О месте "кейса" в российской бизнес-школе

Дата публикации

О том, что собой представляет "кейс-стади" (case-study) - метод обучения, основанный на рассмотрении конкретных примеров из предпринимательской практики, - мы писали в №7 за этот год. Продолжая тему, мы решили выяснить, насколько широко он применяется в российских бизнес-школах, и откуда вообще там берутся "кейсы".
"Кейс" - это нечто вроде инструмента, позволяющего применить теоретические знания к решению практических задач. Он способствует развитию у слушателей самостоятельного мышления, увязывает теорию с практикой. Разбирая "кейс", например, изучая, как компания N в таком-то году и в такой-то ситуации решила такую-то проблему, студенты программ MBA фактически получают на руки готовое решение, которое можно применить в аналогичных обстоятельствах. Соответственно, чем больше "кейсов" они проанализируют, тем больше готовых схем у них будет "на всякий пожарный". Тесное знакомство с практикой разбора "кейсов" выгодно и потому, что сегодня многие международные финансовые и консалтинговые компании используют "кейсы" при отборе кандидатов на вакантные места.
Метод case-study был впервые применен в учебном процессе в стенах легендарной Гарвардской школы бизнеса (Harvard Business School, см. с. 58). Случилось это в 1924 году, примерно четверть века спустя после создания первых американских бизнес-школ. Постепенно этот метод завоевывал позиции, и сегодня он считается одним из самых эффективных способов обучения менеджеров навыкам решения типичных проблем.
Российская образовательная система долгое время лелеяла миф о приоритете академических знаний в чистом виде, поэтому внедрение американской методики в российский процесс обучения бизнесу проходило непросто. Некоторые преподаватели до сих пор с некоторой настороженностью относятся к case-study, считая, что этот метод не может заменить старую добрую" лекцию. "Для того чтобы приблизиться к стандартам американских и европейских бизнес-школ, нам надо понять, что "кейс" представляет собой нормальную альтернативу лекциям. Это один из основных методов обучения на ведущих программах МВА во всем мире", - говорит менеджер компании Pericles ABLE Project Марина Калинина.

Сколько времени нужно уделять разбору "кейсов"?

Что касается западных школ, то они определились давно. В среднем разбору типовых ситуаций там посвящается 35-40% учебного времени. В школе бизнеса Чикагского университета на долю "кейсов" приходится 25% времени, в бизнес-школе Колумбийского университета - 30%, а в знаменитом Уортоне - 40%. Лидирует же по количеству часов, отводимых занятиям по этому методу, "первооткрыватель" ее - Гарвард. Рядовой студент HBS за время учебы разбирает до 700 "кейсов".
Российские бизнес-школы каждая сама по себе решают вопрос, сколько времени уделить деловым играм. По мнению заведующего кафедрой Высшей коммерческой школы (ВКШ) Вячеслава Кормышева, внедрение в учебный процесс "кейсов" давно стало реальной необходимостью: "Преподавателям бизнес-школ приходится корректировать свои учебные планы в сторону увеличения времени, уделяемого разбору примеров из реальной деловой практики и деловым играм".
Однако большинство экспертов считают, что одними только примерами из деловой практики сыт не будешь. "Кейсы" хороши и уместны в тех случаях, когда они подтверждают экономические теории, - говорит декан факультета магистерской подготовки МЭСИ Элеонора Вергилес. - Хотя на программы МВА люди приходят в основном за практическими знаниями, необходимо иметь в виду, что без теории подготовить грамотного специалиста невозможно".
С точки зрения Марины Калининой, идеальное соотношение теоретических занятий и "кейсов" на программах МВА - примерно один к четырем. Впрочем, во многом оно определяется задачами той или иной программы МВА. В школах, специализирующихся на финансовых дисциплинах, удельный вес "кейсов" гораздо ниже, чем в школах, основная специализация которых - менеджмент, маркетинг, информационные технологии, управление персоналом и пр.
По словам директора компании МВА Consult Вячеслава Давиденко, менеджеры по финансам, к примеру, принимают решения, в большей степени опираясь на математические расчеты. Менеджеры же, выбравшие своей специализацией, скажем, маркетинг, вынуждены решать практические задачи, исходя из личного опыта и информации о рынке. Последним case-study нужен больше.

Где разжиться "кейсом"?

Существует несколько способов заполучить "кейс", пригодный к использованию в учебном процессе. Во-первых, можно купить готовый "кейс". Это стоит недорого, например, один экземпляр "кейса", разработанного в Гарварде или Дардене, стоит всего $10. На Западе покупка и продажа подготовленных в бизнес-школах "кейсов" - это целая отрасль. Один только Гарвард производит около 700 "кейсов" в год. Полный же список "кейсов", которые можно приобрести для использования в учебном процессе у той же HBS, включает более 7.500 наименований. Существуют даже особые организации вроде European Case Clearing House, занимающиеся распространением "кейсов". В частности, ECCH объединяет около 340 различных участников, в числе которых бизнес-школы INSEAD, IESE, Лондонская бизнес-школа.
В России же рынок "кейсов" пока находится только в стадии формирования. По словам Константина Контора, главная сложность заключается в нежелании или неспособности бизнес-школ платить за "кейсы" большие деньги. Поэтому все норовят "стянуть" материал бесплатно - например, одолжить у знакомого, побывавшего в какой-нибудь западной бизнес-школе, сборник практических задач и деловых игр, сделать с него нужное количество ксерокопий и использовать их в своей преподавательской практике. К сожалению, этот способ очень распространен. И пока ситуация будет оставаться таковой, рынок в нормальной цивилизованной форме не сформируется.
Собственно, есть еще один выход - написать "кейс" самому или заказать его преподавателям своей же бизнес-школы. Как правило, случаи из бизнес-практики описывает группа студентов или аспирантов под руководством профессора, имеющего опыт работы в бизнесе или оказании консалтинговых услуг (причем собранный материал порой ложится в основу кандидатских или докторских диссертаций).
Информацию для "кейса" можно получить двумя путями: провести специальное исследование (field research), предусматривающее сбор финансовой и прочей информации непосредственно в компании, или поработать с открытыми источниками. Первый метод широко применяется западными бизнес-школами, а второй (так как денег на сбор информации для написания "кейсов" не выделяется), получил широкое распространение в России.
По некоторым оценкам, себестоимость field research составляет от 500 до нескольких тысяч долларов. Как правило, в каждом крупном западном вузе или бизнес-школе на это отведена отдельная статья в бюджете, причем значительная ее часть формируется из тех доходов, которые вуз получает от продажи своих учебников и пособий студентам. Но в бюджетах российских бизнес-школ, сами понимаете, такие расходы не предусмотрены.
Основная проблема, с которой сталкиваются авторы, реализующие этот способ в России - закрытость нашего бизнеса. "Представители компаний, - отмечает Элеонора Вергилес, - подчас слишком широко трактуют понятие "коммерческой тайны". Зачастую авторам приходится изменять в "кейсе" конкретные данные, качественные показатели, цифры, взятые из финансовых документов компании, предоставившей о себе информацию. Однако общая тенденция сохраняется, демонстрируя положительную или отрицательную динамику развития предприятия или компании".
В свою очередь, несовершенен и "кабинетный способ". Написанные с его использованием "кейсы", как правило, грешат дефицитом технологической, стратегической информации, отсутствием конкретных цифр, которые можно взять только в финансовой и бухгалтерской документации компании, - а она в России не попадает в открытые источники.
Собственно, и писать "кейсы" у нас некому. В российских бизнес-школах в основном преподают теоретики - люди, имеющие отличную академическую подготовку, но совершенно не знакомые с реальной деловой средой. К тому же "кейсы" тоже надо уметь писать, это вам не сочинение в свободной форме. Специалистов, которые прошли соответствующую подготовку, в России - единицы.

Луч света в темном царстве

Однако это вовсе не означает, что "кейсов", написанных по российской тематике не существует. Международный центр учебных материалов, созданный в рамках проекта "Национальный фонд подготовки кадров", уже собрал более 300 таких "кейсов". Выходят и учебные сборники деловых игр. В частности, в серии "Российский менеджмент" тиражом в 3.000 экземпляров вышел сборник "Учебные конкретные ситуации", содержащий сто "кейсов", написанных российскими авторами.
В 1998 году с очень полезной инициативой выступил Американский институт бизнеса и экономики (AIBEc). Он предложил провести первый Московский конкурс по разбору "кейсов" (Moscow Case Competition), в ходе которого состязались команды студентов нескольких вузов и бизнес-школ. Спонсорами состязания, привычного для западных бизнес-школ, выступили несколько крупных международных компаний. Первый конкурс проходил в двух номинациях - разбор "кейса" на английском и на русском языке.
В прошлом году успешно прошел II Московский конкурс по разбору ситуаций из бизнес-практики. По словам одного из его организаторов профессора Игоря Липсица, для конкурса удалось подобрать "кейсы" достаточно высокого уровня.
Так что "кейсы" у нас есть. Чем больше их будет, тем лучше для российского бизнес-образования. Поскольку, согласитесь, абсурдно в стране с такой выраженной национальной спецификой (и не только охоты, но и бизнеса) учиться по примерам, касающимся совсем другой реальности - и в налоговом, и в законодательном, и в организационном, и в человеческом плане. Остается только надеяться, что "кейсов" made in Russia, хороших и разных, будет становиться больше год от года.    

 


Комментарии Фейсбук Вконтакте