Отзыв об учебе в HEC Paris

Дата публикации 09.09.2015

Антон Котов, выпускник программы full-time MBA HEC Paris

Антон Котов, выпускник программы full-time MBA

МВА, HEC Paris / IESE Business School 2007

Располагаясь в префектуре Версаля, на самом большом в Европе кампусе, НЕС сыскала себе репутацию «французского Гарварда», куда съезжаются получать высшее образование дети преимущественно французской элиты. В случае с программой МВА ситуация сложилась несколько иная – здесь учатся студенты из 55 стран мира, имеющие опыт работы и большие амбиции

7 кругов поступления

Те, кто собираются поступать на программу МВА, знают, что для начала необходимо сдать тесты GMAT, TOEFL, написать 6–8 эссе на заданные темы (в зависимости от школы), подготовить 2–3 рекомендательных письма, заплатить невозвращаемый взнос 100–200 EURO, приложить заполненную аппликационную форму (как правило, около 15 листов) и ждать, вызовут ли тебя на интервью или откажут, не глядя. Поэтому зиму 2004 года я посвятил тому, что работал на полную ставку в «Байкал Бизнес Центре», учился на 5-м курсе и параллельно готовился к невероятному тесту GMAT, который сочетал в себе трудно решаемые логические задачки, высшую математику и несколько эссе. Все, разумеется, на английском. Таким образом, после того как под Новый год я сдал все тесты в Москве, я отправил свои документы в HEC Paris School of Management. На данную школу мой выбор пал вследствие ее положения в рейтинге Wall Street Journal, в котором она обогнала Harvard Business School и заняла 4-е место в мире, отсутствия ограничений по возрасту (что имеет место в других бизнес-школах TOP-5) и, безусловно, Парижа... После этого я затаил дыхание и стал ждать. Ждать пришлось недолго. Примерно через 2 недели мне позвонили из школы с сообщением, что я прошел первый тур и меня хотели бы видеть в Москве на интервью, которых планируется три.

Как и в игре в «доброго и злого копа», одно интервью представляло собой милую беседу по душам, другое – разговоры о будущем и карьерных перспективах, третье – пытку. Пытка заключалась в разгадывании непостижимых логических шарад на время, критических замечаний в духе «А что если все ваши идеи – чушь?», а также спонтанных переходах с английского на французский. Вернувшись из Москвы, усталый и пессимистично настроенный (благодаря моему третьему выдающемуся интервью), я получил письмо из Франции, в котором мне сообщили, что я принят! Более того – я удостоен гранта, который покроет 1/3 моего обучения в школе. Все остальное финансирование оставалось покрыть кредитом, выданным мне во французском банке в порядке исключения только из-за того, что управляющий его московским офисом – выпускник HEC Paris. Уже тогда становилось понятно, что пресловутое слово networking начинало работать.

«Во французской стороне»

Располагаясь в префектуре Версаля, на самом большом в Европе кампусе, НЕС сыскала себе репутацию «французского Гарварда», куда съезжаются получать высшее образование дети преимущественно французской элиты. В случае с программой МВА ситуация сложилась несколько иная – здесь учатся студенты из 55 стран мира, имеющие опыт работы и большие амбиции. Возрастные рамки нашего потока ограничивались сорокалетним канадцем с одном стороны, и двадцатидвухлетним мною – с другой. Все участники программы оказались на удивление приятными, отзывчивыми, умными и разносторонними людьми! Поэтому, помимо лекций и обсуждений кейсов с профессорами, львиная доля знаний на программе поступает от общения со своими коллегами по курсу!

В целом, программа МВА в HEC Paris имеет несколько отличительных особенностей, которые выделяют ее среди остальных топовых бизнес-школ. Первый принцип гласит: кооперация, а не конкуренция. Благодаря этому весь учебный процесс построен на работе в группах из 5 человек, которые определяются администрацией школы в начале каждого семестра. В отличие от главного конкурента школы во Франции – INSEAD, в которую ежегодно набирают по 800 человек и где пропагандируется конкурентный дух, на потоке в НЕС учатся 120 человек, что позволяет знать всех однокурсников. Только за первые два семестра я работал в малых группах со студентами из Америки, Китая, Франции, Пакистана, Кореи, и Канады. И я должен признаться, это было незабываемое время, проведенное с блестяще образованными, инициативными и просто приятными в общении людьми.

Вторая отличительная особенность представляет собой возможность брать курсы не только на английском, но и на французском языке. Но если и не брать, то просто ходить на занятия по французскому языку, которые идут несколько раз в неделю. Я думаю, благодаря им теперь на вопрос «Парле ву Франсе?» я неуверенно, но все же киваю головой!

Третье достоинство программы – это ее продолжительность. МВА в НЕС длится 16 месяцев, что несколько короче двухгодичных американских программ, но в тоже время позволяет студентам пройти летнюю практику и/или поехать на программу обмена в одну из нескольких десятков элитных бизнес-школ – партнеров НЕС по всему миру.

Наконец, еще одна причина, по которой многие их моих знакомых выбрали НЕС, – это Париж! Я не буду описывать, что значит целых полтора года гулять на выходных по парижским бульварам и любоваться мерцающей в ночи Эйфелевой башней, поскольку описывать Париж бессмысленно. В Париже нужно побывать.

Таким образом, в сентябре 2005-го для меня началась совсем новая жизнь, состоящая, как правило, из 4–5 учебных пар с 8 утра до 5 вечера, чтения кейсов (так называемых реальных ситуаций из бизнес-практики) часов до 8–9 вечера и обсуждения этих самых кейсов со своими одногруппниками с 9 до полуночи. Да, МВА в Европе – это много работы, проекты, презентации и экзамены, но в то же время это и новые друзья со всего мира, вечеринки, общение и поездки. Только за этот год мне посчастливилось поездить с друзьями по Франции – в долину Луары, Бретань, Нормандию и на Лазурный Берег, а также съездить в Амстердам, Женеву, Цюрих, Брюссель и Стокгольм!

Примером значимости общения на МВА может случить то, как я нашел компанию для маркетингового проекта, который все студенты НЕС МВА делают во втором семестре. Я помню, как в конце прошлого года к нам на кампус приезжал глава шведской телекоммуникационной группы TELE2 во Франции, который рассказывал о своем видении лидерства. Сразу же после выступления я подошел поблагодарить лектора и заодно поинтересоваться, насколько директор TELE2 заинтересован в услугах моей группы в части маркетингового проекта. Ответ оказался положительным, и уже через пару недель наша команда работала над запуском нового продукта TELE2 во Франции!

Параллельно с маркетинговым проектом по ходу программы организовывались оксфордские семинары по управлению проектами, где мы собирали Lego; проводились тренинги по ораторскому искусству телеведущим с BBC из Лондона; на конференциях для студентов МВА выступали главы международных компаний и министры французского правительства; проходили встречи с выпускниками и организовывались семинары по карьерному развитию. Я уже не говорю о десятках курсов по финансовым рынкам и управленческому контролю, стратегии и экономике... Было всего очень много!

Развитие событий

Одновременно с этим я решил подать заявку на участие в программе обмена с барселонской бизнес– школой IESE Business School, которая славится не только тем, что была основана при участии Harvard Business School и по сути считается ее филиалом; не только тем, что программа МВА в IESE является самой дорогой в Европе, но и тем, что, по рейтингу авторитетного журнала The Economist, в 2005 году она заняла 1-е место и была признана лучшей бизнес-школой во всем мире! На всех желающих ехать в IESE по обмену школа выделяла только одно место. Я все же решил рискнуть и подать свои 6 аппликационных эссе и пойти на интервью. Сложно представить, в каком я был восторге, когда мне сообщили, что я выбран представлять НЕС Paris на программе обмена в IESE начиная с сентября этого года! Таким образом, после окончания программы в декабре я становлюсь выпускником сразу двух европейских программ МВА. Мог ли я думать об этом хотя бы год назад?

Но расслабляться было нельзя, так как события развивались стремительно, приближалось лето, и если я хотел подзаработать денег во время летних каникул, мне нужно было всерьез задуматься о летней практике. Закончив маркетинговый проект с TELE2, я понял, что меня очень заинтересовал телекоммуникационный бизнес и было бы интересно узнать о нем больше. Поэтому решил направить заявление на практику в одну из самых динамичных, интересных и, что уж скрывать, крупных телекоммуникационных компаний в мире – Nokia. В то же время я подавал заявки в несколько гостиничных компаний, поскольку, проработав до МВА 3 года в сфере гостеприимства, я был также заинтересован и в этом секторе.

Итак, в середине марта я получил e-mail из головного офиса Nokia в Финляндии, в котором директор по стратегии Nokia Networks Worldwide высказал интерес по поводу моей кандидатуры! Потом были три часовых интервью – по телефону с Хельсинки и во французском офисе Nokia, после которых мне сообщили, что приглашают меня поработать летом в штаб-квартире Nokia консультантом по стратегии. И несмотря на то что у меня было тогда два других предложения на лето – от цепочки отелей Sheraton и французской гостиничной группы Accor – работа в отделе стратегии Nokia стала для меня предложением, от которого я просто не смог отказаться!

Что ж, две недели назад я прилетел в Финляндию, где начал работать над несколькими проектами в Nokia. Очень необычно видеть накануне на обложке Financial Times главу Nokia Networks, а сегодня говорить ему в офисе «Доброе утро!». Невероятно интересно прилететь из Парижа на работу в Хельсинки, зная, что осень проведешь в Барселоне! Сложно недооценить то, что открывает перед людьми бизнес-образование. Я твердо уверен, что все это – цепочка тесно взаимосвязанных событий, в которой каждое последующее просто невозможно без предыдущего.

Лучшая школа в мире

Именно так оценил в своем ежегодном рейтинге авторитетный журнал Economist испанскую школу IESE Business School в 2006 году. В сентябре того же года, немало подогретый вниманием образовательной общественности к данному учебному заведению, я собирал чемоданы в Барселону, где мне предстояло окунуться в бурлящую жизнь последнего студенческого семестра. И жизнь эта оказалась совсем отличной от той, что я вел, учась в НЕС Paris School of Management, где проходил основную часть программы.

Стоит отметить, что каждая бизнес-школа характерна своим подходом к количеству индивидуальной и групповой работы студентов, поощрению конкурентной или коллаборативной среды на курсе. Даже такая формальность, как оценки, имеет совсем разное значение на разных программах. Именно поэтому специалисты по постдипломному образованию рекомендуют обращать особое внимание на выбор учебного заведения и поступать в ту школу, которая подходит именно вам. На контрасте с НЕС Paris, где студенты, кооперируясь и работая в малых группах, решают кейсы и разрабатывают проекты в атмосфере межкультурного сотрудничества, а также слушают лекции и принимают участие в групповых семинарах, система обучения IESE стала для меня неожиданным открытием.

Так как IESE была основана при всестороннем участии Harvard Business School, школа полностью переняла методику американских бизнес-школ. А что это значило? 90% обучения в школе проходит за разбором кейсов (case studies), а это означает, что лекций в школе в принципе не существует и все занятия представляют собой обсуждения в классе. Учитывая тот факт, что студентов в аудитории может быть до 70 человек, шанс высказаться в течение урока предоставляется далеко не всем. А при большом количестве говорливых американцев скромные и менее громкие студенты, к примеру из Японии, оказываются практически за бортом. Ситуацию для застенчивых студентов усугубляет то, что в IESE 100% финальной оценки за курс составляет участие в классных дискуссиях: ни по одному из курсов, которые я брал в Барселоне, я не сдавал ни одного экзамена, не писал ни одной письменной работы. Так что, если хотите успевать в IESE, для начала отбросьте стеснение и старайтесь высказывать свое мнение в классе как можно чаще и громче. Однако и здесь вам придется постараться: политика школы такова, что оценки по всем курсам выставляются «по кривой», а это значит, что, как правило, 10% курса получат «А», 30–40% – «В», еще 30–40% – «С», 10–15% – «D», а остальные просто обязаны завалить курс. Идеология школы гласит, что данная система приближает студентов к реальной бизнес-среде, где всегда будут победившие и проигравшие, а за свое выживание придется побороться. Представьте себе боевой настрой 70 ваших однокурсников, которые в начале года садятся с вами за парты, зная, что кому-то из вас придется завалить предмет. Быть неконкурентным в такой среде просто не получится.

Но время в Барселоне, конечно, было не только борьбой за выживание в стенах бизнес-школы. Месяцы, проведенные в европейской «столице вечеринок», были также наполнены новыми знакомствами, поездками по побережью, средиземноморским солнцем, ну а еще... поисками работы и поездками на интервью.

Перекресток семи дорог

Итак, я начал поиски работы. Судя по количеству предложений с впечатляющем уровнем зарплат, приходивших из Москвы, проблем с поисками работы в нашей столице не предвиделось. Однако моей задачей было найти международную позицию в Европе. Понимая, что без блестящего французского языка дорога в любимый Париж практически закрыта, я начал ездить на интервью по различным направлениям: от Барселоны и Брюсселя до Стокгольма и Копенгагена. Последний семестр теперь прерывался практически еженедельными полетами на собеседования.

Дело шло к Рождеству, и полосы влиятельной газеты The Financial Times украсил новый ежегодный рейтинг «Лучшие бизнес-школы Европы». Я не случайно говорю «украсил», потому что для НЕС Paris этот декабрь стал настоящим праздником. Впервые авторитетное британское издание расположило лидеров европейского бизнес-образования следующим образом: 1. НЕС Paris, 2. London Business School, 3. IMD (Лозанна), 4. Instituto de Empresa (Мадрид), 5. IESE Business School и т.д. Даже такой «монстр», как INSEAD, оказался только на 10-м месте. Стоит ли говорить, что у меня как студента НЕС оптимизма прибавилось. Как и прибавилось предложений о работе.

Улицы Барселоны украсили нарядные искусственные елки и праздничная иллюминация, и я решил, что подпишу предложение о работе, пришедшее из барселонского же офиса Mercer Management Consulting. Несмотря на то что я никогда не горел желанием идти в консалтинг и работать там в выходные и до 2–3 часов ночи (это норма для консалтинговых компаний), меня подкупала Испания, а также мотивировали усилия, которые приложил при прохождении интервью для Mercer.

К слову сказать, интервью в консалтинговые компании представляют собой довольно специфичный процесс. В отличие от довольно гуманных собеседований в индустрию, консалтинг славится наиболее извращенным процессом, состоящим из так называемых «кейсовых интервью», где в течение 30–40 минут соискателям предлагается справиться с задачкой из бизнеса, головоломкой или «гесстимейтом» (от англ. guesstimate – guess + estimate [угадай + оцени]). К примеру, на одном из интервью в Барселоне для Mercer мой «гесстимейт» звучал так: «Антон, как вы знаете, президент США во многих источниках упоминается как George W. Bush. Представьте, что с завтрашнего дня никто не будет добавлять букву W. Сколько чернил в мире будет сэкономлено в год в миллилитрах? У вас есть 30 минут, чтобы назвать мне цифру. Начнем. Молчать запрещается, приступайте рассуждать вслух». Причем, самое интересное, что на таком интервью вы действительно должны назвать цифру, предположив предварительно, сколько чернил тратится на букву, сколько книг, газет и журналов упоминают имя Буша за год и т.д. и т.п. После такого задания все прочие «гесстимейты» про количество самолетов, находящихся на данный момент в воздухе, или число заправочных станций в Каталонии казались мне не такими уж сложными.

Помня обо всех пройденных кругах ада в Mercer, я подумал, что раз уж я прошел их, надо соглашаться на работу, и подписал контракт. Начал ждать разрешения на работу. Прилетел в Иркутск на рождественские каникулы. Весело встретил Новый год. Пригласил всех друзей на лето в Барселону. И через пару недель получил звонок из Mercer. «К сожалению, нам не удается оформить разрешение на работу для вас в Испании, – сказала милая девушка из отдела по персоналу. – И поэтому мы предлагаем вам начать работать первый год в нашем офисе в Дубае. После 12 месяцев мы попробуем перевести вас в Испанию». Мечты потихоньку рушились. Я понял, что летние каникулы в Барселоне с друзьями отменяются, и немедленно вылетел в Париж.

Ехать на год в Дубай желания не возникало. Однако, когда мне позвонили из дубайского офиса и пригласили приехать на уикенд в Эмираты за счет компании, я согласился посмотреть офис и страну. В момент, когда я вышел из аэропорта и обнаружил, что в конце февраля температура в городе достигала отметки +39 градусов, а меня с головой накрыла песчаная буря, я решил, что в Дубай не поеду. Так, после трех дней, проведенных в невероятной арабской роскоши, я вернулся во Францию и начал искать работу заново.

Пару месяцев, которые я провел за телефоном, электронной почтой, на интервью и в самолетах между европейскими городами, я запомню, как один из самых тяжелых периодов в моей жизни. Я никогда не любил две вещи: неопределенность и ожидание. Весной 2007 года я сполна хлебнул и того и другого. В течение этого времени также прошла церемония вручения дипломов в НЕС, где, по оценке успеваемости и вкладу в продвижение школы, я был занесен в «Лист декана», куда попали только 15 из 2000 выпускников HEC Grande Ecole и МВА в 2007 году. Это прибавило во мне «куража» и уверенности, и уже в мае я нашел, что искал. В конце весны прошлого года я принял предложение по работе от французского электрического гиганта – компании Schneider Electric.

Жизнь после МВА есть

Таким образом, год назад я начал работать в головном офисе компании в Париже в должности Strategy Projects Leader. Для справки, компания Schneider Electric является мировым лидером в управлении электрическими системами и энергетикой. Будучи предприятием из списка Fortune-500, Schneider Electric представлена в 190 странах мира, имеет 130000 сотрудников и продажи в 17 млрд EURO. Я был искренне рад представившейся возможности начать свою пост-МВА-карьеру сразу во всемирной штаб-квартире такого гиганта в непосредственном подчинении у Senior Vice President и работать над международными стратегическими проектами, так как я изначально искал позицию либо в маркетинге, либо в стратегии. Разумеется, остаться в любимом Париже также стало для меня подарком судьбы, на который я, если честно, не очень и рассчитывал.

За один год работы я руководил группой из 12 сотрудников, работающих над запуском нового завода в России по шведской технологии, разрабатывал стратегию для входа на британский рынок умных домов (это один из продуктов, который производит Schneider Electric), занимался переходом от бизнес-модели, основанной на продаже продуктов, к модели предоставления «готовых решений» для глобальных клиентов компании. В целом, весь первый год в Schneider прошел для меня в самолетах между Парижем, Стокгольмом, Копенгагеном, Москвой, Кёльном и Лондоном, где проходили мои проекты.

С недавнего времени я начал заниматься новыми, не менее интересными проектами, которые теперь включают организационную трансформацию одного из 5 больших бизнес-юнитов компании, оптимизацию линейки продуктов (11 менеджеров в моей команде), а также разработку новой системы всемирного скрининга компаний для отдела глобальных слияний и поглощений (где я являюсь лидером группы из 7 человек). Работа на таком уровне – это в первую очередь награда, во вторую – испытание. Это практически еженедельные командировки по Европе и за ее пределы (к примеру, я только что вернулся из двухнедельной рабочей поездки в Индию), а также постоянное оттачивание навыков лидерства в межнациональной среде. Если взять, например, последний из перечисленных проектов, моя команда состоит из сотрудников, базирующихся во Франции, Колумбии, Швеции, Греции, Иране и Китае. С одной стороны, это невероятно интересно! С другой же, единственная возможность живого общения для нас всех – это 2 часа дня по Парижу, когда в Боготе еще 7 утра, а в Пекине уже 8 вечера...

Что ж, жизнь после МВА безусловно есть. А особенно во Франции. Несмотря на то что на налоги и сборы уходит около 50% зарплаты, я получаю здесь 45 рабочих дней (около 2,5 месяцев) отпуска в году. Несмотря на то что квартира в центре города и кредит за обучение «съедают» довольно много средств, я живу в Париже!

Комментарии Фейсбук Вконтакте