Нужны вредные советы

Дата публикации 27.10.2009

С этого учебного года в школе бизнеса Chicago Booth появились курсы «Введение в финансы: бизнес, политика и этика», «Финансовые кризисы: аналитика», «Фирма и нерыночные факторы». В программах рассматривается, какие решения принимал менеджмент компаний в кризис, какие политические шаги делали правительства разных стран и как это повлияло на продолжительность и глубину экономического паралича, объясняет куратор МВА-программ школы Билл Кузлер. Студенты также обращаются к опыту прошлых кризисов.

В школе бизнеса Tuck финансовый кризис затронул многие курсы, больше внимания стало уделяться государственному регулированию рынков, прежде всего финансовых. Пол Дэнос, декан школы бизнеса Tuck, сожалеет, что до кризиса школы делали акцент на свободе рынков. «Раньше в процессе обучения по программе управления рисками присутствовали, например, такие понятия, как отношение заемных средств к собственным, но не изучались системные риски. Теперь мы в программе рассматриваем и такие риски - когда стоит вопрос, не сколько вы можете занять, а сможете ли вы занять вообще», - рассказывает Дэнос.

Студенты больше не верят тому, чему их учили раньше, учитывая бухгалтерские скандалы и банкротства последних лет, пришло время вернуться к простым жизненным ценностям - так Лоран Бибар, директор программ МВА французской школы Essec, объясняет причины введения курсов по изучению этических вопросов ведения бизнеса. Декан школы HEC-Paris Бернард Рамананцоа согласен, что среди студентов MBA пришло время не только культивировать стремление к карьерному и финансовому успеху, но и объяснять, как компания может реализовать свою стратегию и учесть при этом интересы общества. Как это сделать - большая и сложная задача для всего бизнес-сообщества, считает он.

Курс на восток

Исследование International Financial Services London, проведенное в этом году, показало, что некоторые развивающиеся рынки меньше пострадали от кризиса. К такому же выводу пришел экономист Нуриэль Рубини, проанализировав статистические показатели. «Экономики этих стран менее уязвимы из-за более жесткого регулирования финансовых операций на менее развитом рынке», - пишет ученый в своей колонке в журнале Forbes.

Компании, работающие в развивающихся странах, имеют неоценимый опыт функционирования в условиях неструктурированного рынка, считает Питер Лоранж, экс-президент IMD и владелец школы GSBA Zurich. Он продвигает идею глобальной модульной программы для руководителей, ближайший модуль которой пройдет в Южной Африке, потом в Индии и России. Выездные обучающие модули в России есть в программах EMBA в ESADE, бизнес-школах Fuqua Университета Duke, Thunderbird и их количество будет расти, считает Алла Жаворонкова, руководитель направления по работе с бизнес-школами компании Begin Group.

Другое географическое направление - страны с исламской религией, где законы шариата накладывают ряд ограничений на финансовую деятельность. В частности, запрещен процентный доход («риба»). Согласно этике исламских финансов деньги не могут быть товаром сами по себе, поэтому инвестировать можно только в реальные проекты. Изучать нетрадиционную финансовую систему с этого года смогут студенты школ Cass, Rotterdam School of Management университета Erasmus, Reims Management School, Manchester Business School и даже российской «Мирбис». «Система исламских финансов получает распространение по всему миру, потому что ею можно пользоваться независимо от веры», - объясняет популярность этой темы ректор «Мирбис» Станислав Савин. Большинство исламских банков пострадали в кризис меньше, чем западные, добавляет специалист по стратегиям и международному бизнесу Manchester Business School профессор Мохаммед Джедоур. Но ректор РЭШ Сергей Гуриев уверен, что западные финансовые организации все равно выиграют конкуренцию: «Ликвидность продолжает сокращаться, а исламские финансовые институты выдают кредит труднее, к тому же западные финансы более развиты».

Вечный кейс

Необходимость адаптироваться к новой реальности ведет к переоценке места такого метода обучения, как кейс-метод. Однозначно ответить на вопрос, правомерно ли использовать кейсы по компаниям, которые разорились, эксперты не могут. Но такие кейсы могут быть поучительными для изучения границ устойчивости компаний и формирования навыков выработки решений в острых ситуациях.

С точки зрения образования позитивные и негативные примеры одинаково полезны, но бизнес-кейсы традиционно строятся на положительных примерах. Конечно, было бы неплохо узнать, как устроен риск-менеджмент в Morgan Stanley или историю банкротства Lehman Brothers, размышляет Гуриев. Но разбирать ошибки как «вредные советы» вряд ли получится: никто не хочет распространяться о своих просчетах. А проблема с бизнес-кейсами сейчас все-таки есть: успешных компаний мало, а их представители много работают и рассказывать о себе им некогда, говорит он.

В любом случае кейс-метод не нужно переоценивать - гораздо важнее уметь комбинировать лекции, проектную работу, исследовательские семинары, чтобы научить слушателей работать в группе, обсуждать и находить решение проблемы, считает представитель школы бизнеса Tuck Кен Робертсон.

Леонид Евенко, ректор Высшей школы международного бизнеса (ВШМБ), считает, что в России и до кризиса хороших местных кейсов почти не было, поэтому для наших школ важнее привнести в учебный процесс новые методики работы со слушателями. ВШМБ ввела в программу обучение на предприятии, что подразумевает выполнение слушателями учебного проекта для конкретной компании. Например, сейчас слушатели программы MBA разрабатывают коммуникационное/рекламное сообщение для продвижения коттеджного поселка «Новые Вешки».

Решение реальной антикризисной задачи станет целью участников двухдневной программы «Лидеры изменений» ВШМ СПбГУ и школы бизнеса Fuqua университета Duke, а также слушателей глобальной модульной программы для руководителей Питера Лоранжа из GSBA Zurich, куда входит российская школа «Мирбис».

Считать, что бизнес-кейсы решают все проблемы управленческого образования, неправильно, говорит ректор Московской школы управления «Сколково» Андрей Волков. Ведущие бизнес-школы мира давно используют такие технологии, как моделирование (симуляторы) и проектирование. За ними будущее, уверен Волков, который был одним из идеологов введения в учебный процесс работы над реальными проектами.

Комментарии Фейсбук Вконтакте