Отзыв об учебе в Rotterdam School of Management

Дата публикации 09.09.2015

Василий Васильев, программа full-time MBA, выпуск 2004 года

Василий Васильев, программа full-time MBA, выпуск 2004 года

О втором высшем образовании я начал задумываться еще не получив первого - на 2-м курсе Института стран Азии и Африки (ИСАА) при МГУ им. М.В. Ломоносова. Шел 1990 год, страна стремительно менялась, а вместе с ней - мои собственные приоритеты и перспективы. Подумав, параллельно с обучением в МГУ я поступил в ВЮЗИ - Всесоюзный юридический заочный институт (сейчас - Юридическая академия) на специальность «Правоведение». Окончив первый курс (и, соответственно, 2-й курс ИСАА) я оказался перед выбором - ехать на годичную стажировку во Вьетнам и бросать юриспруденцию (отсрочку в ВЮЗИ мне не давали), или отказаться от загранпоездки. Я уехал в Ханой, и тема второго образования закрылась. Как оказалось, примерно на 10 лет.

Работая впоследствии в западной торговой компании и стремясь преодолеть некий карьерный барьер, стоявший перед местным персоналом, я стал обращать внимание на статьи про программы МВА. В различных журналах утверждалось, что, поучившись за границей пару лет и заплатив за это невообразимую сумму - $60-100 тыс. (а доллар тогда - в конце 90-х - был в гораздо большем почете, нежели теперь), можно уверенно зарабатывать по всему миру еще большие деньги - от $10 тыс. в месяц. «Ну ладно, - думал я тогда, - насчет десяти они зря; пускай восемь». Далее я перемножал эту сумму на 12, ничего не вычитал, сравнивал с моей тогдашней зарплатой - и в груди пробегал неприятный холодок, какой бывает, когда узнаешь, что акции, которые ты продал вчера вроде бы на пике, выросли еще на 20%. Причем в статьях утверждалось, что достать эти 60-100 тысяч на обучение проще простого - первоклассные западные банки сами выстраиваются в очередь к поступившим в чудо-школы, чтобы ссудить их деньгами под смехотворный процент. «Надо посмотреть, что за тесты сдают на такие программы», - думал я всякий раз, прочитав про очередных счастливчиков. Так прошло еще несколько лет. Забегая вперед, скажу, что кое-что из прочитанного тогда оказалось правдой, кое-что - преувеличением.

Поворотным моментом - годом принятия решения - для меня стал 2001-й. Имея к тому моменту стаж в сфере маркетинга и продаж более 7 лет, я понял, что не хочу больше работать в этой области. Мне становилось интересным не медленное движение товаров в пространстве, а мгновенное перемещение денег по проводам. Поэтому я решил не откладывать получение финансового образования - мне было уже 32 года - и стал наводить справки о программах МВА более целенаправленно. Мой интерес подогревали и разговоры с приятелями, окончившими к тому времени INSEAD, и рассказы выпускников бизнес-школ, размещенные в Интернете, все они на прямой вопрос о целесообразности получения степени МВА отвечали очень умно, развернуто и абсолютно неконкретно. Когда сейчас, 5 лет спустя, ко мне обращаются с вопросом «А надо ли было все это?», я отвечаю где-то услышанным: «Половине получивших МВА оно не нужно, а другой половине оно не поможет». В общем, кому-то нужно, кому-то нет. Я же доволен!

Обычно при подготовке к поступлению сначала советуют выбрать регион обучения (Америка-Европа), потом - составить список школ, которые вас интересуют и занимают в рейтингах приличное место, и т.д. Я - как прирожденный гуманитарий - советовал бы начинать с определения уровня GMAT. Поняв, на что вы можете претендовать, можно определить те школы, которым вы более-менее интересны. А уж затем из них выбрать ту, которая станет для вас выбором номер один, в том числе и по географическому признаку. Если же в школе вашей мечты средний балл по GMAT намного (баллов на 50) выше вашего, то надо или пытаться улучшить результаты дальше или корректировать планы. Не хочу никого пугать, но для меня GMAT былнастоящим испытанием. У меня не было проблем с английским (TOEFL - 280), но ожидание задач по теории вероятностей заставляло меня дрожать не меньше, чем на вступительных экзаменах в МГУ в 1986 году. И, кстати, напрасно - на подготовку к таким задачам я потратил кучу времени, а их на тесте было всего две или три - я мог бы решить их наугад и использовать время с большей пользой. Отсюда совет номер один: не пытайтесь овладеть задачами всех типов при подготовке к тесту: если какой-то тип заданий неполучается, просто пропускайте его и старайтесь сосредоточиться на решении более понятных. Я бы сейчас исключил сложные вопросы по теорверу - в школе вам все объяснят понятнее, хоть и на английском (уж поверьте!), а уделил бы больше внимания, например, лексике. Совет номер два: решайте побольше «пробных» тестов на время. Умение сосредоточиться и психологическая устойчивость очень важны для достижения высоких результатов. Сдавайте тест (при невысоком балле) второй или третий раз - обычно (если готовиться в промежутках) результат улучшается, поскольку реальный тест дает возможность лучше понять структуру вопросов и атмосферу экзамена. Кстати, итоговый балл теста действительно позволяет получить примерное представление о будущей успеваемости студента в школе - чем он выше, тем легче ему будет учиться, особенно это справедливо в отношении точных дисциплин.

Я сдавал GMAT один раз - в начале 2002 года - и был не очень доволен результатом. Но среди школ, куда я мог рассчитывать поступить, были две, которые меня интересовали - RSM в Роттердаме и SMU(Cox) в Техасе. Первая подходила мне короткой (15 месяцев) программой (мне было уже около 33 лет и не хотелось затягивать обучение), близким расположением к Москве (я собирался жениться, а невеста была студенткой столичного вуза) и умеренной ценой, вторая - стипендиальными программами и тем, что в Техасе у меня было много знакомых. Я подал заявления в обе эти школы: написание эссе и подготовка документов в разные школы занимают немало времени, мне же было важно поступить именно в 2002 году, так что я решил сконцентрироваться всего на двух учебных заведениях. Такой подход оправдал себя - меня приняли в RSM и даже предложили кредит по программе банка ABN-AMRO и EBRD (к сожалению, сейчас эта программа не действует). Стипендию в Cox я не получил и решил учиться в RSM. Сейчас, видя, как понизилась позиция Cox в рейтингах, я уверен, что сделал правильный выбор.

Хотя самым сложным элементом подготовки и поступления для меня был именно GMAT, остановлюсь кратко на остальных составляющих процесса.

Подготовительные курсы. На мой взгляд, подготовительные курсы полезны прежде всего тем, что присутствует фактор контроля. Начать заниматься самостоятельно, работая полный день, довольно сложно. В общем, рекомендую начинать готовиться к поступлению в целом и к тестам в частности в коллективе.

Эссе. Написание эссе для меня, как гуманитария, не было особо сложным; тонкостям письма можно научиться на тех же курсах. Главное, в процессе написания возвращаться к тексту несколько раз, критически прочитывать и вносить правки. Для окончательной проверки я показывал свою работу носителю языка на подготовительных курсах, но он почти ничего не исправил. Эссе на многие темы можно найти в Интернете и получить представление об их структуре и содержании.

Рекомендации. Рекомендации приходится писать самому, так как у людей, которые, как предполагается, должны это делать, обычно не бывает времени. Можно написать прямо на бланке, присылаемым школой в пакете по запросу (или распечатанном с сайта при оформлении через Интернет) - так короче и быстрее.

Сбор/перевод документов. Оформление документов, как правило, занимает некоторое количество времени, так что нельзя списывать этот пункт подготовки со счетов. Особенно долго я получал (а после переводил на английский язык и заверял) справку об отсутствии судимости для посольства.

Интервью. Я проходил телефонное собеседование. Вопросы на нем были стандартными: они касались выбора конкретной школы, личных достижений, целей. На все вопросы я дал такие же стандартные, заранее заготовленные ответы. Потом эти же вопросы вам будут задавать на интервью при трудоустройстве, так что ответы можно сразу записать и сохранить. В этом году школа попросила меня, как выпускника, провести интервью с абитуриентом в Москве и выслала примерный список вопросов. Я планировал спросить что-нибудь другое, но, так как меня очень просили напротив вопросов вписать ответы интервьюируемого, я махнул рукой и провел собеседование по «обязательной» программе. Такой вот формализм.

В июне 2002 года я получил письмо о зачислении из RSM и вместе с ним счет на первую оплату. В дальнейшем все взаимоотношения со школой шли параллельно образовательным (в рамках программы) и коммерческим курсами (оплата за обучение, учебники, жилье, страховку, перенос экзаменов). Тем, кто не платил вовремя, не сообщали их промежуточные оценки. Финансовая дисциплина в RSM была строгая: школа - это частная компания с небольшим дарственным фондом и, естественно, ориентирована на получение прибыли. Здесь есть отдел маркетинга и продаж (admission office), своя бухгалтерия и топ-менеджмент. Чем лучше товар (качество образования, то есть средний уровень зарплаты и репутация выпускников), тем выше прибыль (отчисления в фонды и платежи новых студентов). Но бизнес-образование - уникальный продукт. Если вас не устраивает его качество, жаловаться бесполезно: вы сами виноваты в том, что мало занимаетесь и не можете в полной мере оценить все преимущества товара. Чудо-бизнес!

Первый семестр в школе - это самое трудное время по нескольким причинам. Во-первых, параллельно с учебным процессом идет бытовое обустройство. В 2002 году студенты RSM жаловались, в основном, на две вещи: обеспечение студентов жильем, а выпускников - работой. Именно поэтому о поиске места проживания нужно позаботиться заранее. Один студент-ирландец жил 3 месяца в комнате, перегороженной пополам пластиковой занавеской, за которой стояла ванна, используемая поочередно его тремя соседями. Для справки - стоило такое место 400 EURO в месяц. Правда, вроде бы в последний год ситуация с жильем улучшилась.

Во-вторых, трудно поначалу втянуться в интенсивный учебный процесс и привыкнуть к работе в группе, состоящей из жителей разных стран, а также системе оценок по «кривой нормального распределения», согласно которой оценки выставляются относительно результатов всего потока. Так, 80% должны получить, условно говоря, «тройки» и «четверки», 10% - «пятерки», а 10% - «двойки». Две «двойки» приводят к исключению из школы после первых двух семестров. Около 5% из поступивших в бизнес-школу так и не получают диплом, что стимулирует остальных работать дни и ночи напролет. Это я считаю большим плюсом RSM - случайные люди отсеиваются, в отличие от многих других школ, где диплом в итоге выдают всем.

И, наконец, в-третьих, тяжело сперва еще и потому, что в Нидерландах весьма бюрократичная система оформления документов на жительство для иностранцев. Для слушателей программ МВА исключений практически нет: приходится стоять в длинных очередях с приезжими из бывших голландских колоний, месяцами ждать оформления приглашений для членов семьи и т.д.

А в остальном - все прекрасно. Школа хорошо оборудована, расположена в симпатичном районе Роттердама (автомобиль, кстати, не нужен -достаточно велосипеда), преподаватели профессиональны, опытны и (за редким исключением) нескучны, программа сбалансирована, на втором году обучения появляется время на спорт и развлечения. От Роттердама всего один час езды на поезде до Амстердама, а до Парижа - три.

Во время третьего семестра у слушателей RSM есть возможность принять участие в программах студенческого обмена - это отличный шанс расширить кругозор. Я жалею, что не воспользовался этим шансом, так как по семейным обстоятельствам был несколько ограничен в мобильности. Мои сокурсники, уехавшие по обмену в другие школы, занимающие верхние строчки в рейтинге Financial Times - 30, рассказывали по возвращении, что не чувствовали особых различий в учебном процессе и качестве подготовке «здесь» и «там». Различия были, пожалуй, только в активности дискуссий в классе. Специфика RSM - в интернациональном составе студентов, многие из которых приезжают из стран, где не принято тянуть руку в аудитории по любому поводу и пытаться заработать очки, опережая соседей-конкурентов, как это происходит во многих американских учебных заведениях.

В заключении скажу о самом важном элементе бизнес-образования - трудоустройстве. Именно ради него многие успешные руководители и специалисты решаются оставить работу на пару лет и снова сесть за парту. Как я отмечал выше, в RSM процесс рекрутинга был поставлен неблестяще - количество компаний, представители которых приезжали с презентациями на кампус, было невелико, а продвижение кандидатур выпускников на рынке велось недостаточно активно. Я, в принципе, согласен с распространенным мнением, что бизнес-образование полезно, в первую очередь, тем, кто нацелен на карьеру в консалтинговой компании и инвестиционном банке. Для работы в маркетинге, возможно, продуктивнее изучать именно маркетинг и стратегию, а не пятнадцать различных дисциплин одновременно (исключение - руководящие позиции, но мало кто становится топ-менеджером сказу же после окончания бизнес-школы). На консалтинг и инвестиции приходится значительная часть мероприятий по трудоустройству - это и презентации работодателей, и разборы кейсов, и поездки в лондонские банки на ознакомительные встречи. Barclays Bank даже устраивает свой собственный тест (вроде GMAT) студентов для отбора на летнюю стажировку. На этот тест приходят практически все слушатели, так как в первые месяцы обучения боятся пропустить что-нибудь важное (впоследствии приходит разумная избирательность). Отличий от GMAT два - вопросы в два раза сложнее, а времени - вчетверо меньше. После первой части теста я спокойно положил карандаш и наблюдал за миловидной представительницей Barclays Bank, которая, в свою очередь, следила за временем. Похоже, я был единственным, получившим от теста хоть какое-то удовлетворение.

Хотя я не попал в Barclays Bank (из почти 150 человек, сдававших тест, в него устроился один итальянец), моя цель - работать в финансовой области - была достигнута. Смену карьеры и считаю главным результатом обучения. К обретению места работы, куда интересно возвращаться каждое утро, каждый из нас прокладывал собственную тропу. Кто-то (как автор этого рассказа) устраивался на летнюю стажировку (internship - обязательный элемент программы в RSM) в интересующую компанию, где рассчитывал показать себя и получить предложение о работе после окончания школы, кто-то использовал старые связи и рекомендации (networking - самое популярное МВА - слово после «СV» и «case»). Мы рассчитывали в основном на себя и, в итоге, все студенты из СНГ моего выпуска трудоустроены (в России или Европе) и зарабатывают в месяц больше, чем до MBA - правда, за редким исключением, все же не пресловутые 10 тыс. долларов, о которые писали во времена бума Интернет-компаний.

Впрочем, все быстро меняется. Всего 3 года назад мы пытались любыми путями попасть на стажировку в Shell или BP, которые казались нам недосягаемыми оазисами счастья и глобального процветания, а слово «Газпром» совсем еще не было на слуху. Пару месяцев назад я связывался с новоиспеченными выпускниками своей школы - хотел пригласить на работу и стажировку русскоговорящих коллег. Не удалось - все они уже трудоустроены.

По признанию многих моих сокурсников, помимо денег MBA дало им и особое чувство уверенности в себе и своей компетенции. На переговорах или семинарах ты уже почти всегда знаешь, о чем будут говорить контрагенты по другую сторону стола. Далеко не всегда ты знаешь правильные ответы, но правильные вопросы умеешь задать всегда.

Комментарии Фейсбук Вконтакте