Wharton School. Первые десять недель (дневник студента Джона Линя)

Дата публикации

Первые десять недель Джона Линя (John Liang) в бизнес-школе Wharton

"Мои ощущения в течение первых 10 недель можно сравнить с ощущениями человека, стоящего перед огромным шведским столом. Передо мной оказались тысячи возможностей, и все они - академические, социальные, карьерные - были чертовски привлекательны".

Моя жена давно ругает меня за то, что у меня нет ни малейшего намека на гастрономический вкус. Я очень люблю завтракать, обедать и ужинать в режиме "шведского стола". Мне всегда казалось, что я смогу удовлетворить свой неумеренный аппетит, только если буду ходить во все эти рестораны с опцией "съешь, сколько сможешь". К чему это я? А к тому, что первые 10 недель в бизнес-школе были для меня стоянием перед таким вот шведским столом от горизонта до горизонта. Передо мной оказались тысячи возможностей, и все они - академические, социальные, карьерные - были чертовски привлекательны.

Но если ты решил воспользоваться какой-либо возможностью, ты принимаешь на себя и обязательства. И только тогда, когда я начал выполнять все эти обязательства, я понял, какая огромная нагрузка легла на мои плечи и как мало времени у меня оказалось. Но, тем не менее, я не хотел бы отговаривать будущих студентов от того, чтобы брать на себя много - потому что, в конечном счете, именно те обязательства, что вы на себя берете, и проверяют масштаб вашего потенциала и даже увеличивают его, и именно благодаря им вы получаете удовольствие от обучения в бизнес-школе.

Для меня моя первая четверть в Уортонской школе делится на три части: академическую, социальную и карьерную. Очень часто эти части оказываются взаимосвязаны, а иногда какой-то из них приходится уступать пальму первенства другой. Ниже я описываю, как это все выглядит.

АКАДЕМИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ.

Прежде всего скажу вот что: не стоит пугаться прославленных "квантитативных", сиречь математических, основных курсов программы MBA. Уортонская школа знаменита своей нагрузкой на студентов, так что я был весьма обеспокоен, насколько хорошо у меня все получится, особенно в том свете, что мне пришлось бы соревноваться с будущими блестящими корпоративными лидерами. Чуть более половины моих однокурсников были освобождены как минимум от одного основного курса, так как ранее сдали где-либо нужный экзамен или имели нужные сертификаты. Поскольку у меня нет ни формального бизнес-образования, ни опыта работы, у меня не было иного выбора, как записаться на все обязательные курсы. Таким образом, в первой четверти у меня было пять курсов: финансы, бухгалтерия, маркетинг, экономика управления и статистика.

Но потом, когда я втянулся, я понял, что большая часть материала вовсе не такая страшная, как ее "малюют", если не считать бухгалтерского курса. Что действительно трудно - так это успевать делать весь необходимый объем работы, а это получается только тогда, когда вы хорошо умеете составить свое расписание. Самый большой объем работы - это домашние задания: здесь и задачи, и описания контрольных примеров, и т.д. Ужасно много времени уходит на чтение учебников, курсовых материалов, примеров, различных бизнес-публикаций.

Весь день у студента заполнен уроками, семинарами, встречами с потенциальными работодателями, клубными событиями, работой с однокурсниками, так что обычно за домашнее задание удается засесть только к 10 вечера. Факт - чисто физически невозможно выполнить все задания, если вы хоть в какой-то мере принимаете участие в жизни бизнес-школы. Поэтому очень скоро моя ежедневная работа по выполнению домашних заданий свелась от чтения всего, что полагается по курсу, к работе "по ситуации", иначе говоря, я закрывал именно те дыры, которые открывались в данный момент.

К счастью, в Уортонской школе феноменальная система поддержки студентов. В наши дни все школы только и говорят, что о "работе в команде", но именно в Уортоне эта работа стала стилем жизни - и это, скажу вам, единственный путь к успеху. Добавьте сюда и то, что в Уортоне не принято публиковать данные об академической успеваемости, так что в этом смысле конкуренция сведена к минимуму - что и создает по-настоящему бескорыстную, удобную для командной работы и обучения среду. Поэтому студенты очень часто делятся своими материалами - конспектами, выписками и т.д.

Даже если речь идет о тех экзаменах, к которым каждый готовит свою письменную работу заранее, преподаватели поощряют работу в группах и дискуссии между студентами - при условии, что каждый все-таки пишет свою работу. А на экзаменах, на которых запрещено пользоваться учебниками, разрешается принести один лист со шпаргалками размером 8 с половиной на 11 дюймов [т.е. один лист бумаги основного американского формата US Letter (216 на 279 мм), являющегося аналогом европейского и российского формата А4 (210 на 297 мм) - прим. пер.]. За день до моего первого такого экзамена я заглянул в свой почтовый ящик и остолбенел - там были горы электронных писем с различными версиями "шпаргалочного листа" от моих однокурсников.

В других бизнес-школах на все это смотрят косо, но в Уортоне без этого просто не прожить. Что произвело на меня наибольшее впечатление - это то, что студенты делятся не только своими академическими материалами, но даже карьерными связями и всем прочим, что связано с жизнью студента программы MBA и будущего обладателя степени. Общее отношение такое - мы тут все в одной лодке, нам и выплывать вместе. Такой уровень взаимопомощи - главное, что отличает уортонское сообщество от всех остальных; возможно, что такого нет ни в какой другой школе.

КАРЬЕРНАЯ ЧАСТЬ.

Один второкурсник сказал мне, что главное, чему посвящена бизнес-школа - это поиск работы. Как же он прав! Не прошло и двух недель первой четверти, как на наши грешные головы обрушились со всех сторон представители наших будущих работодателей. Одни компании устраивали презентации в поточных аудиториях зала Хантсмена, другие, и среди них большая часть инвестиционных банков, приглашали нас в различные отели близ кампуса. Когда я поступал в Уортон, я думал, что процесс поиска работы - дело простое и без затей. Я быстро понял, что был весьма наивен, думая так, особенно учитывая текущее неутешительное состояние рынка труда.

Хотите вы или нет, а оценка вас как потенциального кандидата начинается с вашей первой встречи с представителем компании. И, кроме того, до известной степени игра эта - найм на работу - нечестная. Один из наиболее таинственных, но при этом ключевых элементов процесса - это так называемый "закрытый список", т.е. список студентов, с которыми фирма, проводящая презентацию, заранее решила провести собеседование. Фирмы не могут поговорить со всеми кандидатами, так что им приходится прибегать к той или иной системе отсева. К несчастью, система эта предполагает отнюдь не только чтение вашего резюме и сопроводительного письма. Особенно это касается инвестиционных банков и консалтинговых компаний - а работа в этих двух сферах бизнеса обычно и есть то, за чем люди идут в Уортон.

Единственный способ попасть в этот "закрытый список" - это прибегнуть к известной тактике студентов бизнес-школ, получившей название "сетевая работа" (networking). А это значит вступать в контакты с ключевыми лицами в отделах кадров нужной вам компании, задавать "умные" вопросы на презентациях, писать "благодарственные" записки и затем "подкреплять" их перепиской по электронной почте, звонить выпускникам своей бизнес-школы, работающим в нужной вам компании и т.д. Если вы достаточно настойчивы и удачливы, то одним прекрасным утром вы обнаружите в своем почтовом ящике письмо, приглашающее вас присутствовать на обеде, на котором ожидают только избранных лиц вроде вас, или на мероприятие под названием "один день на работе" (day-on-the-job, DOJ). Попав на эти мероприятия, задавайте еще более "умные" вопросы, старайтесь произвести впечатление на кадровиков - и может быть вам повезет и вас пригласят на собеседование в эту компанию.

Я очень благодарен Уортону за выработанную в школе традицию помогать студентам справляться с трудностями поиска работы. Программы помощи самые различные, от единовременных консультаций в Центре трудоустройства (Career Management Office) до мероприятий по разбору резюме и "репетиций" собеседований. Лучшие мероприятия умеют организовывать второкурсники. Например, Уортонский центр недвижимости (Wharton Real Estate Center) и Уортонский клуб недвижимости (Real Estate Club) совместно организуют ежегодную конференцию, в которой принимают участие ведущие бизнесмены Америки, работающие в секторе недвижимости. За неделю до начала конференции я получил электронное письмо от Клуба недвижимости, в котором сообщалось, что многие второкурсники предложили свою добровольную помощь в критическом разборе резюме первокурсников - для того, чтобы поместить их в "книгу резюме" конференции в уже исправленном виде. Я немедленно отправил в ответ свое резюме. На следующий день среди обычной почты я нашел письмо со своим уже отпечатанным резюме - на нем не осталось живого места, все было испещрено подчеркиваниями, комментариями, исправлениями. Это очень много для меня значило, потому что я знал - второкурсники сейчас сами заняты активным поиском работы и у них гораздо меньше свободного времени, чем у нас.

Второкурсники также проводили информационные сессии и круглые столы по различным сферам бизнеса с целью дать первокурсникам возможность узнать побольше о различных летних стажировках. Например, такую вот информационную сессию провел Клуб недвижимости - что в ней было особенно хорошо, так это разнообразие опыта участников. Двое человек летом стажировались в одной нью-йоркской компании по торговле недвижимости, принадлежащей одному инвестиционному банку, кто-то другой трудился на частную компанию. Еще два докладчика имели большой опыт работы в строительстве, но не получили формального бизнес-образования до Уортона - и при этом им удалось получить стажировку в двух крупнейших строительных компаниях. В рамках этой сессии все совершенно откровенно рассказывали, какие обычно задания дают стажерам, как устроена у них жизнь, в общем, все старались, как могли, передать нам свой "боевой опыт".

СОЦИАЛЬНАЯ ЧАСТЬ.

Вы думаете, учеба и поиски работы отнимают слишком много времени? Погодите, есть еще приглашения на Уортонский клубный день (Wharton Club Day). Это ежегодное мероприятие, организуемое Ассоциацией выпускников Уортона (Wharton Graduate Association) в пользу и без того перегруженных информацией первокурсников. В Уортоне много клубов, и все они посылают в клубный день представителей с тоннами информации по всевозможным занятиям, какие только есть под луной - профессиональным, спортивным, этническим и т.д. Тут нужно быть осторожным: если ты записался в какой-то клуб, ты не просто получаешь 20 клубных писем по электронной почте в неделю - естественно, они все из категории "срочно" - но еще и обязуешься тратить много часов на всякую клубную работу.

Несмотря на это, большинство моих однокурсников - члены как минимум одного из двух наиболее популярных профессиональных клубов: Финансового клуба и Консалтингового клуба. Есть и Клуб недвижимости (см. выше), в последнее время он на подъеме, и я с гордостью являюсь его членом. Еще есть такой Великий китайский клуб Уортона (Wharton Greater China Club), это одна из самых многочисленных уортонских этнических организаций, в деятельности которой принимают участие представители самых разных национальностей, объединенных интересом к Китаю, китайской культуре и профессиональной карьере в Китае. Я был избран вице-президентом этого клуба.

Еще одна организация, привлекшая мой интерес - это сообщество "Перестраиваем вместе" (Rebuilding Together), его цель - совместно с местными властями и самоуправлением восстанавливать и обновлять дома стариков и людей с низкими доходами, так чтобы никто не мог в один прекрасный день оказаться на улице. Я ведь архитектор, так что строительство домов - это цель моей жизни, и я не видел лучшего способа помочь обществу, в котором я живу, чем принять участие в этой инициативе.

Рассказ об Уортонской общественной жизни был бы неполон без речи о разнообразных банкетах, организованных самими студентами. Об одном из них все только и говорят - это "Радужный банкет в пивной" (Rainbow Party at Pub), ежегодный традиционный банкет под эгидой клуба "Out4Biz", т.е. уортонского клуба геев и лесбиянок. Тут уж и сказать ничего нельзя - такой попойки я еще в жизни не видел. Где еще вы увидите, как замдекана в женском платье, профессор экономики в балетной пачке и приглашенный шут все втроем танцуют на сцене клуба, а собравшиеся вокруг 200 студентов MBA в карнавальных костюмах им аплодируют?

Как раз на Радужном банкете нам и объявили очередные рейтинги бизнес-школ от журнала BusinessWeek. Первой реакцией на падение рейтинга Уортона был шок - я просто не мог в это поверить. Но, кажется, шок был не настолько сильным, чтобы испортить пирушку. В конечном счете, большинство студентов согласилось с официальной реакцией школы: "Когда нам в последний раз дали первое место, мы устроили торжество. Оно продлилось пять минут,  а потом все снова занялись своим делом. Вероятно, на обдумывание нашего нового рейтинга у нас уйдет немного больше времени, но жизнь все равно пойдет и дальше своим чередом". Ведь, в самом деле, мы же ходим в ту же самую школу, к тем же преподавателям, и мы - та же самая группа талантливых студентов, что и в тот год, когда Уортон был назван лучшей бизнес-школой США. Кроме того, большинство студентов полагают, что не услышат от корпораций нечто вроде: "Эк оно выходит-то, больше нам нельзя брать людей из Уортона, надо нам теперь нанимать народ из школы, которая теперь вышла на первое место".

Если приглядеться к рейтингу повнимательнее, выяснится, что падение Уортона обусловлено низким процентом трудоустройства выпускников, которые соответственно и дали школе более низкий рейтинг. Рынок труда был не более благосклонен и к выпускникам других школ, но за многие годы у уортонцев выработалась определенная шкала ожиданий, которую теперь приходится корректировать.

Если человек не находит работу, то от его блестящей жизни в бизнес-школе у него остается горькое послевкусие, и он начинает показывать пальцем на администрацию школы, особенно на отдел трудоустройства. Да, соглашусь, в отделе трудоустройства в самом деле были проблемы, связанные со слишком большой зависимостью от предложений работы со стороны финансовых компаний. Мне кажется, что в прежние годы Уортон действительно недорабатывал в деле отказа от "финансового стереотипа" и собственной рекламы своих в других сферах экономики, в частности, в маркетинге и с

тратегическом менеджменте.

Когда я записался добровольцем в группу людей, принимающих у себя поступающих очередного года, я узнал много нового. Оказалось, большинство потенциальных студентов плохо представляли себе, как много на самом деле Уортон может сделать для их карьеры - они просто думали, что это средство попасть через два года в компанию Goldman Sachs. Поэтому-то, я думаю, в прошлом году все и были так недовольны, когда инвестиционные банки взяли на работу гораздо меньше людей, чем обычно. Но есть и хорошие новости - школа назначила нового заведующего отдела трудоустройства, челов

ека, знающего свое дело и полного энтузиазма, голова которого ломится от новых идей и желания работать. Кроме того, отдел трудоустройства достиг сейчас значительного прогресса в деле рекламы наших выпускников в нетрадиционных для нас сферах бизнеса.

И, с другой стороны, мне кажется, что в новом рейтинге отразился и тот факт, что уортонские студенты больше, чем другие, занимаются организацией собственного образования. Как сказал один мой однокурсник, когда у всех настроение типа "давайте что-нибудь изменим, ведь мы можем сделать это лучше", то гораздо больше разговоров о том, что в школе не так, чем о том, что в школе хорошо. Мы знаем, что простыми жалобами ничего не добьешься, нужно работать. И для этого у нас есть всего два года - точнее, уже меньше 20 месяцев....

Комментарии Фейсбук Вконтакте