Россия нам интересна!

Дата публикации

Декана и директора школы менеджмента в г. Блед (Словения), президента CEEMAN (Ассоциации школ бизнеса Центральной и Восточной Европы) и Европейского центра лидерства, профессора Даницу Пург российскому бизнес-сообществу представлять не нужно. Она уже несколько раз бывала в России и хорошо знакома с нашим регионом. А нашему читателю, вероятно, небезынтересно будет узнать ее мнение о российских программах МВА.

– Профессор Пург, каковы, на ваш взгляд, перспективы развития программ МВА в Европе, основные тенденции и проблемы?

– Программы МВА в Европе существуют в университетах и независимых школах бизнеса. От того, где их читают, зависит специализация МВА. Там, где слушатели имеют возможность работать и учиться одновременно, большим спросом пользуются программы Executive MBA. Это особенно важно для таких стран, как Россия, страны Центральной и Восточной Европы, где не имеется собственных традиций менеджмента и где больше потенциальных потребителей такой услуги, как бизнес-образование. Я должна сказать, что в Европе (из-за экономического кризиса) наблюдается небольшой спад интереса к программам МВА, но в России и других частях света число слушателей только возрастает с каждым днем, и рынок здесь еще не насыщен.
Интернационализация также является важной тенденцией в развитии бизнес-образования в Европе, и было бы замечательно, если бы в России было бы больше международных бизнес-школ. Имеется в виду, чтобы большее число иностранных слушателей имели бы возможность приехать учиться в России. Но для этого вам необходим более интенсивный маркетинг и, конечно же, большее количество программ на английском языке.
Другой важной тенденцией является интеграция управленческих дисциплин, что означает, что вы не учите каждому предмету в отдельности (финансы, маркетинг, бухучет и т.д.), а изучаете определенный курс, где объединены все эти дисциплины. Такое образование более интересное и лучше достигает целей, поставленных школой и слушателями.

– Вы часто бываете в России и хорошо знаете многие российские бизнес-школы. Каковы, на ваш взгляд, основные различия между российскими и западными школами?

– Среди 300–400 бизнес-школ в Европе только 10–15 заслуживают пристального внимания. И тот же самый процесс просиходит в России. В России есть бизнес-школы, которые уже могут конкурировать с некоторыми школами в Западной Европе. Я не вижу принципиальной разницы между нашими школами. Самое большое различие в том, что российские школы еще недостаточно «международные». Это и понятно. Россия большая страна, и у нее есть свой внутренний растущий рынок бизнес-образования, поэтому нет такой необходимости привлечения иностранных преподавателей.
Тем не менее привлечение иностранных профессоров и иностранных слушателей сделает ваши программы более интересными, повысит благодаря знакомству с культурой бизнеса других стран их ценность. Слушатели учатся друг у друга, узнают больше о культуре и истории других стран и, безусловно, получают контакты на всю жизнь, связи с представителями других стран, и это помогает сотрудничеству и выходу к новым рынкам. Подготовка менеджеров в российском бизнес-образовании – яркое явление в мире, и за 15 лет существования российские бизнес-школы достигли большого прогресса.

– Как вы думаете, западные бизнес-школы заинтересованы в выходе на российский рынок бизнес-образования?

– Россия нам интересна. Западные бизнес-школы очень заинтересованы в работе на российском рынке бизнес-образования, и такие успешные попытки уже есть. Наиболее удачные те, которые осуществляются на основе партнерства с российскими школами.
 

 

Комментарии Фейсбук Вконтакте