Бизнес-школы тоже должны уделять внимание этическим вопросам

Дата публикации

Вы хотите очистить корпоративную Америку от людей, игнорирующих бизнес-этику? Тогда начинайте с самого начала - с бизнес-школ.

 

Ну вот. Меня все-таки не включили в специальную комиссию группы Public Trust & Private Enterprise, в задачу которой входит разработка рекомендаций по улучшению ситуации с ведением бухгалтерии, стилем корпоративного управления и соблюдением этических законов бизнеса. Да и что мне там делать, когда в комиссии заседают такие светила, как Пауль Фолькер и Эндрю Грув (Paul A. Volcker, знаменитый американский экономист, в 1979-1987 годах председатель совета директоров Федеральной резервной системы США; Andrew S. Grove, компьютерный инженер, в 1968-м стал первым сотрудником новоиспеченной компании "Интел", затем ее президентом (1979-1986) и генеральным директором (1986-1997), в 1997 году был назван журналом Time человеком года. - Прим. пер.). Но если бы Пол, или Энди, или любой другой из 12 членов комиссии спросил меня, что им предложить бизнесменам Америки, я бы сказала так: если вы хотите решить этические проблемы в корпорациях, вам нужно начать с самого начала, с момента, когда молодой бизнесмен делает первые шаги в своей карьере. То есть, сказала бы я, начинать надо с этики в бизнес-школе.

 

И в самом деле, разве это не очевидный шаг? Бизнес-школы, как и корпорации, в которых работают их выпускники, должны прилагать больше усилий для воспитания людей, которые понимают, что такое бизнес-этика, - так сейчас говорят все. Почти все бизнес-школы, а вслед за ними и многие университеты добавили в свои программы курсы по этике - этот процесс начался еще во времена банкротства Федеральной компании по страхованию сбережений и ссуд (Savings & Loan crisis, катастрофа в американской финансовой системе, произошедшая в 1980 году, последствия которой экономика США ощущает до сих пор; банкротство было отмечено вскрытием массовых случаев коррупции, халатности, несоответствия служебному положению среди госчиновников, потери экономики США составили более $175 млрд, подробнее см. http://www.econlib.org/library/Enc/SavingsandLoanCrisis.html - Прим. пер.). Но прослушать час-другой курса по этике недостаточно для того, чтобы убедить будущих менеджеров со всей самоотверженностью ступить на "тесный и узкий путь". "По-хорошему, надо пересматривать весь процесс бизнес-образования целиком, по сути", - говорит г-жа Линн Шарп Пейн (Lynn Sharp Paine), член упомянутой выше комиссии, профессор Гарвардской бизнес-школы.

 

Бизнес-школам следует постараться, чтобы не упустить момент для реформы, чтобы обновление этических принципов не стало просто модой, которая уйдет через недолгое время. Бизнес-школы должны вкладывать больше денег в этические исследования, им нужно более качественно производить отсев поступающих, им нужно давить на своих корпоративных партнеров, чтобы те гарантировали им долгосрочную поддержку этических проектов. Иначе говоря, бизнес-школы должны убедить нас, что они понимают - дело серьезное.

 

Инвестировать в этику. Для начала бизнес-школы должны поставить изучение бизнес-этики на прочную основу - не просто рассматривать последствия скандалов, но также изучать позитивные примеры, показывать, что ежедневное решение различных этических вопросов составляет самое жизнь менеджера. Современное состояние исследований в области этики никак нельзя сравнить с качеством и уровнем других исследований, например, по маркетингу и стратегии. Контрольные примеры - сердце бизнес-образования - по этике исчисляются всего лишь сотнями, в то время как контрольных примеров по другим предметам многие тысячи.

 

Академические журналы, посвященные этике, можно пересчитать по пальцам, так что профессора, живущие под знаком императива "или ты публикуешься, или ты увольняешься", не испытывают большого желания заниматься этим предметом. Поэтому материала для проработки этических вопросов в классе у будущих обладателей степени MBA маловато. "Мы стоим перед лицом новой реальности, и чтобы приспособиться к ней, нам нужны новые знания", -  говорит г-н Дипак Джейн (Dipak C. Jain), декан Kellogg School of Management, Northwestern University.

 

Что же делать? Деканам нужно поддерживать профессоров, которые желают заниматься этикой, всеми возможными средствами, прежде всего финансовыми, а сами профессора должны поддерживать своих учеников в их желании писать диссертации по этике (в настоящее время те профессора, которые занимаются этикой, берут ее как вспомогательную дисциплину). А данные, полученные в рамках этих новых исследований, должны в возможно более короткие сроки превращаться в элементы основных учебных курсов, в частности курсов по финансам и стратегии, а не использоваться как факультативный и второстепенный материал.

 

Отделять зерна от плевел. Нужно, конечно, чтобы и сами студенты были из тех, для кого этика - не пустой звук. Ведущие бизнес-школы принимают всего 15-20% заявителей, это очень высокая планка. Но даже при таком уровне отсева многие школы (а вы и не знали?) то и дело исключают студентов за обман, за сообщение заведомо ложных сведений в заявлении, за другие нарушения этических норм. Wharton и Kellog, по словам их представителей, исключают до пяти студентов ежегодно за такие проступки. Но если руководству удалось поймать пятерых, сколько еще сумело ускользнуть? И вот эти-то непойманные направляются работать прямиком на самый верх корпоративной Америки.

 

Так что вот какая мысль приходит в голову: зерна от плевел нужно отделять еще до того, как они попали в кампус. Вступительные сочинения можно украсть, можно нанять специалиста, который научит писать сочинения "как надо". В резюме можно притягивать за уши самые разнообразные факты. Даже на собеседовании умелый плут может обмануть приемную комиссию.

 

Исключение таких случаев будет стоить дорого, и ни в коем случае нельзя нарушать неприкосновенность частной жизни - но приемным комиссиям бизнес-школ придется играть теперь роль следователей, которые раскапывают самые тонкие детали характера потенциального студента программы MBA. Прежде всего нужно тщательнейшим, скрупулезнейшим образом проверять все, что сообщает заявитель в заявлении, проверять самые ничтожнейшие факты. А на собеседованиях первым делом нужно выяснять, в самом ли деле заявитель имеет те черты характера и те убеждения, о которых рассказывает в сочинении.

 

Другой вариант - давать поступающему на собеседовании сложный контрольный пример, разбирая который, поступающий покажет не только свои бизнес-способности, но и свою этическую сторону, свои модели поведения. Конечно, не всех будущих негодяев удастся поймать. Но ведь речь идет о чести, об имени школы, в конце концов, о престиже самой степени MBA, так что введение новых методов контроля позволит выявить некоторое число людей, которым нечего делать в бизнесе.

 

Получать помощь от корпораций. Уже сейчас некоторые корпорации имеют громадное влияние на некоторые бизнес-школы - они делают гигантские взносы в фонды бизнес-школ, посылают своих управленцев читать в школах лекции, спонсируют исследовательские программы. Так почему же им не создавать должности профессоров по этике? Кроме того, компании должны распахнуть свои двери для тех, кто хочет изучать этику "в поле", в ее ежедневном воплощении в компаниях. "Этика - вещь деликатная, но никакое исследование по этике невозможно без широкого доступа к первичной ситуации и информации", - говорит Томас Дональдсон (Thomas Donaldson), профессор этики в Wharton.

 

Чтобы достичь всего этого, деканам бизнес-школ придется оказывать давление на корпорации. В конце концов, дело идет к тому, что этика станет первичным требованием со стороны работодателей, так что их отделы кадров будут смотреть на личные этические качества кандидата столь же пристально, как на его способности к решению проблем. И, если какая-то школа перестанет соответствовать новым высоким стандартам, ее выпускников просто перестанут брать на работу. Пол, Энди, вы слышите меня?

 

Дженнифер Мерритт

заведующая отделом репортажей о бизнес-школах журнала BusinessWeek

 

businessweek.com

Комментарии Фейсбук Вконтакте