Бизнес-образование созрело

Дата публикации 19.04.2010

Российское бизнес-образование вступило в фазу зрелости.

«Российское бизнес-образование вступило в фазу зрелости. Вокруг него утихла эйфория, которая наблюдалась несколько лет назад. И теперь бизнес-образование начинает адаптироваться к конкретным потребностям слушателей и добавляет больше практичности в их обучение», – рассказал корреспонденту GZT.RU президент Российской Ассоциации бизнес-образования (РАБО), ректор Высшей школы международного бизнеса АНХ при Правительстве РФ Леонид Евенко.

Ставка на практичность

По мнению Леонида Евенко, сегодня в отечественном бизнес-образовании происходит то же, что и в мировом, но с так называемой российской спецификой. Сейчас главное – это нарастание разнообразия программ, которое реализуется в бизнес-школах. «Иными словами, у нас закончился бум на программы MBA (Master of Business Administration) и началось возрастание интереса к магистерским программам по бизнесу и менеджменту. Если раньше магистратура рассматривалась как последняя ступень высшего образования, то теперь кроме этого начинают развиваться магистерские программы так называемого «второго типа» (для людей, уже имеющих опыт работы). В отличие от МВА у них более узкая (и научная, и практическая) специализация. Условно, если программа МВА – это подготовка будущих генеральных директоров, то магистерские программы – это подготовка директоров по финансам, кадрам, маркетингу. Можно сказать, что магистратура представляет собой более углубленное образование, чем МВА, но в более узкой области. Такое существенное изменение ведет к определенному сближению высшего профессионального образования и бизнес-образования в таком понимании, как платное образование для работающих людей», – отмечает президент РАБО.

Специалисты считают, что не последнюю роль в наступлении эпохи перемен для бизнес-образования сыграл мировой кризис. Именно благодаря ему бизнес-образование эволюционировало и перешло на новый, более высокий уровень. «Если мы соотнесем стабильную и динамичную среду с рынком бизнес-образования, то заметим: для спокойных времен характерна большая доля тренингов и семинаров, которые по своим задачам призваны отрабатывать определенные навыки в профессиональной деятельности персонала. А для нестабильности – рост доли серьезных программ, которые учат анализировать и создавать собственные инструменты для решения постоянно появляющихся новых проблем», – рассказывает президент Открытого образовательного консорциума ЛИНК Сергей Щенников.

Об усилении требований слушателей к практической направленности обучения говорит и проректор Государственного университета управления (ГУУ), декан Высшей школы бизнеса ГУУ, председатель Совета и первый вице-президент РАБО Владимир Годин: «Сегодня мы наблюдаем попытки школ бизнеса осуществить резкий переход от «академизма» программ обучения к методам, формирующим практические навыки. Учебный процесс усиливается различными практическими составляющими: стажировками, круглыми столами, мастер-классами, инвестиционными клубами и даже венчурным финансированием наиболее удачных проектов слушателей».

Новое в технологиях и форматах

Сегодня бизнес-школы хорошо отдают себе отчет, какие большие надежды на них возлагает бизнес. И каждый игрок рынка стремится предложить решение, адекватное ускоряющимся темпам изменений. Однако нельзя не признать, что бизнес-школы находятся в лабиринте отставания. От момента осознания нового вызова внешней среды до момента появления отвечающей ему образовательной программы проходят годы. Так, например, у англичан на обновление своих национальных стандартов профессиональной компетентности, лежащих в основе программ бизнес-образования, ушло почти три года.

«Тем не менее, есть некоторые технологичные способы «подтягивания» образования до опережающих перемен в профессиях. Сегодня мало привносить case study в студенческую аудиторию на обсуждение, как бы обучая НА практике. Сегодня нужно переносить учебную среду в профессиональную, обучая В практике», – считает ректор ЛИНК Сергей Щенников. По его мнению, ориентироваться необходимо на такие формы обучения, которые делают уже существующий профессиональный опыт учащегося источником новых знаний, навыков, наконец, общего развития человека. Это технология прогрессивных европейских бизнес-школ blended learning (смешанное обучение), подразумевающая сочетание различных организационных форм с целью достижения более высокого эффекта обучения. Смешанность заключается еще и в том, что теория с практикой здесь крепко переплетены – теория, прошедшая через собственную практику, становится тем самым опытом, пережитым, понятым и поэтому самым ценным учебным мероприятием.

В современных условиях бизнес-школы всеми силами стараются сделать образование не только практически применимым, но и более адаптированным под потребителя, то есть более продаваемым. «Учебные заведения меняют портфель предложений в сторону коротких программ. С точки зрения специалистов, эти форматы лучше продаются, так как индивидуум способен их оплатить и они больше ориентированы на его текущие интересы. Кроме этого постепенно уничтожаются и без того малочисленные программы full-time, неудобные для большинства студентов необходимостью отрываться от основной работы. А также постепенно намечается тенденция переходить к гибким методам организации учебного процесса (переход к занятиям в пятницу, субботу, воскресенье вместо 4–5 дней по вечерам в неделю) и к созданию площадок преподавания в разных концах города для преодоления «регионализации» слушателей, не способных из-за транспортных потоков приехать в центральное здание школы», – отмечает декан Высшей школы бизнеса ГУУ Владимир Годин.

Взгляд в будущее

Динамичная внешняя среда требует от бизнес-школ не только новой профессиональной переподготовки менеджеров, но и личностной. Сегодня необходимо формировать новое поколение менеджеров: профессиональных, быстрых, смелых, многозадачных, ориентированных на решение проблем. «Поэтому мы задумываемся в том числе и о создании таких образовательных моделей, в которых студент развивал бы в себе активную деловую позицию. Учебный процесс также должен быть насыщен испытаниями, как и внешнее окружение менеджера. Воспитывая новых лидеров, современные бизнес-школы все чаще сознательно отказываются от таких иждивенческих форм получения информации, как лекции, развивают институт тьюторства, где студентов ведут не преподаватели, а наставники, направляющие их в пути самостоятельного развития. Однако в какой бы мере инновационное образование ни противостояло классическому, нельзя не согласиться с тем, что с каждым этапом в образовательном процессе роль учителя должна трансформироваться по мере роста уверенности в себе студента. Но поскольку современное бизнес-образование ставит эту цель во главу своей деятельности, то и достигает ее быстрее, чем академическое, – рассказывает ректор ЛИНК Сергей Щенников. – Эпоха перемен бросает бизнес-образованию серьезные вызовы, которые как умелые ювелиры делают идеальную огранку для нашего драгоценного камня. Сегодня мы ближе, чем когда-либо, к тому, чтобы научить наших студентов самостоятельно учиться, быть в состоянии постоянного апгрейда собственных знаний, чтобы они соответствовали изменяющейся внешней среде, принимали ее вызовы, а может, и бросали их ей».

Кроме того, рассказывает президент РАБО Леонид Евенко, в соответствии с западными тенденциями в России начнут развиваться и серьезные организации бизнес-образования исследовательского типа, которые будут заниматься не только обучением людей, но и научными разработками.

Что касается современных тенденций в подготовке руководителей высшего звена, то, как отмечает декан Высшей школы бизнеса ГУУ Владимир Годин, при том что заметно выросли требования слушателей к программам, все сильнее обостряется антагонизм смешанных групп (состоящих из индивидуумов, высших менеджеров, собственников и т.д). У них разные интересы и разное понимание качества образования. А из-за этого при групповом обучении возникают трудности с так называемым «ухаживанием за отношениями». Особенно это актуально для системы корпоративного обучения, которое огромными темпами набирает популярность. «Большинство крупных компаний пытаются создать свои образовательные центры. Суть такой учебы состоит в том, что она «заточена» под конкретные нужды данной фирмы, что, безусловно, оправдано применительно к обучению операциям, технологическим процедурам, специфичным для данного бизнеса (например, эксплуатации бензозаправочных станций, и т.п.)», – считает Владимир Годин.

Комментарии Фейсбук Вконтакте