма. Руководители бизнес-школ вспоминают о тех временах с иронической улыбкой. По сути, школы "гнали" видоизмененную "экономику и управление" для старших курсов вузов мало кто из профессоров успел постажироваться на Западе, да и клиент был не в силах оценить качество предлагаемого продукта.
Отечественные программы, названные МВА, появились в Российском университете дружбы народов, ВШМБ и школе "МИРБИС" при Экономической академии имени Плеханова. Спрос был невелик "Молодые люди шли в "белые воротнички" без особой подготовки, - говорит директор рекрутингового агентства BLM-Consort Михаил Богданов - Кому-то хватало имеющегося образования, кто-то бросал учебу на третьем курсе. Иногда люди в 28 - 30 лет становились большими руководителями в солидных банках, не имея диплома об окончании вуза".
В последующие годы программы МВА стали открываться не только в Москве, но и в регионах: Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Владивостоке и т. п. Но повсюду кадры, материально-техническая база и связи с практическим бизнесом и сейчас оставляют желать лучшего. Кроме того, нет государственного признания МВА, без которого любое академическое образование обычно превращается в России в фикцию.
Бизнес-школы нашли выход из положения, выдавая выпускникам две бумажки о степени МВА, признаваемой только в их стенах, и некий диплом гособразца - об окончании курсов повышения квалификации, о втором высшем образовании или о подготовке магистров по специальности "Экономика и менеджмент". Ни одна из этих программ не отвечала главным характеристикам западных МВА. Диплом об окончании курсов повышения квалификации был слишком легковесным (около 500 академических часов), о втором высшем образовании - слишком "тяжелым" (около 2000 часов). Стандарт для магистров экономики вообще был рассчитан на подготовку ученых, теоретиков, а не практиков. Последний вариант был наиболее приемлемым для Министерства образования, которое его и рекомендовало, - чиновники полагали, что для того, чтобы стать богатым, надо быть очень умным.

Курс на Запад

Учебные планы большинства школ в самом деле могут порадовать иного профессора из Гарварда. Как положено, меньшую часть составляют базовые курсы (макроэкономика, менеджмент), которые должны читать профессора-теоретики. Большую часть - специальности (стратегический менеджмент, управление персоналом и т.д.) и специализации (к примеру, для специальности "Маркетинг" - это техника продаж, поведение потребителя и т.д.). Для чтения лекций по специальности приглашают преподавателей, имеющих опыт консультационной работы. Дисциплины специализаций отдают на откуп практикам из солидных компаний. В целом по названиям курсов и структуре учебных планов ведущие бизнес-школы России немногим уступают западным. Проблемы есть с содержанием. По мнению ректора Высшей школы экономики Ярослава Кузьминова, общепринятой трактовки конкретных курсов в нашем бизнес-образовании вообще нет.
Бизнес-школы с первых дней увлеклись международным сотрудничеством. Поначалу отправляли студентов на стажировки, позже стали аккредитовывать свои программы в западных университетах. Закончив курс МВА в России, человек получал еще и диплом МВА этого университета. Например, чтобы получить диплом London Guildhall University в "МИРБИСе", надо доплатить 2500 долларов (российская программа стоит 4600 долларов за полтора года). За эти деньги "МИРБИС" направляет в Англию письменные экзаменационные работы по шести предметам и дипломный проект, и тамошние профессора утверждают или не утверждают оценки, выставленные в "МИРБИСе". По словам первого проректора "МИРБИСа" Татьяны Комиссаровой, получить английский диплом изъявляют желание около 25 процентов слушателей. Правда, London Guildhall University не входит в число престижных британских университетов, и перспектива трудоустройства российского обладателя его диплома в той же Англии весьма сомнительна.
Помимо собственно российских программ, в последние годы многие школы ведут набор на западные МВА, по окончании которых выдают зарубежный диплом. Там учат по зарубежным методикам и зарубежным программам, но, во-первых, они упрощены, и, во-вторых, занятия ведут не столько иностранцы, сколько наши преподаватели, прошедшие (да и то не всегда) курс обучения за рубежом. Из таких программ самой приличной считается МВА Калифорнийского госуниверситета, которую "продает" Институт бизнеса и экономики при АНХ. Она знаменита тем, что аккредитована Американской ассамблеей университетских школ бизнеса - там же, где и, например, МВА Гарварда. Однако даже здесь ряд курсов читают наши преподаватели - конкуренты ехидно замечают, что "у Гойзмана (директора Института бизнеса и экономики - "Итоги") преподают его же студенты".
Существуют МВА, предлагаемые представительствами западных университетов в Москве. Эти программы, в основном именуемые "дистанционными", пользуются дурной славой у профессионалов, однако спрос на них существует из-за дешевизны и доступности. Наиболее известный пример - Университет Тихоокеанского побережья, где за год "дистанционной" учебы (2750 долларов) выдают "настоящий американский диплом". Менее известна программа американского университета Kennedy Western, которой торгует малоизвестная консалтинговая фирма. Употребление модного слова "дистанционное" не совсем уместно. Ведь главную составляющую distance learning - интерактивные занятия (через Интернет) в режиме реального времени - представительства университетов обычно не используют. Их правильнее называть заочными: человеку дают учебно-методическую литературу, аудио- и видеокассеты с лекциями, после чего он должен выполнить несколько контрольных работ.

Куда податься?

И российские, и западные МВА, получаемые без выезда из России, оказались, по сути, в одном положении. Набор курсов у них схожий, недоборы - обычное явление. Ни родное государство, ни, за редким исключением, порядочные иностранные образовательные структуры выданные дипломы не признают.
Впрочем, главная проблема в другом - диплом не признают и работодатели. Человек заплатил за обучение несколько тысяч долларов, получил диплом бизнесмена высшей квалификации, после чего его не берут не только на руководящую должность, но даже в рядовые менеджеры. Поскольку теория бизнеса в нашей стране разительно отличается от практики, от претендента требуют прежде всего опыта работы (личные связи оставим за скобками). При наличии этого условия степень МВА при прочих равных может служить дополнительным плюсом, да и то, по оценке Михаила Богданова из BLM-Consort, в 70 процентах случаев (в остальных 30 на степень вообще не обращают внимания).
Что делать магистрам без опыта работы, рекрутеры сказать затрудняются. Юрий Иванов, директор рекрутингового Агентства кадровых решений, полагает, что, возможно, их трудоустройство по лизингу (на разовые работы - подробнее см. "Итоги" № 10,1999), Богданов настроен менее оптимистично: "Даже в лучшие времена мы не могли трудоустроить выпускников МВА. Приходит девушка, которая раньше работала научным сотрудником в химической лаборатории. Выучилась на финансового директора. Опыта работы нет. А наши заказчики просят финансового аналитика со стажем не менее двух лет. Что же нам с ней делать?"
"Работодатель предпочитает не МВА, а продвинутое базовое образование, - говорит Михаил Богданов, - МГУ, МГИМО, ведущие технические вузы и прочее". Специалисты по персоналу вообще имеют смутное представление о бизнес-школах, дающих МВА. На вопрос, какие школы им известны, Михаил Богданов и Юрий Иванов назвали лишь ВШМБ и "МИРБИС". ("МИРБИС" - едва ли не единственная школа, серьезно озабоченная трудоустройством выпускников).
По признанию администратора известной бизнес-школы, еще в докризисные времена каждый десятый выпускник не мог трудоустроиться по специальности. Были и вовсе курьезные случаи. Несколько лет назад выпускник ВШМБ, которому школа не нашла работу, в знак протеста устроил пикет у здания Академии народного хозяйства.
Представители Минобразования списывают проблемы выпускников на то, что государство не в силах отделить хорошие школы от плохих, так как нет Госстандарта МВА. Сотрудники бизнес-школ сетуют на неразборчивость работодателей. Ведь пожилые хозяева фирм вышли из советской управленческой системы и об МВА вообще не слышали. Молодые слышали, но сами их не заканчивали. Или же работодатели не слышали о российских МВА вообще. Школ, дающих МВА, мало, да и те зачастую не сделали и пяти выпусков. Есть, впрочем, и другой фактор - отсутствие должного качества подготовки.

Трудное детство

Американская ассамблея университетских школ бизнеса оценивает программы МВА по следующим критериям:
    *
      длительность;
    *
      состав курсов;
    *
      соотношение базовых, специальных и специализированных курсов;
    *
      уровень профессорско-преподавательского состава;
    *
      научное и материально-техническое обеспечение;
    *
      технология преподавания и контроля
По трем первым российские МВА вполне на уровне, по трем последним мы отстаем от Запада на десять-пятнадцать лет. По западным меркам наши профессора еще не достаточно квалифицированны, а бизнес-школы слишком бедны. Для некоторых бизнес-школ характерен типичный синдром российского негосударственного образования взять с клиентов как можно больше и потратить на них как можно меньше Цена на МВА в России колеблется в среднем от 3 до 5 тысяч долларов в год - в десять раз меньше, чем в престижных западных бизнес-школах. При этом, наши бизнес-школы существуют лишь на деньги слушателей. Ректор ВШМБ Леонид Евенко рассказывал мне, что спонсорская помощь Мичиганскому университету составила в 1998 году 1 миллиард долларов! По его мнению, имей российская бизнес-школа такие деньги, подготовку магистров можно было поставить на иной уровень.
Еще один фактор, характеризующий трудное детство бизнес-школ, - отсутствие конкурса: на программу может записаться кто угодно. Собеседование, а зачастую и экзамены по иностранному языку в бизнес-школах формальны. Исключение составляют лишь те заведения, где без знаний языка не обойтись вовсе, - например, Институт международного менеджмента Санкт-Петербурга IMISP, где обучение идет на английском, или Российско-немецкая высшая школа управления при АНХ, где в ходу немецкий. Здесь, правда, от клиентов не требуют опыта работы (для европейских МВА такое вообще нонсенс). Бизнес-школы хватаются за каждого абитуриента - кое-где учреждены премии в 100 долларов тем, по чьей рекомендации пришел студент. Отсутствие строгой системы отбора определяет уровень контроля - администрация не станет заставлять человека учиться.
Даже сами руководители школ в частных беседах признают, что их продукт находится на уровне junk-MBA.

Государство нам поможет?

Перспективы МВА в России весьма туманны - непродолжительный опыт показал, что западный механизм на нашей почве не работает. Однако два месяца назад министр образования РФ Владимир Филиппов подписал приказ №574 "Об организации профессиональной переподготовки в области делового администрирования по программам МВА". В месячный срок в государственный реестр будет введена "квалификация "Мастер делового администрирования - Master of Business Administration (МВА)" по специальности "Менеджмент" и установлен соответствующий формы диплом государственного образца о профессиональной переподготовке". Учебно-методическому объединению Высшей школы экономики поручено разработать государственные требования к содержанию программ МВА и примерные учебно-тематические планы. Российская ассоциация бизнес-образования (РАБО) уже подготовила предложения по использованию опыта Европейской программы повышения качества бизнес-образования (EQUAL) в аттестации наших МВА.
МВА в России, говоря бюрократическим языком, будет считаться "высшей формой дополнительного (послевузовского) образования". С сентября этого года первые 10 -15 бизнес-школ на основе рекомендаций РАБО получат аккредитацию и право выдавать диплом государственного образца. Президент РАБО Леонид Евенко не исключает, что государственную аккредитацию также получат некоторые продвинутые западные программы, размещенные в России, - например, МВА Калифорнийского университета.
Решение о государственном признании МВА объясняют тем, что министр образования, назначенный в правительство Евгения Примакова, - бывший ректор РУДН, а в этом вузе есть школа бизнеса, испытывающая те же трудности с признанием диплома, что и остальные. Кроме того, к делу подключился авторитетный ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов, решивший открыть свою школу бизнеса и потому лоббировавший решение.
Впрочем, государственное признание не изменит ситуацию на рынке труда и вряд ли решит все проблемы бизнес-школ. Единственный очевидный плюс - создание единых стандартов бизнес-образования. Проблема в том, что наши бизнес-школы не смогут выполнить все требования европейского стандарта МВА. Из девяти принципов, сформулированных Советом EQUAL, три заведомо неосуществимы в России. Бизнес-школы не смогут прекратить набор абитуриентов, не имеющих опыта работы в бизнесе, - это сильно сократит контингент. "Жесткий отбор", который требуют европейцы, несовместим у нас с платным образованием. Как и "строгая оценка посредством системы экзаменов и подготовки выпускной работы", которая во многих случаях останется лишь на бумаге.

 

Комментарии Фейсбук Вконтакте