Обучение бизнес-элиты

Дата публикации

Диплом Executive MBA рейтинговой зарубежной школы бизнеса для российских бизнесменов несколько лет назад служил, по сути, формальным подтверждением их статуса первых лиц. Сейчас ситуация изменилась: на ЕМВА поступает все больше наемных топ-менеджеров. При чем не только для того, чтобы увидеть перспективы развития бизнеса в мировом масштабе, но и самим выйти на качественно новый уровень.

Код доступа

Не секрет, что стать студентом американской школы намного сложнее, нежели российской. Основной причиной отказа аппликанту до недавнего времени являлись высокие требования к GMAT (800 и более баллов). Увлечение высокими показателями привело к тому, что отбор проходили сложные в общении, совершенно не адаптированные к предстоящему обучению люди. Сегодня представители школ признают, что нет никакой корреляции между тем, как человек сдал GMAT, и тем, насколько успешен он будет в освоении программы и на дальнейшем карьерном пути.
Помимо стандартных тестов в ведущих школах существует требование – шести и более лет практического опыта. Данная особенность, по мнению Марии Жуковой, руководителя проектов слияния и поглощения ТНК-ВР, создает существенное отличие программы ЕМВА от МВА. "На ЕМВА нет людей, которым необходимо позиционироваться в группе: у всех есть хорошая работа, семьи... В процессе обучения они концентрируются на конкретных задачах, вместо того чтобы демонстрировать свои бойцовские качества, что характерно для более молодого поколения учащихся".
Абитуриенты ЕМВА-программ проходят серьезный психологический отбор. "Кроме интеллектуального потенциала, профессиональных успехов и целей, комиссию интересует личность поступающего: как абитуриент оценивает свои сильные и слабые стороны, насколько он способен к самоанализу, каковы интересы и увлечения помимо учебы и работы, – поясняет Сергей Ражев, генеральный директор хэдхантинговой компании Penny Lane Consulting. – Гораздо больший интерес представляет духовное и культурное развитие поступающего, уровень его личностной зрелости".
По словам Марии Жуковой, при приеме в Kellogg, комиссия уделяла больше внимания не формальным показателям, а процедуре собеседования. "Один из центральных вопросов интервью: Каковы ваши профессиональные/карьерные достижения за последние годы? Чего вы добились за последние десять лет? – рассказывает Мария Жукова. – Имеет значение не только то, как вы отвечаете и держитесь, но и поведение на кампусе: вовремя ли вы приходите, как общаетесь с администрацией школы, знакомитесь ли с другими абитуриентами... За вами постоянно наблюдают".
В IMD, как и в Kellogg, интервью нельзя пройти по телефону – только на кампусе; причем сам процесс нередко занимает целый день. Поступающего могут попросить подготовить презентацию мини-кейса, на что отводится всего два часа. Содержание кейса таково, что единственно правильного решения просто нет, а комиссия после презентации начинает испытывать человека "на стресс" вопросами: "Вы уверены, что приняли правильное решение? Может быть, вы ошибаетесь? А вдруг есть другой вариант?" В завершение поступающий должен принять участие в групповом разборе case study (пять человек), который высылается участникам заранее.
Остальные школы составляют мнение о личностной зрелости поступающего по семи эссе и допускают собеседование по телефону. По словам выпускников, при поступлении на ЕМВА играет роль динамика карьерного роста абитуриента и масштаб бизнеса, за который он отвечает.

For multinational business

ЕМВА западных школ бизнеса нацелены в первую очередь на обучение руководителей международного бизнеса, поэтому деканы пристально следят за тем, чтобы состав учащихся был максимально интернациональным. Так, в INSEAD сегодня представлено 26 национальностей. Однако среди всей массы слушателей всего четыре человека из России.
Другой важной составляющей международного обучения является присутствие на программах преподавателей Executive Education из других школ. Executive MBA TRIUM – хороший пример такого подхода. Программа представляет собой комбинацию трех известных во всем мире бизнес-школ: New York University Stern School of Business, The London School of Economics и парижскую HEC School of Management. За 16 месяцев обучения слушатели ЕМВА TRIUM проходят 6 модулей в пяти столицах мировой экономики (в Лондоне, Париже, Нью-Йорке), а также в условиях двух развивающихся рынков (Азия и Латинская Америка). Цель каждого из модулей – дать почувствовать слушателям, что значит вести бизнес в этой части мира. Содержание строится с учетом сильных сторон школ-партнеров. Исходя из этого, модули носят следующие названия:
 "Лондон – политическая экономика"
 "Азия – корпоративное управление и право собственности"
 "Маркетинг"
 "Южная Америка – управление разнообразием"
 "Управление рисками"
 "Париж – внедрение и управление стратегиями"
 "Нью-Йорк – глобальные стратегии и финансы"
 "Задачи лидерства"
Стоит отметить, что конкурентоспособность выпускников сегодня определяется степенью владения мягкими навыками: опросы показывают, что работодатели ценят soft-skills менеджеров (навыки общения, лидерство, стратегическое мышление, умение организовать свою деятельность). Соответственно, в бизнес-школах появляются новые курсы по этике бизнеса, общественным коммуникациям и лидерству.
На программах Executive MBA ведущих школ есть и курсы по выбору, которые называются "продвинутыми". Они позволяют слушателям глубже изучить определенный аспект, затронутый в содержании программы. Евгению Булгакову, вице-президенту по развитию бизнеса ТНК-ВР, выпускнику программы ЕМВА INSEAD, понравился курс по риск-менеджменту, который вели два преподавателя. Один давал слушателям традиционный подход к предмету – через призму статистики. А вместе со вторым, профессором Anil Gaba, слушатели исследовали предмет на стыке статистики и психологии, учились учитывать человеческий фактор.
Либеральный стиль преподавания не мешает жесткости в оценке приобретенных знаний: в конце каждого модуля слушатели сдают экзамены в виде решения кейсов, тестовых заданий, написания бизнес-планов. Как минимум половина экзаменационных заданий – это групповые проекты, которые выполняются слушателями, находящимися в разных частях света в режиме онлайн (используется формат форумов, телеконференций).
Оценивая свое обучение на международной программе ЕМВА в целом, одни соотечественники сетуют на то, что в программе слишком много времени уделяется проблеме лидерства. Другие довольно прохладно отзываются о дискуссиях на базе кейсов в классе, поскольку многие темы, обсуждаемые в западных школах бизнеса, малоприменимы для компаний развивающихся рынков.
В США существует порядка 800-900 бизнес-школ. Программа в молодой и малоизвестной или частично государственной школе может стоить около $8 тыс., в то время как в Гарварде – $25 тыс. (МВА – от $66 тыс.) Оборот рынка американских программ составляет около $1 млрд.
В Европе больше всего школ в Великобритании – примерно 100. Столько же в сумме приходится на Францию, Испанию и Италию; в остальных странах Европы – 50-70 учебных заведений. В отличие от США, где стандартная full-time MBA длится два года, в Европе студенты учатся всего год. Самые дорогие программы, конечно, британские. Их средняя стоимость составляет $25 тыс. Общеевропейский оборот, с учетом программ Executive составляет около $330–340 млн – т.е. около трети от американского.
В России около 100 бизнес-школ; из них более 80% от общего числа приходится на Москву и Санкт-Петербург. Средняя стоимость программы в отечественной бизнес-школе составляет около $8 тыс. Объем рынка бизнес-образования составляет около $40–50 млн. в год.

Новый поворот карьерного пути

Несмотря на тот факт, что российское деловое сообщество часто высказывает скептическое отношение к отечественному бизнес-образованию, интерес абитуриентов к нашим школам с каждым годом растет. "Обучение по программе EMBA в ведущей западной бизнес-школе составляет от $50 до 120 тыс. плюс оплата регулярных авиаперелетов. В России аналогичный формат стоит в среднем около $15 тыс., – поясняет разницу Сергей Ражев. – У нас на программах EMBA могут учиться менеджеры среднего звена (несмотря на то что программы изначально рассчитаны на управленцев высшего звена) крупных компаний, либо топ-менеджеры средних и мелких компаний. Как правило, эти организации ведут бизнес с российскими партнерами и российскими же клиентами и не планируют в ближайшем будущем выходить на международные рынки". Ражев отмечает, что в сфере инвестиций, банковской деятельности и управленческом консалтинге по-прежнему котируются только дипломы топовых западных школ. Предприятия производственного сектора, напротив, более лояльно относятся к российским дипломам.
Многие студенты отечественных бизнес-школ отмечают, что уже на стадии обучения работодатели предлагают им карьерное продвижение и, следовательно, увеличение зарплаты; нередко поступают заманчивые предложения от других компаний и хэдхантеров. Однако зарплаты менеджеров данной категории составляют от $25 до 70 тыс. в год (без учета бонусов), а в процентном соотношении работодатели готовы увеличивать зарплаты на 20–30%.
Что касается трудоустройства выпускников программ EMBA рейтинговых бизнес-школ, то, согласно Financial Times, выпускники могут рассчитывать на увеличение доходов на 50–60%. Помимо зарплаты им предлагают: участие в акционерном капитале компании, переходной бонус (выплачивается единовременно в момент выхода на новую работу, сумма соизмерима с годовым доходом), гарантированный бонус по истечении определенного срока (например, 1 год), стратегические полномочия, возможность самому подбирать команду. Нужно отметить, что при составлении рейтингов учебных заведений учитывается доход выпускников через 2–3 года после окончания учебы. "В России выпускники западных программ EMBA могут рассчитывать на доход от $60 тыс. в год (речь идет о топовых школах), что несколько ниже, чем стартовая зарплата выпускников на Западе (от $75), – комментирует ситуацию Сергей Ражев.
Остается добавить, что и в России формат Executive MBA приобретает в последнее время широкую популярность: за последние два года число программ увеличилось в два раза. Объясняется это тем, что, с одной стороны, EMBA не попадает под жесткие государственные требования, а с другой – появляется достаточное число платежеспособных абитуриентов. И если сегодня менее трети отечественных учебных заведений обучают бизнес-элиту, недалек тот день, когда большинство школ сделают соответствующие предложения для этой категории слушателей.


 

Комментарии Фейсбук Вконтакте