Французское блюдо HEC

Дата публикации

Конкуренция в мировом бизнес-образовании обостряется. Признанные лидеры теряют свои позиции в рейтингах, а вчерашние аутсайдеры стремительно набирают обороты. Еще недавно о французской HEC School of Management мало кто знал, но всего за несколько лет школа совершила головокружительный скачок и вырвалась в десятку лучших европейских школ бизнеса. А INSEAD получил в лице своего соседа опасного соперника.
На кампусе HEC есть все для нормальной студенческой жизни - теннисные корты, футбольная площадка и поле для гольфа

Сила кампуса

Абитуриенты бизнес-школ часто снисходительно называют Фонтенбло, где находится INSEAD, деревней. Интересно, что бы они сказали о городке Жуи-ан-Жозас, расположенном в 20 км от Парижа. Вот уж где действительно нет ничего примечательного. Кто-то из студентов HEC пошутил, что вокруг железнодорожной станции просто построили несколько домов. В 1881 году Парижская ТПП учредила во французской столице Высшую коммерческую школу (так расшифровывается название НЕС, Ecole des Hautes Etudes Commerciales), а в 1964 году школа переехала – президент Шарль де Голль выделил ей территорию в Жуи-ан-Жозас.
Я была в этой школе семь лет назад. Тогда HEC еще не входила в десятку лучших европейских бизнес-школ, а авторитетные издания вроде Business Week ее даже не замечали. В России школу знали в основном потому, что она предлагала кредит на обучение и неплохие стипендии. Но в нынешний приезд я не узнала НЕС. Кампус, учебные аудитории, библиотека остались прежними. И все же чувствуется, что школа сильно изменилась.
Кстати, кампус всегда был особой гордостью HEC. Наверное, если бы студентам не надо было искать работу и проходить собеседования, то за ворота университетского городка можно было бы даже не выходить. Здесь есть все, что нужно для жизни,– учебные корпуса, несколько ресторанов, бытовые услуги, а также общежития для студентов и профессоров. Каждому гостю обязательно выдают карту местности, иначе можно заблудиться.
Вместе с PR-менеджером школы Катрин Руссо мы едем на машине осматривать окрестности.
– Почему у вас нет высоких зданий, все такое маленькое? – спрашиваю я.
– А зачем нам высокие, у нас места достаточно,– отвечает Катрин.
Размеры кампуса действительно внушительные – 100 гектаров земли. НЕС даже называет себя самым большим в Европе университетским городком. Вот мы проезжаем небольшое озеро, на берегу которого стоит уединенный домик. "Здесь в основном executives занимаются,– поясняет Катрин Руссо.– А вот там теннисные корты, футбольная площадка, поле для гольфа". Становится понятно, почему ежегодный МВА-турнир – спортивные соревнования студентов европейских бизнес-школ – проходит именно в HEC. В конце мая сюда съезжаются гости из других школ, причем всеми организационными вопросами, логистикой и прочим занимаются исключительно студенты HEC (они даже рассматривают эту работу как бизнес-проект). В холле школы стоит огромный шкаф с кубками – видимо, хозяева часто выигрывают.
– К нам приезжают представители многих школ – IESE, Rotterdam School of Management, Bocconi и других. Из LBS, например, было много народа, заказывали несколько автобусов,– рассказывает студент Александр Минаев.
– А инсеадовцы?
– Они если и приезжают, то их очень мало. Видимо, Фонтенбло от нас дальше, чем Лондон.
"Человечность – отличительная особенность школы"
Преобразования, которые начались в HEC,– результат работы не одного человека, а всей команды. Вот уже несколько лет ее возглавляет ректор Бернар Рамананцо.
– Как НЕС позиционирует себя на мировом рынке бизнес-образования?
– Стратегия НЕС – стать действительно международной школой. Мы стараемся искать студентов на международном рынке, и сейчас у нас около 80% иностранцев. Четыре года назад мы создали глобальную программу EMBA TRIUM. Последние семь-восемь лет набираем профессоров, которые обладают высоким потенциалом в области исследований.
– А чем вы отличаетесь от других школ?
– В школе должен царить дух сотрудничества, а не агрессии. Когда люди работают вместе, появляются разнообразные мнения, и это в сумме приносит больше, чем мнение одного человека. Мы думаем, что человечность – отличительная особенность школы.
– Над чем HEC еще нужно поработать?
– Мы хотим улучшать качество преподавания, поскольку в области фундаментальных исследований растет конкуренция. Кроме того, хотим отбирать лучших студентов. Для достижения этих двух целей, нам необходимо больше денег. Хорошие преподаватели стоят дорого, а лучшим студентам нужно предлагать стипендии. Сейчас мы, например, договорились с банком Societe Generale о программе кредитования студентов MBA.
– А где вы ищете деньги для своих нововведений?
– Мы создали сеть из 30 предприятий-партнеров, которые финансируют исследования. И когда к нам приходит молодой преподаватель, ему несложно получить из фонда 40 тыс. евро на исследовательскую работу. А если у школы сильные преподаватели, она уже может продавать свои программы EMBA немного дороже.
– Какие программы себя окупают, а какие нет?
– На ЕМBА и МBА сложно смотреть как на бизнес, который приносит много денег. Сегодня эти программы находятся на пике рентабельности.
– HEC занимается фандрайзингом?
– Суммы, которые удается собрать американским школам, сложно сравнивать с теми деньгами, что собирают европейские. Во Франции есть специальный налог на образование, который платят предприятия. Они могут передавать эти деньги в общий фонд или направлять их конкретным учебным заведениям. Вот уже несколько лет существует фонд НЕС, его задача – договариваться с предприятиями о сотрудничестве.
– А выпускники помогают?
– Это небольшая часть вложений. Но такие люди есть. Один выпускник в этом году передал школе миллион евро, другой – 150 тыс. евро. И еще один интересный феномен: студенты, оканчивающие школу, собирают и передают деньги следующему потоку. Это американская традиция, во Франции она пока выглядит экстраординарно.

Соревнование с большим братом

О противостоянии с INSEAD в HEC предпочитают не говорить. О существовании конкуренции можно догадаться лишь по вскользь брошенным фразам и регулярному подчеркиванию того факта, что две эти школы слишком разные. Формально же они "дружат" – у HEC с INSEAD есть соглашение о регулярном обмене членами совета директоров; кроме того, школы нередко обмениваются преподавателями.
В HEC постоянно напоминают, что они – лидеры в своей стране. Пожалуй, это действительно так. Во Франции действует система Grande Ecole (элитарные высшие учебные заведения, которые считаются даже более престижными, чем университеты), и НЕС – одна из лучших школ. Как выразился Александр Минаев, "эти три буквы во Франции значат очень много. Когда человек их слышит, он буквально начинает трепетать". А INSEAD, как отметил руководитель executive-программ Бертран Муажон,– относительно новое учебное заведение, к тому же это "всего лишь бизнес-школа": "У нас говорят, что INSEAD – частичка американизма во Франции".
– Чувствуется, вы не очень любите своего конкурента…
– Нет, INSEAD – хорошая бизнес-школа, просто исторически сложилось так, что французы предпочитают HEC. У нас глубокие французские корни, и HEC больше интегрирована во Францию и Европу. А иностранцы, возможно, пойдут учиться в INSEAD. Когда я общался с профессором из Harvard, он сказал, что в США на INSEAD смотрят как на американскую школу в Европе. В INSEAD вы забываете про французский язык, это земля исключительно английская. И там правит бал английский язык.
В HEC бал правит, естественно, французский. И если в INSEAD иногда забываешь, в какой стране находишься, то в НЕС подобного ощущения не возникает. Разве что в корпусе, где занимаются студенты MBA, английская речь звучит чаще. Впрочем, студенты могут выбирать, на каком языке обучаться,– из трех набираемых групп одна является смешанной, и занятия в ней ведутся на обоих языках.
Брэнд HEC пока не так раскручен за пределами Франции, как INSEAD, поэтому расценки не очень высоки. Например, стоимость курса MBA – 35 тыс. евро (в следующем году будет уже 38 тыс.) за 16 месяцев, тогда как INSEAD за 10 месяцев берет 43,5 тыс. За подачу и рассмотрение документов в INSEAD возьмут 200 евро, а в HEC – 100. Даже посетить национальную студенческую пати в INSEAD стоит в среднем 30 евро, тогда как в HEC билеты на китайскую вечеринку продавали за 12 евро.
Тем не менее НЕС делает заметные успехи на международном рынке. Так, в последнем рейтинге The Wall Street Journal эта школа обогнала INSEAD и заняла третье место, тогда как INSEAD оказался на одиннадцатом. Для НЕС, которая никогда не числилась в лидерах мирового бизнес-образования, это большая победа. Кроме того, нынешней осенью HEC второй раз подряд попала в десятку лучших неамериканских школ по версии журнала Business Week. Так что INSEAD, который раньше не замечал "младшего брата", сейчас вынужден с ним считаться.
Валери Готье раньше побеждала в чемпионатах Франции по горным лыжам, а теперь ее школа лидирует в рейтингах MBA

Мыслить глобально

Успехи HEC – это результат долгой и напряженной работы. "В свое время школа упустила тренд и не осознала, что образование – отражение ситуации на международном рынке,– говорит студент MBA Игорь Бабичев.– Рынки стали глобальными, и учебные программы надо было переориентировать в соответствии с этой тенденцией. В HEC поздно поняли ситуацию, зато сейчас они очень активно этим занимаются".
Когда шесть лет назад директор по развитию Джошуа Кобб пришел в HEC, в отделе маркетинга школы работали всего три человека. Сейчас под его руководством целая команда менеджеров, которые устанавливают долгосрочные связи с компаниями из различных регионов мира. Затем с программой MBA сделали то, что маркетологи называют ребрэндингом. Долгое время она позиционировалась отдельно от всей школы и называлась ISA (Institut Superieur des Affaires). "Мы просто вернулись к корням. HEC – очень известный брэнд во Франции, и для нас было важно сохранить эту марку",– рассказывает декан программы MBA Валери Готье.
Именно декану школа во многом обязана своими достижениями. "Она внесла много энергии в нашу программу",– говорят ее коллеги. Как оказалось, в прошлом эта обаятельная женщина была чемпионкой Франции по горным лыжам. Валери Готье сделала ставку на глобализацию и значительно усилила интернациональный состав студентов. Сейчас в школе учатся слушатели 55 национальностей, и если в 1998 году большинство были французы, то сейчас "местных" здесь только 25%. Кроме того, HEC ужесточила требования к абитуриентам. Например, только за последний год средний результат по GMAT увеличился на 30 единиц – до 680 баллов. Наконец, школа стала требовательнее относиться к предыдущему опыту работы, и средний стаж студентов сегодня составляет шесть лет. "Это как хорошая кухня – сначала надо найти хорошие ингредиенты, а потом из них приготовить блюдо",– говорит Валери Готье. А готовить во Франции умеют.
Руководство HEC предприняло еще один стратегический шаг, назначив в совет директоров школы топ-менеджеров компаний из разных стран. Так удалось расширить географию предложений программ за пределами Франции. Школу стали воспринимать на рынке не только как французскую, но и как международную.
Наконец, в 2001 году школа запустила глобальную Executive MBA – и она стала визитной карточкой обновленной НЕС. Речь идет о программе TRIUM, рассчитанной на менеджеров высшего звена, которые работают или планируют работать на международном рынке. В последнее время европейские школы активно вступают в глобальные альянсы (например, LBS и Columbia Business School, INSEAD и Wharton и т. д.), но этот союз – особого рода. Новую EMBA совместно разработали сразу три школы. Слушатели 16-месячной модульной программы изучают стратегию в HEC, финансы – в Stern School of Business (Нью-Йорк), а политические и культурные аспекты бизнеса – в London School of Economics and Political Science (LSE). Причем занятия организуют не только в этих школах, но и по всему миру – в Европе, Азии, США и Латинской Америке.
Новый проект сразу стал популярным. На первом потоке учились 28 менеджеров, а через два года их число удвоилось. И это несмотря на то, что обучение стоит $111 тыс. за курс. Кстати, сейчас здесь учатся первые студенты из России – гендиректор концерна "Калина" Тимур Горяев и директор по развитию этой же компании Николай Геллер.

HEC School of Management

Программа Full Time MBA: продолжительность – 16 месяцев
Количество студентов – 200 человек
Средний возраст – 28 лет
Доля иностранных студентов – 75%
Средний результат GMAT – 680 баллов
Средний опыт работы – 6 лет
Стоимость обучения – 35 тыс. евро
Стоимость проживания – около 18 тыс. евро
Средняя зарплата выпускников – $95 тыс. в год
Программа кредитования – совместно с банком BSGV
Общее количество выпускников – около 24 тыс. человек

Кейсы – в жизнь

Перестройка школы коснулась не только учебных программ и процесса отбора студентов. В конечном итоге все упирается в качество преподавателей. В последнее время HEC активно приглашает профессоров из-за рубежа, например из Harvard и Wharton, и сегодня в школе уже более 20% штатных профессоров – не французы. Огромную роль при их отборе играют исследования и публикации в научных журналах.
Профессор HEC Филипп Энрот основную часть времени работает в России. Он организовал в Москве инвестиционный фонд Russian Оpportunity, кроме того, занимается исследованиями на фундаментальную тему, которая мало что скажет непосвященным,– "математическое моделирование деривативов". По мнению господина Энрота, школа поднялась и за счет того, что пригласила много педагогов-инноваторов.
– Они часто берут кейсы прямо из жизни,– объясняет профессор.– Например, компания Tompson пришла в школу с проблемой: разработать стратегии сотрудничества с китайскими партнерами. Студенты вместе с преподавателями разобрали этот кейс, а через несколько месяцев компания вышла на китайский рынок, используя полученные решения.
– А правда, что в HEC в последнее время стали больше платить профессорам? – интересуюсь я у заместителя ректора Жан-Марка де Лершнайдера.
Он отказывается раскрывать финансовые тайны, однако отмечает, что в школе существует зарплатная сетка, от которой отклоняться довольно сложно: "Но для молодых преподавателей мы создаем специальные пакеты".
Школа также выделяет определенный бюджет на проведение исследований. "Но основная проблема – это скорее время, а не деньги,– считает профессор стратегии Жан-Поль Ларсон.– НЕС очень выросла в последнее время, у нас сейчас много программ, и если профессора будут слишком много преподавать, у них совсем не останется времени на исследования".
Жан-Поль Ларсон – удивительно энергичный человек, недаром именно он занимается в НЕС международными связями. Он часто приглашает на свои занятия профессоров из других стран, а также руководителей крупных компаний. Недавно, например, на его семинар приходил президент Danone. Вообще, два-три визита высокопоставленных персон в неделю – для HEC нормальная практика. А несколько раз в год сюда приезжает читать лекции Майкл Портер. Кстати, даже визит корреспондента СФ здесь использовали во благо студентов – они получили шанс задать вопросы о российских СМИ и ситуации на нашем рынке труда, и надо сказать, с удовольствием им воспользовались.

В поисках карьеры

Когда я была в школе, у студентов начиналась горячая пора – рекрутинговые сессии на кампусе. Я решила поприсутствовать на презентации Всемирного банка. Часть студентов пришла в строгой одежде – костюмах и галстуках. Видимо, вняли рекомендациям Центра карьеры, которые висят на стенде в холле. В частности, о том, что надо приходить в "формальной" одежде, не опаздывать и задавать интересные вопросы. Всемирному банку требовались специалисты с опытом работы в инвестмент-банкинге, и некоторые соискатели при этих словах заметно сникли. Впрочем, далеко не факт, что у человека с опытом проблем не будет. Как говорит Игорь Бабичев, многие компании иногда просто делают "скрининг" – набирают резюме, а потом никому даже не звонят.
Весной этого года в HEC появилось нововведение, которое должно улучшить шансы выпускников на получение хорошей работы. Это так называемый IPP (individual professional project) – по сути, стажировка в компании. Стажировки у студентов MBA до сих пор были очень короткими и мало кого устраивали. Теперь в последние четыре месяца обучения каждый студент MBA может поработать в компании за небольшое вознаграждение (около 2 тыс. евро в месяц), получить необходимый опыт и, возможно, найти своего работодателя.

 

 

Комментарии Фейсбук Вконтакте