Отзыв об учебе в Chicago GSB

Дата публикации 09.09.2015

Олег Зубарев, Екатерина Гамонина, программа full-time MBA, выпуск 2007 года.

Олег Зубарев, Екатерина Гамонина, программа full-time MBA, выпуск 2007 года.

Олег: Описать кратко впечатления от одного года обучения в бизнес-школе достаточно сложно. С одной стороны, каждый из этих 277 дней был уникальным и необычным. С другой стороны, все они смешались в одну пеструю ленту из лекций, экзаменов, корпоративных презентаций, интервью, вечеринок и путешествий с друзьями в поисках Америки, так что вспомнить что-то одно – уникальное и особенное – сложно. Но попробуем.

Решение получать степень МВА я вынашивал долго. Семь лет подряд каждую весну я думал о том, что пора начать готовиться к GMAT и писать эссе, и каждую весну случалось что-нибудь интересное: то новая работа, то повышение по службе, то переезд в Москву, то еще что-нибудь в этом роде. Тем не менее, в сентябре 2004 года я понял, что дальше откладывать некуда. Мне было 28 лет, у меня была очень неплохая работа, в которую я, что называется, врастал. Шансы же на то, что я смогу бросить все и уехать за океан, стремительно уменьшались. А мне было интересно посмотреть на другую жизнь, почувствовать на себе все прелести лучшего в мире бизнес-образования. Устав от собственной нерешительности, я достал с полки учебник по GMAT, сдул с него пыль и начал готовиться. (Кстати, при принятии решения я практически не руководствовался финансовыми соображениями, не строил дисконтированных денежных потоков и пр. Для меня это слишком важное решение, чтобы при его принятии думать о деньгах. Я знал, что денег на жизнь мне будет хватать как со степенью МВА, так и без нее, а остальное – детали.)

Екатерина: Я всегда знала, что поеду учиться, поэтому вопрос «Надо ли и зачем?» передо мной никогда не стоял. Если же все-таки постараться ответить на него, то получится следующее: во-первых, я хотела получить хорошее образование в области бизнеса, во-вторых, иметь степень МВА в целом престижно, в-третьих, у меня было желание пожить и поучиться в другой стране. Тем более, хотелось объездить ее всю, что довольно сложно сделать, работая на полную ставку. Тест GMAT был сдан 5 лет назад и выбор был следующим: либо пересдавать его, либо поступать в бизнес-школу, не откладывая, – такая вот нехитрая мотивация.

Олег: Я решил поступать только в американские школы, как по личным причинам, так и потому, что они дают больше возможностей в плане трудоустройства. С американским дипломом есть шанс найти работу в США, Европе и России, с европейским – попасть в Америку достаточно сложно. Немаловажным фактором была доступность кредитов – в тот год, когда я поступал, европейские бизнес-школы выдавали их неохотно. Рейтинги я использовал только для определения первоначального списка школ, о которых стоит задуматься. Проблема рейтингов, на мой взгляд, состоит в том, что никому, кроме поступающих, они не интересны. В составлении каждого рейтинга используются собственные критерии оценки, зачастую не совпадающие с требованиями к школе самого абитуриента. Именно поэтому полагаться на них при выборе конкретной школы, на мой взгляд, не стоит. Составив список из десяти школ, я стал подробно изучать особенности каждой их них, ходить на презентации, встречаться со студентами и в итоге подал документы в пять учебных заведений. Уже после подачи документов мы с Екатериной поехали в Америку и посетили все школы, в которые подали документы. Приоритеты радикально поменялись, поэтому я бы рекомендовал каждому поступающему, если есть возможность, съездить в школы лично. В конце концов, в любом из хороших учебных заведений вы получите сравнимый набор знаний, приблизительно одинаковые шансы найти работу – разница же заключается только в том, как вы проведете два года учебы.

Екатерина: Поскольку у Олега было множество аргументов в пользу учебы в американских школах, я в основном ориентировалась на них. В принципе, по всем признакам меня потенциально интересовала INSEAD во Франции (программа, которая начинается в январе и включает стажировку в летние месяцы), но не оказаться же нам по две стороны океана, в конце концов!

Про выбор школы могу добавить только одно: в Chicago GSB я влюбилась с первого взгляда. Причем именно взгляда, потому что по рейтингам, разговорам с представителями приемной комиссии на презентациях и так далее школа мне нравилась, но была далеко не на первом месте в списке предпочтений. И только пролетев полмира, проехав от Нью-Йорка 14 часов на машине и проведя полдня в Chicago GSB, я вышла с ощущением, что хочу поступать сюда и только сюда. Многие потенциальные абитуриенты, насколько я поняла, резко меняют мнение об учебном заведении именно после визита на кампус. То ли потому, что здание фантастическое, то ли профессора производят неизгладимое впечатление, то ли принимающие студенты настолько дружелюбны – не знаю, но факт остается фактом. Я же очень советую лично приезжать во все интересующие школы, даже при том что это дорого и требует много времени, часто отпускного.

Олег: Подготовка пакета документов у меня заняла четыре месяца. Первый месяц ушел на выбор школ и подготовку к тестам. К ним я готовился самостоятельно по учебникам Kaplan и Princeton Review. Эссе тоже писал сам, но при этом давал их посмотреть своим друзьями, чтобы они взглянули на него свежим взглядом. В эссе я стрался убедить приемную комиссию в том, что я: а) знаю, чего хочу в жизни; б) знаю, чего мне для этого не хватает; в) понимаю, как именно эта школа поможет мне в достижении поставленных целей, и г) буду интересным студентом, у которого сокурсники смогут многому научиться. Документы я подавал во второй волне (round) – попасть в первую я не успевал, а при поступлении с третьей шансы стать слушателем бизнес-школы относительно малы, так как мест остается немного и около половины из них отдаются абитуриентам, стоящим в «листе ожидания» (wait-list). Интервью я проходил в Москве с выпускником школы. Собеседования в самой бизнес-школе обернулись очень приятным общением с интересными людьми. Однако и к тому, и к другому, естественно, было необходимо готовиться, как к собеседованию при приеме на работу. У меня были заранее заготовлены рассказ о себе, описание среднесрочных и долгосрочных жизненных целей, а также доводы в пользу степени МВА самой по себе и обучения в конкретной школе.

Екатерина: Каким бы удивительным это не показалось, но на интервью я совершенно не ожидала просьбы, которая звучала так: «Рlease walk me through your resume», то есть «Расскажите о том, что вы указали в своем резюме». К ней я была явно не готова. Поэтому хотела бы предупредить всех абитуриентов: готовьтесь к подобному вопросу заранее, скорее всего, вы его получите на собеседовании. Еще одна особенность школы, касающаяся именно проведения интервью: представители Chicago GSB нередко задают много детальных вопросов, например о выполнении какого-либо проекта. Это делается не потому, что вас пытаются поймать на лжи, а потому, что это искренне интересует их! Данный факт мне показался удивительным и еще более расположил по отношению к школе.

Олег: Через три месяца мне позвонил представитель приемной комиссии и поздравил с поступлением – с этого момента у меня началась другая жизнь.

Екатерина: Мне, в отличие от Олега, никто не позвонил. Меня поставили на wait list. Правда, быстро с него сняли и теперь утверждают, что были не правы. Wait list – довольно неприятный опыт: просто не знаешь, что будет дальше.

Олег: Если кто-то попросит меня охарактеризовать Chicago GSB в двух словах, то они будут такими: «Свобода выбора». В школе нет обязательных предметов (кроме одного курса) и обязательных культурно-массовых мероприятий (при этом возможных вариантов гораздо больше, чем можно вместить в 24 часа). Вы можете выбрать курсы попроще или, как сделал я, взять курс Advances Microeconomics, требующий 20 часов в неделю на подготовку; а можете несколько раз в неделю ходить на всевозможные вечеринки или же сконцентрироваться на поиске работы. Можно организовывать учебные группы со знакомыми вам людьми или, наоборот, стараться максимально расширить круг общения. Таким образом, с самого начала студенты учатся собирать и анализировать информацию, оценивать собственные силы и нести ответственность за свою судьбу.

Аналитический подход к решению задач является второй важной особенностью школы. Любое утверждение должно быть подкреплено фактической базой. Даже в таких предметах, как маркетинг (который для меня, человека достаточно далекого от этой дисциплины, всегда представлялся достаточно качественной наукой, основанной больше на ощущениях), было много моделей и цифр, подтверждающих или опровергающих те или иные гипотезы.

Третьей особенностью школы является глубина научной работы, которая проводится профессорами. Школа лидирует среди других бизнес-школ по количеству нобелевских лауреатов в области экономики и финансов. Двое из них читают лекции и сегодня. Не будет преувеличением сказать, что вся современная теория финансов была разработана здесь (если вы имеете отношение к финансам, то такие имена чикагских профессоров, как Миллер, Фама, Шоулс, должны вам многое сказать). Фама до сих пор читает курс, иногда даже в аудитории, названной в честь него одним благодарным выпускником. Кроме того, собственно, школа является неотъемлемой частью Chicago University, в котором была создана первая управляемая ядерная реакция и работал Милтон Фридман (Milton Friedman), нобелевский лауреат по экономике 1976 года. Все это создает достаточно специфическую академическую атмосферу, которая мне очень близка.

Самым большим сюрпризом в обучении для меня было количество времени, посвященного трудоустройству. К счастью, с нашего года презентации компаний начинаются через три недели после начала учебы (раньше они начинались одновременно), поэтому есть время переписать резюме и подготовиться к этому достаточно трудоемкому процессу. Очень большую поддержку оказывает центр карьеры и второкурсники – члены соответствующей студенческой группы. Они просматривают резюме, проводят интервью, устраивают репетиции корпоративных презентаций, рассказывают об особенностях тех или иных компаний и отраслей. Несмотря на это, с октября по февраль на поиск места летней работы уходит около половины всего времени, что не может не отвлекать от учебы. Зато это полезный жизненный опыт, который очень пригодится в будущем.

Екатерина: А еще здесь очень милые люди. Серьезно, чикагцы отличаются тем, что они очень, что называется, down-to-earth, дружелюбные и приятные. Даже в период рекрутинга, когда все бьются за одно и то же рабочее место, я не заметила никакого напряжения в отношениях: все друг другу помогали решать кейсы по консалтингу.

Олег: В заключение хочется сказать, что практически все, что вы когда-либо услышите о Chicago GSB, правда, потому что каждый проводит эти два года как считает нужным. Есть люди, для которых они – это время упорной учебы, а есть те, для которых, в первую очередь, большая вечеринка. Есть люди, которые очень просто нашли любимую работу, а есть и те, для кого поиск работы несколько затянулся. Утверждение о том, что в бизнес-школу главное попасть, а дальше все само собой устроится, это миф. Поступление в бизнес-школу – это только начало, хороший шанс в жизни. И от каждого конкретного человека зависит, как именно использовать его.

Комментарии Фейсбук Вконтакте