Отзыв об учебе в IAE Business School

Дата публикации 09.09.2015

Анатолий Урванцев, выпускник программы MBA IAE 1995 года

Анатолий Урванцев, выпускник программы MBA IAE 1995 года

Мой опыт знакомства с программами MBA не совсем типичный. Дело в том, что мне удалось побывать, что называется, «по обе стороны баррикад», сначала в роли студента, а позднее – преподавателя. После окончания своей программы мне пришлось довольно много участвовать в создании бизнес школ в России, быть экспертом-участником команды по созданию МВА в Белоруссии, быть экспертом при отборе образовательных проектов, в том числе, и по созданию МВА в России и СНГ, взаимодействовать с большим числом первоклассных специалистов из разных стран Европы, США, Канады, преподавать в Шанхайской бизнес-школе (CEIBS). Попробую вспомнить свои впечатления от обучения, приплюсовывая тот опыт и знания о бизнес-образовании, которые получил позднее в процессе работы.

Последние годы все больше людей, принимая решение о своем профессиональном росте в бизнесе, выбирают обучение по программе МВА, как средство достижения своих целей. Естественно, этот выбор каждый делает сам и каждый сам определяет критерии и оценивает достижения. Это, конечно, правильно. Ибо основное правило бизнеса состоит в том, что бизнесмен может принять любое решение, кажущееся ему наиболее правильным. Нет единственного решения, как в простой школьной математической задаче. Вопрос в том, что он учел при выборе решения, все ли он взвесил?

Так и в выборе программ МВА. Таких программ много и за рубежом, а теперь, и в России. На первый взгляд во всех много общего. Но, безусловно, есть много определяющих нюансов.

Начну с истории. Так будет более понятна логика. А моя собственная история в этом вопросе началась в 1992-м году, когда я, тогда еще научный сотрудник Вычислительного центра Сибирского отделения Академии наук оказался перед проблемой выбора дальнейшей жизни или более точно существования себя самого и семьи. Все исследования сворачивались, финансирование шло к нулю. Но именно в этот момент меня пригласили организовать систему обучения математике в новом вузе – Сибирском кадровом центре (ныне Сибирская академия государственной службы).

Естественно я задумался о том, что преподавать математику предстоит управленцам и им нужно что-то другое, нежели студентам технических вузов, не говоря о студентах механико-математического факультета, где я имел счастье и опыт преподавать в течение многих лет.

Первое, что я решил для себя, что наряду с немедленным запуском процесса обучения на том уровне понимания, который был в тот момент, я обязан был понять суть необходимых знаний для управленца и проанализировать имеющийся опыт, в том числе и зарубежный.

В тот момент в России и СНГ начинали разворачиваться различные программы в рамках TACIS и была организована специальная программа для преподавателей менеджмента. Эта программа была организована консорциумом европейских университетов и бизнес школ под патронажем EFMD (Европейского фонда развития менеджмента) и основывалась на опыте реализации Международной программы для преподавателей, которая реализуется ведущими мировыми бизнес-школами (London Business School, Manchester Business School, Kellogg, Bocconi) и до сих пор является одной из самых престижных. Это, можно сказать, некий аналог МВА для преподавателей.

Среди этих бизнес школ была и есть IAE – французская бизнес-школа в Экс-ен-Провансе (Aix-en-Provence) около Марселя. Она и была выбрана как база для реализации упомянутого выше проекта в рамках TACIS.

Наверное, не очень интересен сам мой путь попадания на эту программу. Во всяком случае, он не для этой публикации, хотя и в нем было довольно много поучительного и забавного. Так или иначе, осенью 1993 года я оказался участником этой программы, не очень представляя, что меня ждет, и в декабре в числе первой группы из 50 человек из разных городов России, Украины, Казахстана и Киргизии самолетом Аэрофлота прибыл в Марсель. Там и предстояло пробыть и проучиться первые пять месяцев программы.

Первое, что привлекло мое внимание, это наличие в IAE множества различных программ обучения, включая различные МВА, на которые студенты прибывают в разное время, потом прерывают процесс и уезжают, потом вновь возвращаются. В общем, какой-то постоянный круговорот студентов.

Второе. Тоже самое делают и преподаватели. Часть из них, являясь штатными, тем не менее, постоянно куда-то уезжают на неделю-другую, а в бизнес-школу постоянно также на неделю-другую, а зачастую на 2–3 дня приезжают какие-то другие преподаватели. Причем, как первые ездят практически по всей Европе и даже миру, так и вторые приезжают из самых разных стран. Достаточно сказать, что на нашей программе преподаватели были из Франции (но не только из IAE, что естественно, но и из других мест), из Италии, Испании, Германии, Великобритании, Голландии, Бельгии, Ирландии, США. Программы постоянно проводятся и на разных языках (в основном на французском и на английском).

Третье. Студенты съезжаются практически со всего мира: Европы, Америки, Азии, Африки, Австралии. Со значительным числом удалось пообщаться и понять то, что ими руководит в выборе программы и их оценку процесса обучения.

В общем, во всем процессе чувствовалась глобализация в явном виде.

Эти три фактора, абсолютно нетипичные для нас, в том числе и до настоящего времени являются огромным плюсом для всех вовлеченных в процесс: преподавателей, студентов, компаний и т.д. Идет постоянный процесс взаимного обогащения знаниями и образовательными технологиями, вовлечения новых людей, отсев тех, кто начинает отставать, если говорить о преподавателях.

В течение первой фазы, которая проводилась, как и вся программа, на английском языке, в очень напряженном ежедневном режиме (6 дней в неделю по 9 астрономических часов в день плюс вечерние групповые занятия плюс значительный материал для самостоятельной работы по 40–60 и более страниц текста еженедельно для внимательного и вдумчивого прочтения и анализа) прослушано около 35 курсов и сдано множество письменных экзаменов. И такой же режим обучения на других программах МВА. При этом нет никаких экзаменационных сессий. Как только курс заканчивается, тут же проводится и экзамен. Зачастую экзамен проводится по нескольким предметам одновременно. Вы получаете листы с заданием и выполняете его абсолютно самостоятельно под присмотром кого-то из администраторов, которые не дают возможностей общаться или пользоваться материалами, если это не определено преподавателем. Экзамен проводится фиксированное время, а проверка проводится анонимно, т.е. ваша фамилия экзаменатору неизвестна. После этого выставляется балл за экзамен. Он по специальному правилу комбинируется с вашими итогами от работы в группах (над «кейсами» или деловыми играми и т.д.), вашей активностью и решением текущих заданий. Итог официально вывешивается на всеобщее обозрение и отмечается тот, кто данный предмет не сдал.

Итоги по всем экзаменам также комбинирутся друг с другом и с результатами защиты дипломной работы. Получается общая итоговая оценка, которая очень влияет на «будущее», т.к. будущие работодатели обращают на ВСЕ оценки пристальное внимание.

Те, кто не сдает вовремя экзамены без особых причин, довольно безжалостно отчисляются из престижных бизнес школ. Балласт не нужен!

Никто никого не подгоняет, «мол, давай-ка учись!» Ты сам выбрал и за все отвечаешь сам. Но и работа в группах-командах немедленно высвечивает то, можешь ли ты эффективно напряженно работать на согласованную цель и тем самым и самого себя развивать или твой эгоизм приводит тебя к отторжению.

На второй фазе в течение 4 месяцев, после того как нас разбили на 4 группы, группе, в которую попал я, предстояло проучиться в Голландии в университете (бизнес школе) Нийенроде (Nijenrode) около Утрехта. Там повторилось практически тоже самое: множество различных программ, включая разные МВА, круговорот студентов и преподавателей со всего мира, а также напряженная работа теперь уже над учебными курсами и собственным проектом, который в последствии необходимо было доработать в России на местном материале, представить «великому ареопагу» и защитить уже в Москве спустя 16 месяцев после начала программы. Точно также все осуществляется в рамках других программ МВА.

И здесь общение с преподавателями и студентами многое добавило к картине об этом виде образования. Особенно картина касалась «интернациональной» компоненты, необходимости знания языков, умения адаптироваться к разной среде. В частности, очень поучительным было объявление в одной из местных газет о поиске менеджера для одной из международных компаний, где наряду с перечислением предметных знаний и наличием необходимых дипломов и сертификатов говорилось следующее:

Знание языков: английский, французский, голландский, немецкий – обязательно, испанский и итальянский – желательно. Так и представил себе этого полиглота, который многие годы, как это делается у нас, корпит над изучением языков и ничего кроме London is the capital of Great Britain не знает в итоге. Как же это все нужно учить? Я понимаю, что этот пример просто запредельный, но и он имел место.

Следовательно, ты должен на хорошем уровне знать язык (английский, как минимум) и быть готовым к изучению и использованию и других языков.

Сам процесс обучения построен так, что ты постоянно участвуешь в групповой коллективной работе, где у тебя есть свой участок, органически вплетаемый в общую групповую задачу. При этом твой неуспех провалит и работу группы. А в группе, в принципе, люди из разных стран, разных культур, с разной реакцией и разными подходами к коллективной работе от готовности прийти на помощь до полного неприятия невыполнения своей части и трактовки этого как полной безответственности и вредоносности общему делу, что в бизнесе недопустимо.

Поэтому нужно быть готовым к ответственной работе с разными людьми и разными культурами, не выпячивая собственные претензии, а используя свои сильные стороны на общее дело.

Теперь несколько слов о мотивации к обучению именно на своей программе МВА. Как я уже писал выше, мне представилась возможность пообщаться с большим количеством студентов программ МВА из разных стран. Естественные вопросы:

Почему вы выбрали эту или другую программу?

А что в твоей стране нет хорошей программы МВА?

Что вы ожидаете для себя потом?

Ответы на эти вопросы тесно связаны с отмеченными ранее пунктами. Все, с кем мне приходилось общаться имели довольно серьезный опыт практической работы в компаниях. Многие из них были в возрасте 35 лет и старше, соответственно, у них уже накоплен опыт и сформированы определенные вопросы, ответы на которые они надеются получить во время обучения.

Их собственный опыт показывает, что знания могут потребоваться самые разные и, если в настоящий момент, не видна полезность той или иной науки, то завтра ты вдруг начнешь кусать себе локти: а зачем же я не слушал тот или иной курс и относился к нему с прохладцей? Студенты просто вытягивают все возможные знания из преподавателей, не ограничиваясь тем, что сам преподаватель им передает в рамках программы.

Выбор школы и программы в значительной мере зависит от репутации. Ведущие бизнес школы изо-всех сил стараются поддержать свой высокий рейтинг. Если по содержанию и уровню образования первые 2–3 десятка школ мало чем отличаются друг от друга, да и в школах второй половины сотни уровень обучения тоже очень хороший, то бывшие выпускники делают все, чтобы лейбл школы постоянно был наверху. Это позволяет и им иметь высокую цену на рынке.

Получается определенная своего рода взаимоподдержка: школа поддерживает имидж за счет уровня позиций своих выпускников, а выпускники, в свою очередь, занимают позиции благодаря имиджу школы.

Следовательно, попав в конкретную школу, ты практически сразу и надолго (если не навсегда) определяешь свой уровень и круг общения.

Школа дает и возможность широкого общения и заведения знакомств и связей в бизнес кругах: ты знакомишься с коллегами-студентами во время занятий, во время групповой работы. Этот последний способ обучения очень влиятелен в смысле будущей карьеры. Кто-то из коллег наверняка займет хороший пост и при случае вспомнит о вас. Главное – это не терять связей и поддерживать отношения.

Очень влияет на будущую карьеру мнение преподавателей. Многие из них, если не все, являются консультантами компаний, и компании очень часто обращаются к ним за рекомендациями в поиске специалиста. Кроме того, в процессе выполнения проекта (это индивидуальное задание), студент выполняет для какой-то компании определенную исследовательскую работу, консультируясь, при этом, у преподавателя-тьютора. Так что, имидж в глазах преподавателей – это обязательный фактор, на это следует обращать внимание.

Программы МВА являются программами, ориентированными на то, чтобы выпускник сразу немедленно начал применять полученные знания. Знания, умения и навыки очень конкретны. Поэтому, во французских бизнес школах, в первую очередь, даются знания о французском бизнесе, деловом законодательстве, анализируются, в основном, «французские» кейсы или кейсы с явно выраженной международной компонентой. То же самое и в голландских бизнес-школах, и в итальянских, и в британских, не говоря об американских.

Таким образом, подавляющее большинство выбирает бизнес-школу в той стране, где работает его компания или где он сам собирается работать. Изучать что-то просто так никто не намерен. Это и время и деньги. За многих платят компании, а они явно не намерены просто расширять эрудицию своих сотрудников. Им нужны качественные работники.

Многие бизнес школы имеют партнерские отношения с компаниями, в том числе и глобальными. Однако и здесь речь идет об отделениях глобальных компаний в той или иной стране. Т.е. явно присутствует «национальный» фактор. Сейчас европейская ситуация такова, что есть возможность работать в разных странах, однако, и это является предметом постоянного обсуждения на всех уровнях Европейского союза, мобильность все еще остается большой проблемой.

Стоимость программ самым тесным образом связана с имиджем.

В самых престижных американских школах стоимость программ зашкаливает за 100 тыс. дол. В Европе стоимость пониже, но и там может переваливать за 50 тыс. евро. При этом именно на эти программы сложнее всего поступить. Конкурс очень высокий. Отбор проводится вначале по анкетам (до 20–30 на место), а затем по результатам независимого индивидуального собеседования с 2–3 представителями программы (из числа преподавателей). Собеседование может быть и по телефону (естественно, на английском, в частности, языке) даже из другой страны (в течение часа по заранее определенному сценарию).

Если вы поступили, то вы фактически вступаете в определенный клуб. За это и платится высокая плата. Естественно, что и преподаватели на подобных программах имеют высокую оплату и «держатся» за свое место.

Оценка (рейтинг) программ определяется уровнем годовой зарплаты выпускников через год после окончания программы. Для многих бизнес школ этот коэффициент доходит до полутора – двух.

Но для этого нужно успешно пройти весь «стипль-чез» от отбора и обучения, до сдачи экзамена, защиты диплома и огромной работы по поиску собственного места.

Несмотря на все плюсы школы или программы, самому придется прилично пошевелиться. Но для целеустремленных людей вряд ли это должно стать помехой. Дерзайте, и у вас все получится!

Комментарии Фейсбук Вконтакте