INSEAD. В бизнес-школе - очередной русский сезон

Дата публикации

ФОНТЕНБЛО, Франция

До официального открытия осеннего учебного сезона в INSEAD осталось две недели и пока на кампусе бизнес-школы находится лишь треть "осеннего призыва", но учеба уже идет полным ходом. Помимо французского - по которому нужно будет сдавать "вступительный экзамен" - студенты изучают друг друга.
Французская бизнес-школа, расположенная под Парижем, знаменита тем, что при отборе кандидатов руководствуется далеко не только академическими показателями. Идея заключается в том, чтобы собрать в одном месте ИНТЕРЕСНЫХ молодых людей со всего мира и спровоцировать процесс взаимообогащения.

Кого здесь только не встретишь (помимо русского журналиста, прожившего год в США и имеющего опыт вулканологических экспедиций на полуострове Камчатка)! Англичанин Дэвид не живет на родине уже больше десяти лет. Два года путешествовал по свету в основном по азиатским странам - "дикарем". В начале 90-х был неделю в Москве, где ежевечерне посещал Большой театр. По его словам, он в те добрые времена редко мылся и "слегка пованивал". Дэвид в конце концов бросил романтическое бродяжничество - "ты знаешь, это может засосать навсегда" - и пошел трудиться в компанию Shell в Голландии, откуда и прибыл в Фонтенбло. У Дэвида богатые родители, последняя модель "Альфа-Ромео", а также страсть к гольфу - "полезно для бизнеса".

12 лет не был в Италии итальянец Роберто - он учился в Вашингтоне и работал в банке в Штатах и в Лондоне. До этого Роберто (у которого тоже "Альфа-Ромео", но 7-летнего возраста, и который предпочитает гольфу футбол) успел пожить в Гонконге и Мексике. Англичанин Питер пять лет прожил в Японии, где прекрасно выучил японский язык и изучил японскую культуру, а японец Такада, напротив, последние несколько лет "тусовался" по Европе, работая консультантом по управлению.

Пока в Фонтенбло представлено около 20 стран. Русских в сентябрьском призыве шестеро - это в два раза меньше, чем в прошлом, январском, потоке. Но помимо настоящих русских есть еще "примкнувшие".
Несколько студентов разных национальностей приехали в INSEAD прямиком из Москвы. Голландец Ян четыре года работал в Москве в компании по производству кондитерских изделий, а его соотечественник китайского происхождения два года трудился в московском офисе американской телекоммуникационной компании.

Россия, русские и русский язык здесь вообще очень популярны. "Тафай, тафай", - подбадривал меня австралиец Джефф на первой официальной вечеринке студентов INSEAD. Его приятель Эл, инвестиционный банкир из Бостона, в это время перечислял названия понравившихся ему московских клубов. Оба несколько раз были в Москве по инвестиционным делам, и именно они первыми сообщают местным русским о том, кто выиграл последний приватизационный конкурс в России.

На местной "доске объявлений о приеме на работу" на прошлой неделе наибольшего внимания удостоилось предложение "Центринвест Секьюритиз". О том, что "у вас там хорошо платят", мне сообщили по крайней мере четверо инсеадовцев.

А одну из преподавательниц французского нисколько не удивило, когда ее группа целиком посвятила игровой выпуск "теленовостей" русской теме. Одна из "новостей" заключалась в том, что согласно последнему указу президента Бориса Ельцина русским инсеадовцам запрещено возвращаться на Родину.

Впрочем, у интернациональных молодых "профи" сложился вполне благоприятный имидж и Ельцина, и России. Они, быть может, и читают апокалиптические статьи о России в своей прессе, но всерьез их явно не воспринимают. Когда на одном из занятий каждого студента попросили поделиться своими стереотипами о разных государствах, я услышал гораздо меньше неприятных вещей о России, чем сказали студентка-американка и преподавательница-француженка о своих странах. Несколько обидной была лишь всеобщая убежденность в том, что "в России успех в бизнесе зависит от связей в правительстве". А что тут скажешь? Пришлось покивать головой.

Михаил Дубик

Комментарии Фейсбук Вконтакте