Бизнес-образование должно улавливать настроения рынка

Дата публикации 27.02.2012

Бизнес-образование должно улавливать настроения рынка и идти не где-то рядом, а впереди, предлагая эффективные интеллектуальные продукты управленцам любого уровня. Но в Сибири локаторы взаимосвязи пока только настраивают, а экономические ориентиры – ищут.

Какова актуальная ситуация на рынке бизнес-образова­ния в Сибири? Этот вопрос обсудили на круглом столе, организованном журналом «Эксперт-Сибирь», менеджеры ведущих бизнес-школ региона, специалисты рекрутинговых центров и представители производственного и банковского бизнеса. Выяснилось, что участники рынка точно не знают, чего хотят от них клиенты. Запросы сканируются фрагментарно, полной картины требований бизнеса к образованию консультанты не имеют. При этом и сами менеджеры за редким исключением точно не знают, чему они хотят научиться. Поэтому, как бы обидно это ни прозвучало, в бизнес-образовании между сторонами сложились взаимоотношения невидящего и неслышащего.

При этом стоимость образовательных услуг в регионе в течение года демонстрировала разнонаправленную динамику. В сегменте бизнес-тренингов преобладает доля корпоративных клиентов (около 70%). Актуальной становится тенденция перехода от обучения линейного персонала к обучению руководителей. Другая картина складывается в школах МВА, слушателями которых является высший управленческий аппарат. Структура контингента учащихся здесь фактически зеркальная. Открытый сегмент составляет 70% – это физические лица и собственники бизнеса. В Новосибирске цены на обучение бизнес-элиты не менялись в течение нескольких лет, а в Томске даже упали на 20%. «Да, мы не увеличивали цены на обучение несколько лет, а предлагаем гибкую систему оплаты, с одной стороны, и отталкиваемся от качественных параметров – с другой. Запас прочности по программе МВА достаточно большой. В этой ситуации повышать цены было бы неразумно. Мы еще не набрали критическую массу людей, которые готовы обучаться у нас. Но с каждым годом прирост существенен. Мы будем ставить статусные цены, когда дойдем до определенной критической массы», – говорит директор международной бизнес-школы НГУЭиУ Михаил Гусев. «В Томске, по сравнению с Новосибирском, тенденции немного другие. Меньше предприятий, и количество корпоративных заказчиков в разы меньше. В 2008–2009 годах провал спроса имел место и у нас. Мы приняли конкурентное решение и очень серьезно снизили цены. На мой взгляд, наши цены были непомерно задраны не только для Томска, но и для всей Сибири. В Томске школа МВА стартовала одной из первых в регионе 10 лет назад, и статусность того периода прошла. Сливки топ-менеджемента уже обучены. Поэтому мы опустили цену более чем на 20 процентов, сделали ее сопоставимой с нашим главным конкурентом внутри Томского рынка – ТГУ», – комментирует директор центра программ МВА Томского политехнического университета Галина Алехина.

Нет пророков в своем отечестве

Рост показал сегмент бизнес-тренингов – в среднем на 20%, что связано с увеличением стоимости услуг тренеров (сегодня они не работают меньше чем за 2–3 тыс. руб. в час). Имя преподавателя теперь имеет огромное значение: предпочтение отдается именитым коучерам. Причем заказчики любого управленческого звена проявляют интерес к привозным бизнес-тренерам, так называемым варягам. «В Томске очень хорошо относятся к варягам, к привозным тренерам. На своих уже идти не хотят. Такой снобизм в Томске присутствует везде», – отмечает Галина Алехина. «В своем отечестве пророка нет. Корпоративный заказ на 90 процентов формируется из Новосибирска, индивидуальный заказ на 90 процентов идет из других городов: Барнаула, Красноярска, Омска. Есть расхожее мнение, что все красивое, умное – оно где-то там, не у нас, наши так не могут», – говорит председатель НРО Федерации управленческой борьбы, владелец тренинг-центра «Статус» Михаил Зотов.

«Дело не в том, что у нас нет пророков. Пророки, которые ходят по нашему рынку, не хотят решать наши задачи. В 80 процентах случаев нам предлагают воспользоваться готовым продуктом», – объясняет начальник отдела развития персонала компании «Комбинат полуфабрикатов «Сибирский Гурман» Анна Гречко. «Что-то готовое мы уже смотрели, для нас это не работает, мы хотим то, что нужно конкретно нам. Бизнес готов заплатить больше, но за результат, за продукт, который школы сделали специально под него, а не за массовый продукт, который можно купить везде», – вторит коллеге директор по персоналу компании «Комбинат полуфабрикатов «Сибирский Гурман» Елена Козлова.

При этом четко сформулированное потребителями образовательных услуг требование фактически редкость. Участники круглого стола попросили представителей производственного бизнеса рассказать о своих потребностях более подробно. «Лидеров мало, и мы, наверное, для вас не самый интересный сегмент, потому что не массовый. А те программы, которые вы предлагаете, в основном рассчитаны на широкую аудиторию.  Но нам-то что делать? Мы уже давно прошли базовые программы. Вы спрашиваете, почему мы идем в Москву, почему привозим столичных тренеров. Именно поэтому мы не можем найти на местном рынке то, что закрывает наши потребности. Даже в Москве очень трудно найти то, что нам сегодня нужно, – долгосрочные программы повышения квалификации. Куда делись советские курсы профессиональной подготовки и переподготовки специалистов производственных, инженерных и прочих профессий? Это та потребность, которую рынок бизнес-образования сегодня не закрывает. Фактически в Новосибирске нам этих людей учить негде. Руководителей мы отправляем на долгосрочные программы – такие предложения на нашем рынке есть. Что касается технологов, они вообще ездят учиться за границу».

В рамках корпоративных обучающих курсов у нас есть потребность подключать внешних провайдеров, но внешние тренинги должны быть встроены в наши внутренние программы. Нужен тренер, который смог бы разобраться с тем, что происходит в рамках конкретного направления (будь то производство или продажи), понять бизнес-задачи, которые мы решаем через обучение, и адаптировать свои программы под концепцию корпоративного обучения», – говорит Анна Гречко.

«Проблема обучения (повышения квалификации) технических специалистов характерна не только для нашей компании, а для всего рынка Сибири. На рынке образовательных услуг нет этой компетенции, мы ее потеряли.  Наши технические вузы сейчас не готовы писать современные, актуальные времени программы для производственных и технических специалистов, энергетического сегмента. Мы бы хотели, чтобы бизнес-школы предложили нам такие программы. Мы со своей стороны готовы делиться специалистами, устраивать стажировки у нас», – продолжает Елена Козлова.

 Даже банки, несмотря на то что являются специфическим клиентом в среде образования, тоже заинтересованы в индивидуальных продуктах. «Да, многие школы не готовы его предлагать. Просто хотят предложить уже имеющийся продукт. Дело даже не в выборе инструментов, которые предлагают школы, а в технологичности обучения. Некоторые программы страдают определенной психологичностью, а нам нужна технологичность. Поэтому мы просим сетку, которая расписана по минутам, по модулям», – говорит менеджер по обучению Сибирского банка ОАО «Сбербанк России» Анастасия Лавейкина.

 Но участники дискуссии отметили – пока потребность в индивидуальном продукте проявляется в основном у лидеров регионального рынка, у предприятий, которые уже преодолели фазу количественного накопления и перешли к качественному росту. Но на региональных рынках подобная тенденция не носит массового характера. К примеру, в Томске компаниям нужен именно готовый, стандартный продукт.

Споры об эффективности

Участники круглого стола сошлись во мнении, что финансовая отчетность – достаточно относительный показатель эффективности школы. Для многих определяющим фактором остается цена, но она имеет значение лишь при условии, что потребитель уверен в качестве продукта, который ему предлагают. Зачастую ни клиент школы, ни сами организаторы учебного процесса не представляют, чему и как надо учить и учиться, чтобы результат появился… «Рейтинги для кого? Если для потенциальных заказчиков, я думаю, что заказчика в последнюю очередь интересует мой оборот, заказчика интересует, насколько я эффективно работаю. Привлекая меня, ему интересно, через какое время окупятся его деньги. Эффективность тренера и компании – это должно лежать во главе рейтинга», – считает Михаил Зотов. «Образование должно быть эффективным. У нас у многих есть экономическое образование, но экономического мировоззрения практически нет ни у кого. Куда мы всем обществом идем сегодня? Кто-то может воспроизвести стратегию-2020? Она постоянно меняется, трансформируется, там постоянно какие-то новые тенденции... Все очень смутно представляют, что это такое… Нас с закрытыми глазами ведут какие-то поводыри, а куда мы все идем, мы не знаем. Также эту государственную форму управления можно спустить и на корпоративный уровень. Куда этот руководитель ведет своих подчиненных?» – говорит Галина Алехина.

Подобные оценки можно назвать знаковыми. В основе прогнозов на 2012 год лежат общие социально-экономические настроения. «У нас посткризисное оживление и предкризисное ожидание. Необходимо искать новые форматы обучения, интегрироваться. Но год не пройдет без кризиса. В том числе кризиса контента программ. Мы сейчас намного динамичнее проходим все этапы, которые проходила мировая экономика. Мы наелись уже потребительством, эра которого развивалась в экономике США в течение 30 лет. Мы уже начинаем переходить к другому этапу, который тоже будет проходить в более коротком временном варианте. Нам придется искать тенденции внутри себя. Такого заказа еще нет у общества, но мы к этому еще подойдем», – резюмировала Галина Алехина.

Одним из сигналов к поиску внутренних ориентиров стала потеря интереса к заграничным стажировкам. Более востребованным становится опыт, накопленный на внутренних рынках. Исключение – банки, для которых повышение квалификации своих сотрудников за границей ценится по-прежнему высоко в силу специфики бизнеса, его ориентированности на лучшие мировые образцы. «Это была эйфория 90-х, когда зарубежные страны пользовались спросом. Сегодня запросы по стажировкам качественно другие. Но для банковских структур, у которых есть зарубежные партнеры, вопрос стажировки решить гораздо проще. Это возможность отработать свои компетенции на рабочем месте», – отмечает Михаил Гусев.

Контент программ в ближайшем будущем будет создаваться под влиянием двух тенденций – интереса к долгосрочным курсам и индивидуальным формам обучения. Кроме того, чтобы эффективная мотивация бизнеса происходила непосредственно при получении профессии, на рынке появляются проекты по активной интеграции участников рынка образования с вузами. К примеру, готовится проект тренинг-центра «Статус» совместно с тремя вузами Новосибирска: НГУ, СибАГС и НГТУ. «Цель – создать молодежный кадровый резерв. Довести учащихся и выпускников этих вузов до готовности под потребности бизнеса. Проект позволит отобрать тех, у кого есть потенциал в будущем вырасти в успешных лидеров и управленцев. Программа проекта направлена на подготовку участников к решению реальных задач предприятий и позволяет сформировать у них базовые знания и навыки, необходимые для успеха в бизнесе. В финальном мероприятии будут принимать участие более 50 предприятий и 200 человек. Задача – кадровый молодежный резерв перевести в актив», – говорит генеральный директор и владелец тренинг-центра «Статус» Татьяна Зотова.

 По прогнозам участников, в 2012 году объективные условия естественного отбора улучшат общую рыночную конъюнктуру, к примеру, в образовании усилится конкуренция. «Продолжится санация рынка. Это сыграет на руку ситуации, когда мы вступим в ВТО. И сюда придут зарубежные вузы. Постепенно нездоровая конкуренция будет исчезать. Потребители уже начинают более детально формулировать свои запросы. Происходит стандартизация образования, что способствует развитию частного сектора. Это повлияет на эффективность обучения», – отметил Михаил Гусев.

 

Комментарии Фейсбук Вконтакте