Нежный возраст

Дата публикации

Бизнес-образование в России началось с краткосрочных курсов, посвящавших в азбучные экономические истины, неведомые в застойные времена. Позднее появились двухлетние MBA-программы, аналоги западных, по окончании которых присваивается степень Master of Business Administration, что дословно переводится как "магистр делового администрирования". Дальнейшее развитие было связано с возникновением все новых и новых бизнес-школ и появлением разнообразных специализированных программ. Детство, отрочество, юность. 1988-й — год рождения отечественного бизнес-образования. Тогда в стране появились первые школы и институты бизнеса — на базе ведущих вузов страны, прежде всего экономической направленности. Год спустя была создана Российская ассоциация бизнес-образования (РАБО). Это были первые шаги.

Вторая половина 80-х — время перемен, ломки стереотипов, жажды нового и действенного. Люди захотели делать дело, а не выполнять указания, данные тридцать лет назад. Однако новоявленным предпринимателям не хватало элементарных прикладных знаний. Тогда-то и появились многочисленные краткосрочные курсы бизнес-подготовки. "В начале 90-х годов в силу отсутствия многих рыночных механизмов и в условиях почти полной экономической безграмотности считалось, что достаточно двух-трех недель обучения на каких-нибудь курсах для того, чтобы эффективно управлять компаниями", — вспоминает руководитель программ MBA в Институте бизнеса и делового администрирования (ИБДА) Ашот Сеферян. Но даже эти "мимолетные" программы были значительным шагом на пути развития, хотя их качество было крайне низким: в большинстве случаев калькировались зарубежные аналоги.

В 1992 году начался новый этап, который, с одной стороны, ознаменовался повышением качества программ (надо было адаптироваться к быстро изменяющимся условиям), с другой стороны, нарастающая нестабильность в стране существенно затормозила развитие образования. Массовая приватизация также оказала отрицательное влияние: шла борьба за контроль над собственностью предприятий, проблемы непосредственного эффективного развития компаний и повышение квалификации сотрудников, по сути, никого не интересовали. Но именно в этот период с рынка ушли школы-однодневки, а между оставшимися программами началась жесткая конкуренция.

С 1996 года спрос на бизнес-образование повысился. Наметившаяся стабилизация в экономике вызвала интерес к переподготовке кадров со стороны частных и полугосударственных предприятий. На рынке произошли значительные изменения: долгосрочные программы оттеснили краткосрочные. Курсы общего, ознакомительного профиля дополнились специализированными (финансы, маркетинг). В большом количестве стали появляться полноценные, качественные MBA-программы. На рынок все чаще стали приходить зарубежные бизнес-школы, заключившие договоры о проведении совместных программ с российскими партнерами. Первый случай произошел в 1992 году, когда Академией народного хозяйства и Калифорнийским государственным университетом был создан Институт бизнеса и экономики и совместная российско-американская учебная программа.

Новая эра. 1999 год стал знаковым для российского бизнес-образования. Наконец-то была "легализована" степень МВА. Если раньше выпускники бизнес-школ получали сертификат о дополнительном образовании, то теперь — полноценный государственный диплом, который удостоверяет право специалиста на ведение профессиональной деятельности в области менеджмента.

Бизнес-школ, членов РАБО, уже 107. Незарегистрированных в ассоциации гораздо больше. Практически каждый не только экономический, но и технический вуз считает своим долгом открыть MBA-программу. Качество обучения в новорожденных школах, не имеющих преподавателей-профессионалов и солидной научной базы, априори низкое. А радикальное падение общего качества может привести к дискредитации российского бизнес-образования в целом. Но в этом можно разглядеть и положительный момент: постоянное вливание "свежей крови" и обостряющаяся конкуренция не позволяют "старожилам" расслабляться и забывать о самосовершенствовании. Школы, возраст которых перевалил за десять лет, сейчас развиваются не вширь, а вглубь, то есть стараются улучшать программы, добавлять специализации и сокращать число слушателей, справедливо полагая, что массовость и качество — две вещи несовместные.

В последние годы спрос на общий курс MBA, наиболее востребованный на Западе и раньше доминировавший в России, существенно снизился. "Яркой тенденцией является разнообразие специализированных программ МВА. В этом случае освоение искусства менеджмента сочетается с углубленным изучением дисциплин в той или иной функциональной или отраслевой области", — отмечает проректор по маркетингу и развитию Высшей школы бизнеса "Мирбис" Татьяна Иванищева. Бизнесмены хотят досконально изучать определенную узкую специальность: стратегический менеджмент, маркетинг, финансы, управление внешнеэкономической деятельностью, производством или человеческими ресурсами.

Круг авторитетных бизнес-школ определился. Качество предлагаемых ими программ неизменно растет и, как отмечают специалисты, уже сопоставимо с качеством программ, предлагаемых западными "середняками". Хотя диплом MBA, полученный в России, все еще ценится меньше западного. И это объяснимо. "Во-первых, российские дипломы пока молоды и просто еще не успели завоевать соответствующий авторитет. Во-вторых, на отечественном „перегретом“ рынке МВА присутствуют как высококачественные программы, так и суррогаты. Многие работодатели, обжегшиеся на слабых выпускниках, переносят это мнение на всех обладателей степени российского МВА", — считает директор программ MBA Международного института менеджмента "Линк" Владимир Туманов.

Плюс-минус. Преимуществ получения степени MBA в России много. К ним можно смело отнести учебу без отрыва от производства: уехать за границу на год или два — почти наверняка потерять работу, первые лица компании или совладельцы в принципе не могут себе этого позволить. Большинство российских программ вечерние и модульные (очно-заочные), что позволяет совмещать учебу с работой. К тому же образование в России — не слишком дорогое удовольствие. Стоимость программы в среднем в десять раз меньше, чем в ведущих западных школах. К тому же не надо тратиться на съем квартиры, расставаться с родными.

Сильная сторона — учет местной специфики, непредсказуемой и изменчивой: в школах в основном преподают российские педагоги и на русском языке, а научная работа главным образом ведется по изучению отечественного бизнеса. Но если вы планируете работать за рубежом или ваша компания в будущем рассчитывает выходить на международный рынок и привлекать западных партнеров, наличие диплома российской бизнес-школы не будет для вас дополнительным плюсом.

В наши школы легче поступить: большинство принимает тех, кто в состоянии оплатить обучение, только некоторые устраивают собеседования, тесты, экзамены, причем зачастую они призваны не отсеивать слабых кандидатов, а служить для преподавателей ориентиром уровня подготовки аудитории. Это достоинство имеет явную негативную сторону. Программы рассчитаны на широкий круг людей, имеющих высшее образование. Это значит, что в классе будут заниматься люди с самым разным уровнем знаний, доходов, с разной мотивацией и менталитетом. Эффективность курса MBA во многом зависит от общения слушателей между собой и от практического опыта соседа по парте. В отечественных же школах далеко не все студенты что-то ценное могут дать друг другу.

Перечень недостатков обширен. В Стокгольмской школе экономики на вопрос о проблемных местах российских бизнес-школ ответили, что прежде всего это недостаток квалифицированных преподавателей. Кроме того, нет отбора студентов — значит, теряется качество. У школ отсутствует длительный опыт преподавания, так же как у местного бизнеса еще короткая история. Пока ощущается недостаток доверия к качеству знаний со стороны работодателя — но это вопрос времени.

Отечественные программы излишне академичны: традиционные лекции превалируют над изучением и анализом конкретных ситуаций из практики компаний, так называемых кейсов (англ. case — случай, обстоятельство), и подготовкой проектов, на чем построен процесс обучения в западных бизнес-школах. В преподавательском корпусе ощущается острая нехватка педагогов-практиков, прошедших стажировку за рубежом, знающих реалии российского бизнеса и занимающихся консультированием. Профессоров, отвечающих этим требованиям, крайне мало, и часто они читают курсы лекций сразу в нескольких школах, что не может положительно сказываться на качестве преподавания. Теоретики же немногому могут научить опытных бизнесменов.

Все еще редки случаи отдельных выступлений, а тем более чтения курса лекций представителями крупного бизнеса. Увеличению столь необходимых прецедентов препятствуют в первую очередь закрытость компаний, во вторую — занятость и неумение структурировать накопленный опыт. Еще одна проблема — дефицит кейсов, основанных на реалиях российского бизнеса. Программы критикуют за слабую материальную базу, нехватку собственных учебников, недостаточно суровый контроль за приобретенными знаниями, небогатый выбор специальных курсов. И главное — диплом российской школы не гарантирует не только резкого карьерного взлета, но даже сколько-нибудь ощутимой прибавки к зарплате: работодатели не готовы доплачивать за степень, в получении которой пока не видят особого смысла. Значит, отечественные MBA-программы в большинстве еще не доказали свою полезность.

Что будет завтра. "Российское бизнес-образование будет улучшаться, — прогнозирует ректор Института бизнеса и экономики Эдуард Гойзман. — Серьезные поступающие будут стремиться в уважаемые школы. Но чтобы качество программ российских бизнес-школ улучшалось, нужно совершенствовать курсы и повышать уровень требований к поступающим и обучающимся". Декан Высшей школы бизнеса и менеджмента Альгирдас Манюшис тоже смотрит в будущее с оптимизмом: "Бизнес-образование в России должно получить новый мощный импульс развития и стать одним из приоритетных направлений экономической стратегии — как со стороны государства, так и со стороны бизнеса".

"Выпускники программы МВА будут востребованными, — считает заместитель директора по маркетингу Российско-американской программы бизнес-менеджмента ВГУЭС Наталья Алексеева. — Это программа подготовки профессионального менеджера, и она дает не только и не столько знания, сколько позволяет выработать навыки управления. Выпускник выходит на новый уровень ответственного принятия решений и управления бизнесом".

Но не все специалисты будущее российского бизнес-образования видят в столь радужном свете. Программы MBA, представленные во все возрастающем количестве, теряют престижность. "Мы стоим на перепутье. Или рынок пойдет по пути сохранения элитарности программ МВА (как это происходит на Западе), и тогда количество слушателей должно быть ограничено, а конкуренция составляться не по ценам, а по качеству подготовки. Или МВА в России становится явлением массовым и далеким от мирового аналога. Настало время создать всевозможные препятствия для появления некачественных программ МВА", — делится опасениями проректор по дополнительному профессиональному образованию и финансам Государственного университета управления Александр Зобов. Чтобы авторитет российского образования повысился, должен произойти естественный отбор: наиболее слабые школы должны исчезнуть, не выдержав конкуренции, а сильные, чтобы выжить, должны совершенствовать существующие программы и разрабатывать новые.

В последние годы возрос интерес к России со стороны зарубежных бизнес-школ, в том числе и из первой тридцатки. А это значит, что в недалеком будущем нас ожидает либо экспансия западных бизнес-школ либо расширение практики совместных программ и двойных дипломов.

 

Комментарии Фейсбук Вконтакте